Цитаты Иосифа Александровича Бродского

Бог органичен. Да. А человек?А человек, должно быть, ограничен. — «Два часа в резервуаре»

Каждая могила — край земли. — «На смерть Элиота»

Что сказать мне о жизни? Что оказалась длинной.Только с горем я чувствую солидарность.Но пока мне рот не забили глиной,Из него раздаваться будет лишь благодарность. — «Я входил вместо дикого зверя в клетку…»

Холуй трясется. Раб хохочет.Палач свою секиру точит.Тиран кромсает каплуна.Сверкает зимняя луна.Се вид Отчества, гравюра.На лежаке — Солдат и Дура.Старуха чешет мёртвый бок.Се вид Отечества, лубок.Собака лает, ветер носит.Борис у Глеба в морду просит.Кружатся пары на балу.В прихожей — куча на полу.Луна сверкает, зренье муча.Под ней, как мозг отдельный, — туча…Пускай Художник, паразит,другой пейзаж изобразит. — «Набросок»

Томас Стернс, не бойся козБезопасен сенокос.Память, если не гранит,Одуванчик сохранит. — «На смерть Элиота»

Гражданин второсортной эпохи, гордо признаю я товаром второго сорта свои лучшие мысли, и дням грядущим я дарю их, как опыт борьбы с удушьем. — «Я всегда твердил, что судьба — игра…»

Если выпало в империи родитьсяЛучше жить в глухой провинции у моря. — «Письма римскому другу»

Вот и прожили мы больше половины.Как сказал мне старый раб перед таверной:«Мы, оглядываясь, видим лишь руины».Взгляд, конечно, очень варварский, но верный. — «Письма римскому другу»

Нынче ветрено и волны с перехлёстом. Скоро осень, всё изменится в округе.Смена красок этих трогательней, Постум, чем наряда перемена у подруги. — «Письма римскому другу»

Прощай, позабудь и не обессудь.А письма сожги, как мост.Да будет мужественным твой путь, да будет он прям и прост. — «Прощай, позабудь…»

Я заражен нормальным классицизмом. А вы, мой друг, заражены сарказмом. — «Одной поэтессе»

Ни страны, ни погостаНе хочу выбирать.На Васильевский островЯ приду умирать. — «Стансы Васильевскому острову»

И, услышавши это, хочется бросить рыть землю, сесть на пароход и плыть, и плыть — не с целью открыть остров или растенье, прелесть иных широт, новые организмы, но ровно наоборот; главным образом — рот. — «Fin de Siecle»

…Если ты выбрал нечто, привлекающее других, это означает определенную вульгарность вкуса.
— «Меньше единицы»

Каждая могила — край земли.
— «На смерть Элиота»

… Оглядываться — занятие более благодарное, чем смотреть вперёд.
— «Меньше единицы», 1976

Томас Стернс, не бойся коз
Безопасен сенокос.
Память, если не гранит,
Одуванчик сохранит.
— «На смерть Элиота»

Свобода — это когда забываешь отчество у тирана.
— Из цикла стихотворений «Части речи», 1975-76

Бог органичен. Да. А человек?
А человек, должно быть, ограничен.
— «Два часа в резервуаре»

Пока есть такой язык, как русский, поэзия неизбежна

Что сказать мне о жизни? Что оказалась длинной.
Только с горем я чувствую солидарность.
Но пока мне рот не забили глиной,
Из него раздаваться будет лишь благодарность.
— «Я входил вместо дикого зверя в клетку…»

Лучший вид на этот город – если сесть в бомбардировщик.

Прощай,
позабудь
и не обессудь.
А письма сожги,
как мост.
Да будет мужественным
твой путь,
да будет он прям
и прост.
— «Прощай, позабудь…»

Это абсурд, вранье:
череп, скелет, коса.
«Смерть придет, у нее
будут твои глаза».
— «Натюрморт»

Гражданин второсортной эпохи, гордо
признаю я товаром второго сорта
свои лучшие мысли, и дням грядущим
я дарю их, как опыт борьбы с удушьем.
— «Я всегда твердил, что судьба — игра…»

Если выпало в империи родиться
Лучше жить в глухой провинции у моря.
— «Письма римскому другу»

Мир, вероятно, спасти уже не удастся, но отдельного человека — всегда можно. — Нобелевская лекция

Эта местность мне знакома как окраина Китая! — «Представление»

Лучший вид на этот город – если сесть в бомбардировщик.

Пока есть такой язык, как русский, поэзия неизбежна

… Оглядываться — занятие более благодарное , чем смотреть вперёд. — «Меньше единицы», 1976

Страшный суд — страшным судом, но вообще-то человека, прожившего жизнь в России, следовало бы без разговоров помещать в рай. — Из записной книжки 1970 г.

Век скоро кончится, но раньше кончусь я. — «Fin de Siecle»

По-русски Исаак теряет звук. — Авраам и Исаак

…если ты выбрал нечто, привлекающее других, это означает определенную вульгарность вкуса. — «Меньше единицы»

Нынче ветрено и волны с перехлёстом.
Скоро осень, всё изменится в округе.
Смена красок этих трогательней, Постум,
чем наряда перемена у подруги.
— «Письма римскому другу»

Холуй трясется. Раб хохочет.
Палач свою секиру точит.
Тиран кромсает каплуна.
Сверкает зимняя луна.

Вот и прожили мы больше половины.
Как сказал мне старый раб перед таверной:
«Мы, оглядываясь, видим лишь руины».
Взгляд, конечно, очень варварский, но верный.
— «Письма римскому другу» (Цитаты Бродского)

Собака лает, ветер носит.
Борис у Глеба в морду просит.
Кружатся пары на балу.
В прихожей — куча на полу.

Се вид Отчества, гравюра.
На лежаке — Солдат и Дура.
Старуха чешет мёртвый бок.
Се вид Отечества, лубок.

Луна сверкает, зренье муча.
Под ней, как мозг отдельный, — туча…
Пускай Художник, паразит,
другой пейзаж изобразит.
— «Набросок»

По-русски Исаак теряет звук.
— «Авраам и Исаак»

Век скоро кончится, но раньше кончусь я.
— «Fin de Siecle»

Ни страны, ни погоста
Не хочу выбирать.
На Васильевский остров
Я приду умирать.
— «Стансы Васильевскому острову»

И, услышавши это, хочется бросить рыть
землю, сесть на пароход и плыть,
и плыть — не с целью открыть
остров или растенье, прелесть иных широт,
новые организмы, но ровно наоборот;
главным образом — рот.
— «Fin de Siecle»

Я заражен нормальным классицизмом.
А вы, мой друг, заражены сарказмом.
— «Одной поэтессе»

Мир, вероятно, спасти уже не удастся, но отдельного человека — всегда можно.
— Нобелевская лекция

Твой Новый год по темно-синей
волне средь моря городского
плывет в тоске необьяснимой,
как будто жизнь начнется снова,
как будто будет свет и слава,
удачный день и вдоволь хлеба,
как будто жизнь качнется вправо,
качнувшись влево.
— «Рождественский романс»

Страшный суд — страшным судом, но вообще-то человека, прожившего жизнь в России, следовало бы без разговоров помещать в рай.
— Из записной книжки 1970 г.

К сожаленью, в наши дни
не только ложь, но и простая правда
нуждается в солидных подтвержденьях
и доводах. Не есть ли это знак,
что мы вступаем в совершенно новый,
но грустный мир? Доказанная правда
есть, собственно, не правда, а всего
лишь сумма доказательств. Но теперь
не говорят «я верю», а «согласен».
— «Посвящается Ялте»

Птица уже не влетает в форточку.
Девица, как зверь, защищает кофточку.
— «1972 год»

Эта местность мне знакома как окраина Китая!
— «Представление»

Навсегда расстаёмся с тобой, дружок.
Нарисуй на бумаге простой кружок.
Это буду я: ничего внутри.
Посмотри на него — и потом сотри.
— «То не Муза воды набирает в рот…»

Мир создан был для мебели, дабы
создатель мог взглянуть со стороны
на что-нибудь, признать его чужим…
— «Посвящается стулу»

Птица уже не влетает в форточку.Девица, как зверь, защищает кофточку. — «1972 год»

Навсегда расстаёмся с тобой, дружок.Нарисуй на бумаге простой кружок.Это буду я: ничего внутри.Посмотри на него — и потом сотри. — «То не Муза воды набирает в рот…»

Мир создан был для мебели, дабы создатель мог взглянуть со стороны на что-нибудь, признать его чужим… — «Посвящается стулу»

Твой Новый год по темно-синей волне средь моря городского плывет в тоске необьяснимой, как будто жизнь начнется снова, как будто будет свет и слава, удачный день и вдоволь хлеба, как будто жизнь качнется вправо, качнувшись влево. — «Рождественский романс»

Это абсурд, вранье: череп, скелет, коса. «Смерть придет, у нее будут твои глаза». — «Натюрморт»

К сожаленью, в наши дни не только ложь, но и простая правда нуждается в солидных подтвержденьях и доводах. Не есть ли это знак, что мы вступаем в совершенно новый, но грустный мир? Доказанная правда есть, собственно, не правда, а всего лишь сумма доказательств. Но теперь не говорят «я верю», а «согласен». — «Посвящается Ялте»

Фразы и цитаты Иосифа Александровича Бродского (24 мая 1940 года, Ленинград, СССР — 28 января 1996 года, Нью-Йорк, США) — русский поэт, драматург, эссеист, переводчик. Один из крупнейших русских поэтов. Лауреат Нобелевской премии по литературе 1987 года, поэт-лауреат США в 1991—1992 годах. Стихи писал преимущественно на русском языке, эссеистику — на английском.

Расскажите своим друзьям: