Цитаты из фильма 72 метра

«72 метра» — российский художественный фильм Владимира Хотиненко по сценарию Валерия Залотухи.

— Фуражка моя где?
— Пл-лавает, товарищ командир!
— Всем доставать мою фуражку!
— Мичман! Это что?
— Рыбка, товарищ капитан второго ранга!
— Вижу, что не сколопендра!
Это что ещё за безобразие? Музыка никакая, а слова про нас, про подводников. Мы из другого теста.
— А что это на вас за корыто, товарищ лейтенант?
— Фуражка, товарищ капитан первого ранга!
— Бросьте ее бакланам, чтоб полную навалили…
 — Если Вы к поднятию флага не будете на лодке, товарищ командир Вас мехом внутрь вывернет… и нас тоже.
— Гена… Гена может.
 — Экипаж! Срочное погружение!
— А где же наша лодка?
— А мы без лодки!
 — Ну, козыри дивные! Я вам задницы-то развальцую!
 — А бутылку поставит?
— Две поставит!
— Завалим! Так, у коровы где сердце?
— Слева…
— Ну да, если корову поставить на задние лапы, то слева. А рога у коровы есть… Это плохо…
 — В Венецию хочу. Посетить то место, где Отелло Дездемону задушил.
— Правильно. Поднимемся, посетим.
— Он её на Кипре задушил.
— Жаль. Потому что хочется в Венецию.
Кто болеет за «Спартак», у того дела ништяк! «Спартак» — чемпион!
Дорогие американские друзья, распушите свои локаторы, прослушайте бесплатное приложение к нашему телеграфу:
красную облупленную культяпку вам всем на воротник, в чугунном исполнении от Советской власти, чтобы подворотничок не пачкался и башка не болталась. А теперь маленький концерт силами экипажа! (неразборчиво под «Прощание славянки»)
— А ты случайно не хохол?
— А что такое? Нет, я русский.
— Был у нас тут один русский, Чан. А оказался хохол. Из бывших замполитов.
Янычар: — А где Иван?
Крауз: — Нелли рожает, роды тяжёлые.
Янычар: — Щас тут у нас у всех роды тяжёлые будут.
 — Заместитель командира по политической части капитан 3-го ранга Иванов!
— Я!
— Кость лобковая…
Орлов: — Ну, уж если Иванов принял… Коноваленко, давай!
Крауз: — Ольга тебе не простит…
Желающие принять украинскую присягу — выйти из строя! (два капитана 3-го ранга делают шаг вперёд) Остальные — айда за мной.
— Янычар, стой! Остановись! Останови своих! Я приказываю!
— (украинскому офицеру) Презерватив всмятку. (дирижёру) Ор-ркестр-р! Ор-ркестр-р! «Пр-рощание славянки»!
— Есть!
— Экипа-аж! Шагом — арш!!!
Мир так мало обращал на него внимание, что он считал себя уже покойником.
 — Товарищ мичман, а можно?..
— Можно бабу… На, не части.
Мукмамбетов, ты лучший!
 — Когда я ему сказал, что хочу стать подводником, он мне дулю показал. «Вот, говорит, тебе, внучок, а не часы! Понял?» И помер дед. А когда он в гробу лежал, я их у него и…
— Чё, спёр!?!
— Ну а зачем они ему там?!..
— Шшш!
— Ну, а зачем они ему там нужны, сам посуди?!
Post scriptum. Что с латинского переводится — смотри ниже, чувак!
 — Товарищ командир, мы умрём?
— А как же. Только не щас, а лет через сто, когда старенькими будем.
 — А капитан-лейтенант Орлов есть?
— У него день рождения.
— Чё, сегодня?
— Вторая неделя пошла…
Мамкина норка!
За Пицунду и на кукан!
Я прошел сложный путь от сперматозоида до командира подводной лодки.
 — Легкоступов… ты знаешь, какая у тебя фамилия? Легкоступов, то есть, лёгкий, можно сказать, воздушный… Ты чё написал?! Тельняшка через букву «и», шинель через букву «е», а ботинки вообще!.. Ты чего, Легкоступов?! Ты слушай меня, Легкоступов. В русском языке есть слова, их там много. Когда их составляешь вместе, получается предложение, где есть сказуемое, подлежащее и прочая светотень. И всё это — великий русский язык, Легкоступов. Ты меня понял?!
— Так точно, товарищ командир!
— Так вот, у нас великий русский язык! В нём переставь местоимение, сказуемое и подлежащее, и появится интонация: «Наша Маша горько плачет», или «Плачет наша Маша горько». Ты понимаешь?! Это ж поэзия! Это ж былины, мамкина норка!!.. А есть вообще предложения в одно слово: «Моросит», «Вечереет», «Смеркается»… Ты чувствуешь?
— Так точно, товарищ командир!
— Ни хрена ты не чувствуешь! Когда я читаю, что ты написал, я чешусь в самых нескромных местах! Тут же член можно сломать, пока до конца абзаца доберёшься! Кто тебя учил?
— В школе.
— Покажи мне, и я разорву его, как тузик грелку.
— Я же говорю — в школе.
— А я что, за границей, что ли учился, Легкоступов?!
— Если б мне в школе так!.. Доходчиво!.. Я б…
— Вольно…

Расскажите своим друзьям: