Василий Осипович Ключевский — Цитаты

Василий Осипович Ключевский (1841—1911) — русский историк.

Цитаты

Бесплодность полицейских мер обнаруживала всегдашний прием плохих правительств — пресекая следствия зла, усиливать его причины.

 — «Лекции по русской истории». Лекция 72.

Всем можно гордиться, даже отсутствием гордости, как от всего можно одуреть, даже от собственного ума.
Дружба обыкновенно служит переходом от простого знакомства к вражде.
Есть люди, главное достоинство которых в том, что они молчат.Истинная цель дела благотворительности не в том, чтобы благотворить, а в том, чтобы некому было благотворить
Когда актёр не понимает, кого он играет, он поневоле играет самого себя.
Кто из людей презирает людей, должен презирать и себя самого, потому презирать людей вправе только животные.
Лучше быть историческим Дон-Кихотом, чем чистым, математическим дураком.
Обыкновенно женятся на надеждах, выходят замуж за обещания. А так как исполнить свои обещания гораздо легче, чем оправдать чужие надежды, то чаще приходится встречать разочарованных мужей, чем обманутых жен.
Почему люди так любят изучать свое прошлое, свою историю? Вероятно, потому же, почему человек, споткнувшись с разбега, любит, поднявшись, оглянуться на место своего падения.
Правительственные учреждения — как они могут быть проводниками права, сами будучи бесправными?
Пролог ХХ века — пороховой завод, эпилог — барак Красного Креста.
Русский культурный человек — дурак, набитый отбросами чужого ума.
Спорт становится любимым предметом размышления и скоро станет единственным методом мышления.
Студенты ценили профессоров, профессора понимали студентов, и те и другие гордились университетом. — О студентах.
Талант — искра Божия, которой человек обыкновенно сжигает себя, освещая этим пожаром путь другим.
Театральные слёзы отучают от житейских.
Тот, кто не любит брать в долг, тот не умеет обязываться.
Есть такая слабогузая интеллигенция, которая ни о чем не может помолчать, ничего не может донести до места, а через газеты валит наружу все, чем засорится ее неразборчивый желудок.
История — это не учительница, а надзирательница: она ничему не учит, но сурово наказывает за незнание уроков.
Бездарные люди — обыкновенно самые требова­тельные критики: не будучи в состоянии сделать про­стейшее из возможного и не зная, что и как делать, они требуют от других совсем невозможного.

Расскажите своим друзьям: