Цитаты из сериала «Агент особого назначения»

«Агент особого назначения» — российский сериал 2010 года.

 

В кабинете генерала спецслужбы идет отбор кандидата на должность суперагента. Генерал просматривает файлы кандидатов и морщится:

— Нет, всё не то. Тут половина голыми руками слона удавит, но два на два не перемножит, а остальные сплошь психологи и стратеги, но сунь их в маршрутку в час пик, так их даже пенсионеры порвут.

 

— Ты такой храбрый, потому что ничего страшнее поноса у тебя в жизни не было.

— А у меня и поноса не было.

 

— Ну и чего ты смотришь на меня, как хорек на барабан?

— Это как?

— С восторгом.

 

За неимением горничных будем иметь дворника.

 

Не плюй в глобус, а то попадёшь под автобус.

 

Боец говно, но зато удар — как конь копытом. Если, стреляя, будет целиться — ни за что не попадет, а на нервах — мухе задницу на лету отстрелит.

 

— Чуешь хахаля на хате? Нет в шкафу — ищи в кровати.

— Это в каком смысле?

— Это в смысле мудрить не надо!

{{Q|— Неужели никаких шансов?
— Ну почему? Если даже голой задницей прыгнешь в муравейник, штук двадцать обязательно раздавишь.

 

Кто вы такой? Караоке-инвест груп; или цитрамон-азия-холдинг, на Ваш выбор

 

Моё дело волны задом отбивать, а вот ты думай.

 

Две беды: дураки и дороги. Встретишь дурака — окажешься на дороге.

 

Лучший брат — это чужая сестра.

 

Сказал «А» — не будь «Б».

 

Нет лучше жизненной стратегии, чем вид на жительство в Норвегии.

 

По капусте и снайпер может, а козел — ни разу.

 

— Что такое «часть суши, окруженная водой»?

— Рис.

 

Баба — ей хоть куда погоны вешай — она всегда останется бабой!

 

Страшила с мозгами — и кирдык Изумрудному городу.

 

— Хэндс ап!

— А хэндс фри тебе не надо?

 

С виду — обыкновенная моль, а шубы нет.

 

Хочешь жить — верти уменьем.

 

Живет как материалист, но работает как философ.

 

— Моя хата с краю!

— Ты что это по-английски заговорил?

— В каком смысле?

— Ну, ты сказал «мое сердце плачет».

 

Волнуешься — не пей, а если пьешь — не волнуйся.

 

Дистанция толщиной в одни брюки.

 

Совет вам да любовь общего режима!

 

Выражение лица — под навзничь.

 

Дело было вечером — утром худо печени.

 

— Молодой, горячий…

— Ничего, состарится — остынет.

 

Что до зоны за бабло — после зоны западло.

 

— Что, у нас кокаина в доме ни грамма?

— Ой, я в кокаиношную забыл сходить!

 

Ложка тем отличается от вилки, что дорога к обеду. Но если ложка опаздывает — наступает вилка.

 

Кому-то шутка жизнь продлевает, а кому-то личное дело.

 

— Ты на кого клыками целишься? Да я свистну…

— Не глупи, свистун. Пока ты свистнешь, я тебе десять раз губы вырву.

— Да за меня люди тебя на тёрке натрут, на стельки порвут!

 

Базара много, а понты как у фраера.

 

Капля мимо — литр в цель.

 

— Как дела?

— Как у мокрой соли в солонке.

— Это как?

— Не высыпаюсь.

 

— Как дела?

— Как у стрингов.

— Это как?

— Глубоко в жопе!

 

— Кто такой полковник Борисов?

— А по горизонтали что?

 

«Никчемуха» — полуправда.

 

— Неудобно? Неудобно какать в дудочку!

 

Ты еще вспомни, как Царевна-лягушка на коже спалилась.

 

Надругательство — это когда друг друга.

 

Там живут замечательные, трудовые люди. Им замочить человека не составит никакого труда.

 

Будешь растягивать удовольствие — заработаешь растяжение удовольствия.

 

Скорее русалка сядет на шпагат!

 

Да она же всех разводит, как Айвазовский краску охрой!

 

Быть волкодавом — это значит давать волкам.

 

— Мы их порвем, как нано-Тузик нано-грелку.

— Это как?

— На о-очень маленькие кусочки!

 

Ты извини меня за тогда…

 

Спецназ вскроет эту квартиру, как фея тыкву на балу.

 

— Что бы ты ни сделал, тебя все равно жалко.

 

Что естественно, то не безопасно.

 

— Хорошо проехали, как в девяносто пятом.

— Это как?

— Всего три штрафа, а сколько удовольствия!

 

— Я для вас это сделаю, а вы меня же и закроете.

— А есть за что?

— А вам влияет?

 

Да не пугай ты бабу родами!

 

— А что, неужели все так серьезно?

— Ну, вроде пукнул как обычно, а рвануло весь гараж.

 

Такое бывает. Ищешь желуди под елкой, а находишь БТР.

 

— Я запрещаю тебе походить к нему!

— На какое расстояние?

— На расстояние вытянутого лица!

 

Бесплатный труд превратил человека в обезьяну.

 

Он хотел далеко шагнуть, да попа треснула.

 

Хороший боксер никогда не берет лишнего в голову.

 

Или он поработает живцом — или станет не жильцом.

 

— Ой, я такая неловкая, как понос в чемодане!

 

— Как ты в этот раз облажался?

— У меня были форсмажорные нервы.

 

Учись у страуса: задница в клочья — зато башка цела.

 

Никогда не бери чужого, особенно дерьма.

 

— Ну что, сообразил?

— Сообразилия — не моя страна.

 

— Твои ребята влипли, как сопля в навоз, то есть с брызгами.

 

— А здорово ты их. Ты что, боксер?

— Нет, школа «кисловодской медузы».

 

Лицо спокойное, как у пингвина в сауне.

 

Они прихватили его за мускулюс глютеус. <за ягодичную мышцу>

 

Что ты хочешь от этой страны, где даже кофе уже не мужчина!

 

Во имя овса и сыра, и свиного брюха. Алюминь!

 

Дважды только стоматологу интересно в одну дырку.

 

А вот сегодня, Василий, государство — с человеческим лицом.

 

Круглый дурак в квадратном гробу — это как то не по Фэн-шую.

 

Вот я всегда чувствовал, что москвич — по сути кличка.

 

— Где Барабанов?

— Понятия не имею.

— Так поимей… это понятие.

 

Отцифрованное поколение

 

Вас не тронет: он старость уважает! Ну, поколотит и всё.

 

Он меня расколол в секунду. Как Чак Норрис вафельку.

 

Тут народу столько…. плюнуть не в кого.

 

Не надо тянуть на себя идеалы.

 

Упёрлись в это, как трава в кузнечик.

 

Нашатырь — это когда наши тырят.

 

— Да таких специалистов днём с огнем не найти!

— Хорошо днём согнём вечером разогнём.

{{Q|— Что ты смотришь на меня как араб на мацу?
— Это как?
— С непониманием!

 

— Сезанн — квадратный метр импрессионизма.