Цитаты из фильма «Тридцать три»

«Тридцать три» — комедия режиссёра Георгия Данелии.

Фильм

 

Известно, что новое содержание требует для себя новой формы, но, с другой стороны, и новая форма требует для себя нового содержания. Ибо нельзя новое содержание втиснуть в прокрустово ложе старой формы, так же как и старое содержание нельзя втиснуть в рамки новой формы. Поэтому, как я уже говорил выше, форма не должна быть в отрыве от содержания, то есть, она должна соответствовать ему.

 

Всё, представляющее научную, историческую ценность, собранное в нашей области, хранится в музее. Так вот, мы хотели бы приобрести череп вашего супруга… За наличный расчёт, разумеется. Как вы на это смотрите?

— Что?!

— Череп. Ну, или, в крайнем случае, челюсть.

— Что?

— 60.

— Он же живой!

— Все мы — гости на этой планете.

— Вон!!

 

– Слушай, дядя. Возьми мой череп, за десятку отдам.

– Таких черепов, как у нас с вами, молодой человек, на любом кладбище навалом… Шутка!

 

— Мы с вами поедем в какой-нибудь медвежий угол, будем жить в шалаше, ловить рыбу, печь картошку на костре — она будет такая чёрная-чёрная, а когда её разломишь она будет белая!… Я для вас буду ходить по воду, босиком, по прохладной утренней росе!

 

К больному зубу, к зубу твоему

Сегодня взор горящий обращаю!

И этот стих взволнованный ему…

Ему, товарищ Травкин, посвящаю!

 

— Любите рыбок?

— Да разве это рыба? Шестьдесят за такую муру выложил.

— А зачем же вы тратили такие деньги?

— А не жалко, деньги-то шальные. Я их сегодня за череп выручил.

— Какой череп?

— Да за свой собственный. Сегодня утром — продал.

 

таксист (сильно шепелявит): Хуже нет, когда зуб болит. Рожать и то легче.
Миша: А ты что — рожал?

— Рожать-то я не рожал. А зубов всего пять штук осталось. Теперь берегу, а раньше по глупости, чуть заболит — сразу — дёрг! Говорят, в каких-то Ямках снежного человека поймали и у него тридцать три зуба. Житуха: рви не хочу!

— А как его поймали?

— А он, говорят, водопроводные трубы перегрызал… Весь город без воды оставил… Вчера по телевизору показывали… Сам не видел, а толкуют, что он дикий совсем… Конечно, приодели его для выступления, а порядков он не знает, зубы скалит… Дикторша ему: пой! А он не понимает… Сырых грибов, говорит, дайте… Ну, а откуда они там грибов возьмут?… Так и не раскололся.

 

профессор: Товарищ Травкин! Извините, что беспокою в такой момент, но очень важно! Скажите, как, по-вашему, нужно писать — заиц или заец?
Травкин: А как раньше писали, заяц, так что, нельзя, что ли?

— Совершенно исключено!

 

журналистка: Вы были за границей?
Травкин: …В Берлине, в Праге.

– Вы ездили туда по служебным делам?

– Я не ездил, я пешком.

– В качестве туриста?

– Нет, в пехоте.

 

Травкин: Счастье — когда утром хочется на работу, а вечером — домой.

Сценарий

 

Закусочная помещалась недалеко от уютного кладбища, где беленькие козы уже щипали прохладную молодую траву между могил.

 

иностранный корреспондент: Какое вы имеете хобби?

— Что такое «хобби»? — шёпотом спросил Травкин у Пристяжнюк.

— Не знаю, это чистой воды провокация.

О фильме

см. Георгий Данелия, «Безбилетный пассажир», 2003

  1. Тридцать три // Данелия, Георгий. Не горюй! — М.: АСТ: Зебра Е, 2008. — С. 23-88.