Дуглас Коупленд — Цитаты

Дуглас Кэмпбелл Коупленд (на английском: Douglas Campbell Coupland; р. 1961) — канадский писатель.

Поколение X

Слоганы

 

Солнце — твой враг.

 

The Sun is Your Enemy

  — «Generation X: Tales for an Accelerated Culture»

Летай самолётами пока ещё можешь.
У наших родителей было всё.
Любовь к мясу препятствует реальным переменам.
Хватит пережёвывать прошлое.
Инструкция не документ.
Я вам не объект рыночной экономики.
Бросай работу.
В тридцать умер, в семьдесят похоронен.
Так продолжаться не может.
Шопинг — не творчество.
Останови историю!
Измени свою жизнь.
Выбирай: голодная жизнь или сытое рабство.
Мы хуже насекомых.
Чудовища существуют.
Не ешь себя.
Реклама уничтожает твоё право на выбор.
Мысли эротично.
Ешь своих родителей.
Купленный опыт — не в счёт.
Запомни планету Земля.
Смени цвет.
У каждого собственный пол.
Знаменитости тоже умирают.
Воссоздайте средний класс.
Твоё эго — не весь ты.
Расстанься с телом.
Подражай самому себе.
Выращивай цветы.
Определи норму.
Обобщай! Фильтруй! Вычленяй! Учи!
Лучше MTV, чем война.
Меняй жизнь.
Можно и меньше.
Ностальгия — это оружие.
Приключения без риска бывают только в Диснейленде.
Контроль — это не управление.
Ты можешь не вписаться в новый порядок.
Пластик никогда не сгниёт.
Жди молнии.

Неологизмы

Авиа-босяки: группа людей, жертвующая карьерой и стабильностью жизни ради беспрестанных путешествий. Представители этого интернационального братства склонны к бесплодным, чрезвычайно дорогим телефонным разговорам с людьми по имени Серж или Ильяна; на вечеринках любят обсуждать, какой из рейсов может быть самым дешёвым.
Мак-рабство: низкооплачиваемая, малопрестижная, не имеющая перспектив работа в сфере обслуживания. Однако считается неплохой среди тех, кто никогда ничем не занимался.
Недозировка истории: время, когда, похоже, ничего не происходит. Распространенные симптомы: болезненное пристрастие к чтению газет и журналов, к теленовостям.
Передозировка истории: время, когда кажется, что происходит слишком многое. Распространенные симптомы: пристрастие к чтению газет и журналов, к теленовостям.
Посещение исторических трущоб: посещение мест (забегаловок; дымящих промышленных городов, захудалых деревень), где время остановилось много лет назад. Вернувшись из таких мест в «настоящее», человек испытывает облегчение.
Бразилификация: растущая пропасть между богатыми и бедными и, соответственно, исчезновение среднего класса.
Путешествия во времени с обратным билетом: вы мечтаете совершить путешествие во времени, но только получив предварительно гарантию возвращения.
Ретро-винегрет: сумбурная комбинация двух-трёх предметов туалета разных эпох; её цель — создать ваш неповторимый образ: Шейла — серьги от Мэри Квант (шестидесятые) + танкетки на пробковой платформе (семидесятые) + черная кожаная куртка (пятидесятые и восьмидесятые).
Загончик для откорма молодняка: маленький, очень тесный отсек офиса, образуемый передвижными перегородками; отводится младшему персоналу офиса. Название происходит от небольших загончиков, используемых в животноводстве для откорма, предназначенного на убой молодняка.
Нервный выброс кетчупа: это случается, когда человек долго насилует себя, загоняя вовнутрь свои чувства и отношение к окружающим, и тогда всё это выплёскивается на друзей и сослуживцев, абсолютно не подозревавших, что вам плохо.
Лысый хип: постаревший, «продавшийся» представитель поколения «детей-цветов», тоскующий о чистоте былых хипповских времен.
Зависть к лысым хиппи: зависть к материальному благополучию и устроенности в этой жизни постаревших хиппи, которым повезло родиться в нужное время в нужном месте.
Заговор волосатиков: потребность стареющего поколения старательно внушать себе, что молодежь никчемна, поддерживая тем самым собственную завышенную самооценку: «Нынешние молодые ничего не делают. Они апатичны. Вот мы выходили на улицу и протестовали. А эти только и могут, что ходить по магазинам и жаловаться».
Консенсус-терроризм: процесс, определяющий отношения между сотрудниками офиса, их поведение.
Бегство конторских крыс: распространённое в среде молодых служащих нежелание работать во вредных для здоровья офисных помещениях, подверженных «синдрому больных зданий».
Рестарт: переход на работу, хуже оплачиваемую, но дающую возможность научиться чему-то новому.
Синдром паршивой работы: несоответствие занимаемой должности уровню собственных амбиций.
Призрак босса: офисная субординация, дух которой воздействует на психику служащих, вселяя в них неуверенность в себе.
Избыток рвения: пытаясь побороть свой страх перед будущим, человек с головой окунается в работу или выбирает образ жизни, далёкий от всего, к чему привык и чего желал раньше: к примеру, увлекается аэробикой, вступает в республиканскую партию, делает карьеру в юриспруденции, уходит в секту или нанимается на малооплачмваемую работу.
Дети природы: молодёжь, отказавшаяся от употребления мяса и рыбы, предпочитающая хиповый стиль в одежде, лёгкие наркотики и стереосистемы Hi-Fi. Это серьёзные люди, но им часто недостает чувства юмора.
Этномагнетизм: стремление части молодёжи жить в районах с преимущественно эмигрантским населением, где принят более свободный и раскованный стиль общения. «Тебе этого не понять, мама, там, где я сейчас живу… там люди обнимают друг друга!»
Кризис пост-юности: духовный и интеллектуальный крах, наступающий после двадцати лет, часто вызванный неспособностью функционировать вне школы, вне чётко заданных, упорядоченных отношений, вкупе с осознанием своего одиночества в мире. Характерная особенность — привычка к глотанию таблеток, даже если ничего не болит.
Успехобоязнь: опасение, что достигнув успеха, ты станешь чересчур серьёзным и забудешь всё, о чём мечтал в детстве.
Безопасизм: вера в то, что существует способ обрести моральное и финансовое благополучие, смягчить удары судьбы. Обычно это означает обращение за помощью к родителям.
Готовность к разводу: форма безопасизма, убеждённость в том, что, если брак не задался, всегда можно развестись, что развод — это плёвое дело.
Противотворческий отпуск: работа, на которую устраиваешься ненадолго (обычно, на год; начальство в эти намерения посвящать не принято). Как правило, цель работника — подзаработать, чтобы заняться иной, более важной для него деятельностью, например, писать акварелью пейзажи где-нибудь на Крите или заниматься компьютерным дизайном свитеров в Гонконге.
Печатная ностальгия: навязываемые людям воспоминания о том, что с ними не происходило: «Как я могу принадлежать к поколению шестидесятников, когда я толком и не знаю о них ничего?».
Отрицание настоящего: убеждённость в том, что ты родился в неудачное время, а прежде жить стоило; вновь же жизнь станет интересней лишь в будущем.
Бембификация: восприятие живых, из плоти и крови, существ как персонажей мультфильмов, олицетворяющих буржуазно-иудео-христианскую мораль и такие же отношения.
Рак от первой сигареты (гиперкарма): глубоко укоренившееся убеждение в том, что наказание почему-то всегда тяжелее преступления: озоновые дыры — за пользование холодильником.
Пассивный садизм: непреодолимая тяга поглазеть на жертву катастрофы или несчастного случая.
Смиренчество: философия, которая примеряет человека с тем, что ему не суждено достичь высокого благосостояния. «Я не надеюсь сорвать куш или стать большой шишкой. Я хочу всего лишь найти своё счастье и, может, открыть небольшое придорожное кафе а Айдахо».
Подмена ценностей: использование предмета, значимого в интеллектуальной среде или мире моды, для принижения статуса предмета дорогостоящего: «Брайан, ты оставил своего Камю в „БМВ“ брата».
Смеяться последним: приятное занятие представлять себя последним живым человеком на Земле. «Я бы поднялся на вертолёте и разбомбил бы местный гриль-бар, сбрасывая на него микроволновые печи».
Платоническая дружба: дружба с представителем противоположного пола, лишённая сексуальности.
Последний кадр: место, где человек представляет себя во время ядерного удара, очень часто это почему-то торговый центр.
Культ одиночества: достижение автономности любой ценой, как правило, отказом от прочных и длительных отношений с другом (подругой). Частая причина этого — от тебя слишком много ждут.
Шаден-фрейдизм: нездоровая радость, испытываемая при обсуждении факта и обстоятельств смерти знаменитостей.
Новый супермаркет короля: распространённая иллюзия, что супермаркет перестаёт существовать, стоит только из него выйти. Слепота, порождённая этой иллюзией, позволяет обывателям делать вид, что невесть откуда взявшиеся в их районе огромные цементные блоки попросту не существуют.
Страхохондрия: ипохондрия, вызванная отсутствием медицинской страховки.
Самодельная заповедь: частное жизненное правило, сродни суеверию, позволяющее человеку справляться с повседневной жизнью в отсутствие системы культурных или религиозных ценностей.
Интерьерный сноб: лицо, испытывающее навязчивую потребность жить в «клёвой» обстановке. Культовые объекты — чёрно-белые художественные фотографии в рамках (работы Дианы Арбус — одни из любимых), простая сосновая мебель, матово-чёрные продукты высокой технологии: телевизор, стерео, телефоны; галогеновые лампы, стул или стол в стиле пятидесятых, в вазе — свежие цветы с незнакомыми названиями.
Японский минимализм: стиль в оформлении жилища, который обычно предпочитают лишенные корней, постоянно меняющие место работы молодые люди.
Хлеба и трёпа: склонность людей, живущих в эру электроники, считать, что существующие политические партии, бессмысленные и бесполезные, не имеют никакого отношения к насущным вопросам жизни общества, а потому искуственны, а во многих случаях и опасны.
Бунт избирателей: хоть и тщетная, но все же попытка выразить своё недовольство существующей политической системой путем отказа от голосования.
Арманизм: названная по имени Джорджио Армани приверженность к цельнокроеному и, что более важно, сдержанному стилю высокой моды, разработанному итальянским кутюрье. Арманизм — это отражение внутреннего стремления к самоконтролю.
Благотворное влияние бедности: мнение, что человек тем лучше, чем меньше у него денег.
Музыкальный мелочизм: изобретение изощрённых терминов для описания музыки, исполняемой поп-группами. Эти «The Vienna Franks» — типичная смесь белого кислотного стэпа со ска.
Сто»изм»: патологическое стремление невежд в беседах о психологии и философии использовать термины, суть которых им неизвестна.
Закос под яппи: привычка отдельных представителей поколения икc делать вид, что стиль яппи приносит удовлетворение и жизнеспособен. Такие люди часто по уши в долгах, принимают различные наркотические средства, а после третьей рюмки очень любят порассуждать об апокалипсисе.
Скоропостижная ностальгия: тоска по недавно прошедшему: «Боже, всё было так хорошо ещё на прошлой неделе!».
Отложенный бунт: встречающееся у молодых людей нежелание вести обычный «молодёжный» образ жизни; вызвано стремлением приобрести серьёзную профессиональную подготовку. Иногда в тридцать начинается оплакивание потерянной юности, что сопровождается идиотскими стрижками и вызывающими насмешки друзей нарядами.
Показной минимализм: практика, схожая с подменой ценностей. Материальная неустроенность, выставляемая напоказ в качестве доказательства своего морального и интеллектуального превосходства.
Кухонный минимализм: громкие заявления о философии минимализма без претворения её принципов на практике.
Ретро-юмор: включение в повседневную речь словечек и фраз из старых рекламных роликов, фильмов и развлекательных программ: «Элементарно, Ватсон!».
Дружба-по-службе: ложное чувство общности, испытываемое сотрудниками офиса.
Позорные предки: не замечающие комизма своих поступков родители, в обществе которых дети испытывают дискомфорт. Когда семья отправилась в закусочную, Карен тысячу раз сгорела от стыда, пока её отец театрально дегустировал ординарное вино, после чего позволил-таки налить его в бокалы.
Плебейские развлечения: практика проведения досуга, характерная для «низшего» социального слоя. «Карен! Дональд! Давайте пойдём вечером поиграем в боулинг! И не думайте вы об обуви… её скорее всего дают на прокат».
Плебейские беседы: беседы, вызывающие удовольствие за счёт подчёркнутой неинтеллектуальности. Одна из самых приятных сторон «плебейских развлечений».
Плебейская работа: занятие должности, не соответствующей ни образованию, ни профессиональному уровню человека. Способ избежать ответственности и/или возможной неудачи в том, к чему он имеет призвание.
Средство индивидуального самовыражения: модные аксессуары, которые носят в сочетании с консервативным костюмом; это должно показывать окружающим, что в человеке всё ещё тлеет искра индивидуальности: галстуки в стиле ретро или серьги в ушах — для мужчин; феминистские значки, серьги в носу — для женщин; это дополняется и почти полностью исчезнувшей причёской «крысиный хвостик» для обоих полов.
Тележизнь: уподобление ситуаций повседневной жизни эпизодам из телевизионный сериалов: «Ну это прямо как в том эпизоде, когда Йен потерял свои очки».
ВКПФ (влип как последний фак). Полный облом: Джек застрял в римском аэропорту на тридцать шесть часов — это был полный облом.
ВКПФ (вырядился как последний фак). Жуткая безвкусица: «Ну, это было нечто! Какие-то шаровары. 1979 год, и ежу понятно».
Я»изм»: попытка человека, плохо знакомого даже с традиционными религиями, создать нечто удобное для собственного пользования. Чаще всего это мешанина из идей о реинкарнации, общения с Богом, образ которого крайне неясен, почитания природы и закона кармы, понимаемого как «око за око, зуб за зуб».
Мусорофобия: обострённая чувствительность к швырянию мусора на землю.
Брейдизм: манера поведения людей, выросших в больших семьях. Редко встречается у тех, что рождён после 1965 года. Симптомы брейдизма — любовь к интеллектуальным играм, умение эмоционально обособиться в многолюдной обстановке и сильная потребность в неприкосновенности личного пространства.
Воспроизводство смертников: рождение детей с целью скрыть тот факт, что ты не веришь в будущее человечества.
Чёрные дыры: подгруппа поколения Икс, которая носит одежду в основном чёрного цвета.
Чёрные норы: среда обитания «чёрных дыр» — часто неотапливаемые, расписанные флюоресцирующей краской помещения с изуродованными манекенами, вещами, каким-то образом связанными с Элвисом Пресли, переполненными окурками пепельницами, разбитыми скульптурами и т. д. И все это на фоне музыки «Velvet Underground».
Сквайры: самая распространенная подгруппа поколения Икс, единственная, посвятившая себя процессу размножения. Сквайры существуют почти исключительно парами. Их легко узнать по отчаянным попыткам воссоздать в своей повседневной жизни видимость изобилия эры Эйзенхауэра — невзирая на дико взвинченные цены на жильё и необходимость работать в нескольких местах одновременно. Сквайры, похоже, постоянно испытывают усталость — результат погони за мебелью и безделушками.
Бедность за углом: боязнь нищеты, порождённая слышанными в детстве рассказами родителей о «великой депрессии».
Тяни одеяло, дели пироги: навязчивая потребность детей прикидывать в уме размеры наследства, которое достанется им после смерти родителей.
Мусоросборник: человек, стремящийся в любой ситуации вставать на сторону проигравшего. У потребителей это выражается покупкой неприглядных «нетоварного вида» вещей и продуктов. «Я знаю, что эти сосиски не будет есть и голодная кошка, но они кажутся такими несчастными среди всех этих обалденных продуктов, что я просто была вынуждена их купить».
2×2=5: капитуляция после долгого сопротивления рекламной кампании: «Ну хорошо, хорошо, я куплю вашу идиотскую колу. Только оставьте меня в покое».
Паралич выбора: уклонение от какого-либо выбора при его наличии.
Плата за брак: цена семейной жизни, когда прикольные ребята становятся занудами: «Спасибо за приглашение, но мы с Норин собирались полистать каталог „Икеа“, а позже смотреть „Магазин на диване“».
Ути-пути-вечеринка: смотрины грудного младенца — традиция, которую сквайры решительно изменили, приглашая, вопреки обычаю, не только женщин, но и мужчин. Подарок семейной пары вдвое дороже, чем одинокого гостя. Тем самым стоимость подарка поднимается до стандарта эры Эйзенхауэра.
Гнездо без птенцов: стремление родителей, после того, как дети отделились, поселиться в маленьком, без гостевых комнат домике, дабы великовозрастные дети не мучили их спонтанными наездами и не поднимали в доме всё верх дном.
Зависть к домовладельцам: чувство безысходности, пробуждающееся в молодых, не имеющих собственных доходов людях, когда настаёт их время познакомиться с ценами на жильё.
Оттенки чёрного: ощущение тонких отличий между разными степенями зависти.
Зуд в области иронии: безотчётная потребность, будто так оно и должно быть, легкомысленно иронизировать по любому поводу во время самой обычной беседы.
Превентивный цинизм: тактика поведения; нежелание проявлять какие-либо чувства, дабы не подвергнуться насмешкам со стороны себе подобных.
«Шварценегером я не стану»: убеждённость, что любая деятельность гроша ломаного не стоит, если на её поприще вы не оказались в зените славы. Эту апатию легко спутать с ленью, но её корни уходят гораздо глубже.
Мусорные часы: относительно новая привычка у людей — взглянув на какой-то предмет, например на пластиковую бутылку, валяющуюся в лесу, вычислять примерный период «полураспада». «Хуже всего с горнолыжными ботинками. Они из материала, который сохранится до тех пор, пока наше Солнце не станет сверхновой звездой».
Десятилетка: первое десятилетие нового века.
Метафазия: неспособность понимать метафоры.
Дориан-грейство: желание скрывать признаки старения тела.
Ретро-умничание: желание показать свою образованность и обособленность от масскультуры. Это проявляется в том, что в разговоре человек вставляет — где надо и не надо — названия исчезнувших с карты мира стран, забытых фильмов, малоизвестных книг, имена умерших телезвёзд и т. п.
Перекати-поле: периодически возникающее состояние у людей, выросших в семьях, относящихся к среднему классу. Не ощущая своей принадлежности ни к какой среде, они постоянно меняют место жительства, надеясь обрести чувство единения с новым окружением.
Тайный луддизм: скрываемая от посторонних уверенность в том, что от технического прогресса человечеству ничего хорошего ждать не приходится.
Отshellничество: стремление переселиться в «девственное», ещё не деформированное техническим прогрессом место.
Турист-дефлоратор: человек, стремящийся поехать туда, где до него ещё никто не был.
Закос под туземца: желание человека, находящегося в чужой стране, казаться её аборигеном.
Туроблом: ощущения туриста-дефлоратора, приехавшего туда, где он надеялся оказаться первопроходцем, но обнаруживающего там других людей, приехавших за тем же. Раздражённый этим обстоятельством, человек отказывается даже разговаривать с ними, так как они разрушили его представление о себе как о личности оригинальной.
Сепаратизм поколений: каждое стареющее поколение старательно убеждает себя в неполноценности следующего, идущего ему на смену ради того, чтобы удержать свою самооценку на высочайшем уровне: Этот нынешний молодняк ничего не делает. Сплошная апатия. Вот мы выходили на улицу и протестовали. А они только ходят по магазинам и жалуются.

Рабы «Майкрософта»

Что такое счёт в баре, как не добавочный налог на реальность?
Я вырос в семье из категории «нулевая почка»… мы все однажды договорились… что если кому-то в семье понадобится почка, то реакция будет такой: «Ну, извини… Было приятно с тобой познакомиться».
Мы достигли точки критической массы, когда количество памяти, которую мы экстериоризировали в книги и базы данных, сейчас превышает количество памяти, хранящейся внутри совокупности наших биологических тел. Другими словами, «снаружи» памяти больше, чем существует внутри «всех нас». Мы перепрограммировали свою сущность.
Мне кажется, что когда люди сочиняют свои регистрационные адреса для Сети, они узнают о себе больше, чем могут сказать данные им при рождении имена. Надо будет тщательно подобрать себе новое имя.
Обычно люди считают, что по мере нашего взросления годы естественно начинают казаться все короче и короче, что это «закономерность природы». Но может быть, на самом деле мы просто увеличили информационную плотность нашей культуры до такой точки, что наше восприятие времени стало совершенно чокнутым. Я уже давно стал замечать, что годы начинают сжиматься, усыхать, что год уже не чувствуется, как год; что одна жизнь уже не одна жизнь, что скоро будет необходимо «жизнеумножение».
Восприятие человеком течения времени прямо связано с количеством связей, которые есть у него с внешним миром. Технология увеличивает количество связей, тем самым изменяя восприятие времени, наполненного «переживаниями».
Если ты знаешь о мире много, то это знание четко проявляется на твоем лице. Вначале осознание может быть пугающим, потом привыкаешь. Иногда это обескураживает. Но, на мой взгляд, оно может сбить с толку только тех людей, которые обеспокоены тем, что узнают слишком много и слишком быстро. Чрезмерные знания о мире способны сделать тебя нелюбящим и, возможно, нелюбимым.
Раньше меня очень волновало мнение других людей о том, как я провожу свою жизнь. Но недавно я понял, что большинство людей слишком заняты своими собственными жизнями, чтобы уделять кому-то еще даже скуднейшую мысль.
Такое начинается смолоду, ты пытаешься не отличаться от других, чтобы выжить, стараешься быть таким, как все, анонимность переходит на уровень рефлексов. А потом ты просыпаешься однажды утром и понимаешь, что стал всеми теми другими людьми — другими, кем ты не являешься. И думаешь, сможешь ли ты когда-нибудь стать тем, кто ты на самом деле. Или беспокоишься, не слишком ли поздно об этом задумываться.
Компьютеры учат нас тому, что нет совершенно никакого смысла запоминать все. Уметь найти необходимое — вот что важно.
Люди без жизней любят тусоваться с людьми, у которых тоже нет жизней. Таким образом они формируют жизнь.
Случайность — это самая удобная стенография для описания закономерности, которая превосходит то, что мы можем удержать в умах.
Единственная вещь, которая отличает человеческих индивидов от всех других творений на Земле, — это способность экстернализировать субъективную память: вначале с помощью засечек на деревьях, затем через наскальные рисунки, потом в написанные слова, а теперь — в базы данных почти внеземного объема запоминания и поисковой силы.
А потом я подумал о нас, детях, упавших в мультяшные дырки жизни… детях, у которых не было мечты, живых, но не живших — мы появились по другую сторону мультяшных дыр и обнаружили, что стались целы.

Расскажите своим друзьям: