Цитаты из фильма «Король Артур»

«Король Артур» (на английском: King Arthur) — художественный фильм 2004 года совместного производства США и Ирландии. Фильм описывает историю короля Артура и рыцарей круглого стола с точки зрения теории, идентифицирующей Артура с римским генералом Луцием Арторием, и заметно отличается от известных версий артуровской легенды, изложенных Гальфридом Монмутским и Томасом Мэлори.

Режиссёр: Антуан Фукуа. Сценарист: Давид Францони.

Теглайн: «The Untold True Story That Inspired The Legend», «Rule Your Destiny»

Цитаты

 

Есть легенда, что кони — это погибшие некогда всадники. Ему ведомо всё, он тебя убережёт. — сыну на прощание

 

There is a legend that fallen knights return as great horses. He has seen what awaits you, and he will protect you.

  — Отец Ланселота
 

Пелагий: Смотри, Артур. Юные воины. Если будет на то твоя воля, ты поведёшь их за собой, как некогда твой отец.
Артур: Как полководец?
Пелагий: Да. Но с этим связана священная обязанность — беречь, защищать, ценить их жизнь превыше собственной, а если они погибнут, прожить жизнь достойно, чтя их память.
Артур: Но почему я?
Пелагий: Мало кто жертвует собой во имя многих других. Мир далёк от совершенства, но, быть может, благодаря таким людям как ты и я, и они, он его достигнет.

 

Pelagius: Behold, Arthur. Young knights. If you so choose, they may some day be yours to lead, as your father before you.
Arthur: I’m to be their commander?
Pelagius: Yes. But with this title comes a sacred responsibility to protect, to defend, to value their lives above your own and, should they perish in battle, to live your life gloriously in honour of their memory.
Arthur: And what of their free will?
Pelagius: It has always fallen to a few to sacrifice for the good of many. The world isn’t a perfect place, but perhaps people like you, Arthur, and me and them can make it so.

 

Оставь молитвы, друг. Твой бог здесь не живёт.

 

Save your prayers, boy. Your god doesn’t live here.

  — Гавейн
 

Борс: Ну а ты, Ланселот, чем займёшься дома?
Ланселот: Ну если жена Гавейна и впрямь будет красавицей, постараюсь почаще наведываться к нему. Его жена будет рада гостю.
Гавейн: Ясно. А мне что делать?
Ланселот: Дивиться и радоваться, что твои дети похожи на меня.
Гавейн: До твоей кончины или после?

 

Bors: What about you, Lancelot? What are your plans for home?
Lancelot: Well, if this woman of Gawain’s is as beautiful as he claims, I expect to be spending a lot of time at Gawain’s house. His wife will welcome the company.
Gawain: I see. And what will I be doing?
Lancelot: Wondering at your good fortune that all your children look like me.
Gawain: Is that before or after I hit you with my ax?

 

Епископ Германиус: Выполни поручение — и воинов отпустят сей же час. Их грамоты будут здесь, когда они вернутся. Вот моё слово.
Артур: Подумайте, прежде чем его давать — ведь придётся сдержать. А иначе ни римский легион, ни войско Папы, ни сам Господь вас не спасут. Вот моё слово.

 

Bishop Germanius: Fulfill this mission, and your men will receive their discharge. Their papers will be waiting here the moment they return. You have my word.
Arthur: You think very hard upon that vow, Bishop, for I will hold you to it. Break it, and no Roman legion, papal army, nor God himself will protect you. That is my word.

 

Римляне не сдержали слово. Но Артур сдержит. Этого достаточно.

 

The Romans have broken their word. We have the word of Arthur.

  — Дагонет
 

Я сгину в бою — я твёрдо знаю. Надеюсь, в бою не по приказу.

 

I will die in battle. Of that I’m certain. And hopefully a battle of my choosing.

  — Ланселот
 

Мариус Гонориус: Они все язычники! Они отказались исполнить то, что повелел им Бог! Они умрут в назидание другим!
Артур: За отказ становится рабами?!

 

Marius Honorius: They’re all pagans here! They refuse to do the task God has set for them! They must die as an example!
Arthur: You mean they refused to be your serfs!

 

Гвиневра: Ты убил много британцев?
Артур: Лишь тех, что угрожали мне. Желание жить человеку присуще.
Гвиневра: Живут животные. Человеку присуще желание жить вольно. У себя на родине.

 

Guinevere: How many Britons have you killed?
Arthur: As many as tried to kill me. It’s the natural state of any man to want to live.
Guinevere: Animals live! It’s a natural state of any man to want to live free in their own country.

 

Гвиневра: Какой он, твой дом?
Ланселот: Мы забивали козлов, кровь их пили, у костров танцевали… [смеётся] А что запомнилось — дом. Степи как море, от горизонта до горизонта, на коне не доскачешь. И синие широкие небеса. И нет границ.
Гвиневра: Мы свободой это зовём. За неё и боремся. За народ, за землю… За право идти своей дорогой.

 

Guinevere: What was it like, your home?
Lancelot: We sacrificed goats, drank their blood, danced naked round fires. What I do remember… Home… Oceans of grass from horizon to horizon, further than you can ride. The sky, bigger than you can imagine. No boundaries.
Guinevere: Some people would call that freedom. That’s what we fight for — our land, our people. The right to choose our own destiny.

 

Деяния бессмысленны, если питают их не благие помыслы.

 

Deeds in themselves are meaningless unless they’re for some higher purpose.

  — Артур
 

Седрик: Артур. Куда ни ступи на этом острове, везде твоё имя. Его произносят чуть не шёпотом, как-будто ты… бог. А я вижу лишь плоть, кровь — ты такой же бог как тварь, на которой сидишь.
Артур: Твои условия, сакс?
Седрик: Рим бросил тебя. За что ты бьёшься?
Артур: За то, что вне понимания и твоего, и римлян.
Седрик: Пришёл просить о мире? Опустись на колени.
Артур: Я пришёл увидеть лицо. Чтобы лишь я смог узнать тебя на поле боя. А ты запомни моё лицо, сакс. Ведь оно будет последним, что ты узришь перед страшной кончиной.

 

Cerdic: Arthur. Hm. Wherever I go on this wretched island I hear your name. Always half-whispered, as if you were a… god. All l see is flesh, blood. No more god than the creature you’re sitting on.
Arthur: Speak your terms, Saxon.
Cerdic: The Romans have left you. Who are you fighting for?
Arthur: I fight for a cause beyond Rome’s or your understanding.
Cerdic: Ah. You come to beg a truce.
Arthur: I came to see your face, so that I alone may find you on the battlefield. And it would be good for you to mark my face, Saxon, for the next time you see it, it will be the last thing you see on this earth.

 

Соратники! Желанная свобода вами заработана. Но родина, к которой мы стремимся, не где-то в далёком краю — она в нас! И она нуждается в защите! Если погибнуть суждено — тому и быть. Но пусть история запомнит, как свободные люди сражались по своей воле.

 

Knights, the gift of freedom is yours by right. But the home we seek resides not in some distant land. It’s in us and in our actions on this day. If this be our destiny, then so be it. But let history remember that as free men we chose to make it so.

  — Артур

Расскажите своим друзьям: