Эрих Фромм — Цитаты

Эрих Зелигманн Фромм (на немецком: Erich Seligmann Fromm; 1900—1980) — немецкий социолог, философ, социальный психолог, психоаналитик, представитель Франкфуртской школы.

Человек строит машины, действующие как люди, и создаёт людей, действующих как машины.[1]

Вера в жизнь, в самого себя, в других должна быть построена на твердой основе реализма, так сказать, на способности видеть зло везде, где оно есть, видеть мошенничество, разрушительность и эгоизм не только там, где они очевидны, но и под многими масками и в различных модификациях. В самом деле, вера, любовь и надежда должны идти рядом с такой страстью видеть реальность во всей ее наготе, что посторонний будет склонен назвать это «цинизмом».

Любовь представляет собой активное действие, а не пассивное принятие. Это «стояние в…», а не «падение куда-то». В самом общем виде активный характер любви можно описать утверждением, что любовь означает прежде всего давать, а не принимать.

Подлинная любовь это выражение созидательности и она предполагает заботу, уважение, ответственность и знание. Это не аффект, в смысле подверженности чьему-то воздействию, а активная борьба за развитие и счастье любимого человека, исходящая из самой способности любить.

Человек — биологический индивид, обладающий сознанием; социальное существо, то есть осознающий себя субъект, в сочетании с инстинктивным природным и очеловеченным миром. Сущность человека раскрывается в проявлении его потребностей в процессе жизнедеятельности, то есть его взаимодействия с природой и обществом.

Характер ребенка — это слепок с характера родителей, он развивается в ответ на их характер.

Разрушить мир — это последняя, отчаянная попытка не дать этому миру разрушить меня.

Эгоизм — симптом недостатка любви к себе. Кто себя не любит, вечно тревожится за себя.

Первая потребность человека, будь то прокажённый или каторжник, отверженный или недужный, — обрести товарища по судьбе. Жаждая утолить это чувство, человек расточает все свои силы, всё своё могущество, весь пыл души.

Если я люблю другого человека, я чувствую единство с ним, но с таким, каков он есть, а не с таким, как мне хотелось бы.

… превратившись в маленький винтик машины: не в свободного человека, а в хорошо накормленный и хорошо одетый автомат. — «Бегство от свободы», предисловие к 25-му изданию

В наше время счастье для большинства людей — это удовлетворение от того, что они получают больше, чем другие.

Ещё по теме:

Расскажите своим друзьям: