Ашот Сергеевич Наданян — Цитаты

Ашот Сергеевич Наданян (19 сентября 1972) — армянский шахматист; международный мастер, заслуженный тренер Армении, сеньор-тренер ФИДЕ. Его имя носит один из дебютных вариантов. Член Московского клуба афористики.

Афоризмы о шахматах

Блиц — это шахматный фастфуд.
В жизни, как и в шахматах, одним из главных признаков мастерства является умение играть эндшпиль.
В шахматах две беды — чёрный цвет и подсказки.
Возможно, для кого-то мат является нецензурной бранью, но для шахматистов — это хлеб насущный.
Главная мечта шахматных вандалов — это оказаться с белой краской в руках напротив самой известной картины Казимира Малевича.
Даже играя вслепую, шахматисты не действуют втёмную.
Дети в шахматных школах более утончённые, и учителям на стул кнопки не подкладывают. Вместо этого они используют слонов или королей.
Если бы молчание было золотом, шахматисты были бы миллионерами.
Если некто назвался шахматистом, и при этом аккуратно причёсан, не дёргает ногами и внятно разговаривает, — он самозванец.
Жизнь не цугцванг — выход всегда найдётся.
Знания — это скелет шахматиста, опыт — его мышцы, а партии — душа.
Идеальные женщины — это шахматистки: они могут часами молчать, хорошо следят за фигурами и знают много интересных позиций.
Когда Каспаров бросал свои фигуры в огонь атаки, соперники после партии ещё долго помнили запах гари.
Когда шахматист изучает тонкости ферзевого эндшпиля, шахматы — это наука, когда восхищается красивой комбинацией — искусство, а когда обостряет позицию в надвигающемся цейтноте соперника — спорт.
Король без рокировки — что уголовник без татуировки.
Лучше увидеть детский мат, чем услышать взрослый.
На шахматной доске катет и гипотенуза одной длины — восемь клеток.
Научиться отличать цейтнот от цугцванга легко. Сложнее — не попадать в них.
Не глумитесь над шахматистами. Легко ли сохранить душевное здоровье, когда изо дня в день теряешь коней, бьёшь слонов, нападаешь на королев?
Некоторые шахматисты перестают здороваться с соперником после проигрыша, некоторые — после выигрыша. Первые гораздо симпатичнее.
Он так любил делать ничьи, что его прозвали шахпатистом.
Плохому блицору пальцы мешают.
Превращённый из пешки ферзь сильнее оригинального.
Сильный шахматист выигрывает у слабого даже в поддавки.
Только великих шахматистов бьют по голове доской. Неудачники бьются об неё сами.
Только пешки могут быть превращены; только кони прыгают через препятствия; только слоны бывают разноцветными; только ладьи помогают королю рокироваться; только ферзи ходят во все стороны на любое число полей; только королям похвастать нечем.
Трое вызывают недоверие: курящий врач, смеющийся священник и причёсанный шахматист.
Центр шахматной доски — это магнит, притягивающий к себе все фигуры.
Чем рассеяннее шахматист в быту, тем собраннее он за доской.
Читая слова «шах» и «мат» наоборот, понимаешь, почему шахматы так популярны в Армении.
Шахматистов без странностей нет; есть недостаточно опытные.
Шахматы — это крестики-нолики Всевышнего.
Шахматы в Интернете насыщеннее: мат не только заканчивает партию, но и сопровождает её.
Шашки — это пни шахматных фигур.
«Эх, нам бы такую эрекцию!», — вздыхали костяшки домино, глядя на шахматные фигуры.
Ягодичные мышцы — это то, что делает шахматы спортом.

Другие афоризмы

Аббревиатура — буквы, которые много на себя берут.
Автобиография — текст, написанный в розовых очках.
Алкоголизм — это когда этанол является эталоном.
Алчущие и жаждущие насытятся, алчные и жадные — никогда.
Ананасы в шампанском особенно хороши после хрена с маслом.
Анекдот — это непутёвый брат афоризма.
Анекдоты сочиняют не от весёлой жизни.
Анонимность — это увеличительное стекло как для плохого, так и для хорошего, ведь в то время как анонимно сделанное зло более гнусно, анонимно сделанное добро более прекрасно.
Афоризм — кратчайший путь к сердцу читателя.
Афоризм нельзя прочитать по диагонали, но зато можно между строк.
Афоризм — это красивая пелёнка для новорождённой мысли.
Афоризм — это результат флирта мысли со словом.
Афоризм — это чемпион среди литературных жанров по количеству мыслей на погонный сантиметр текста.
Афоризмы как эстрадные певцы: если звучат плохо, то должны быть хотя бы красивыми.
Афорист садится — и творит; аферист творит — и садится.
Афористика — это вишенка на торте литературы.
Афористика — это философия с чувством юмора.
Ах, если б испытывать нужду было так же приятно, как справлять!
Аэрофобия — подписка о невылете.
Бабник — мастер на все ноги.
Багаж знаний, как и объём воды в реке, увеличивается не столько в результате случайных паводков, сколько вследствие регулярных половодий.
Басня — любимый жанр неверных мужей.
Бедуины не дерутся за место под солнцем.
Без людей планета была бы человечнее.
Беспардонность — главный признак беспородности.
Бикини — орудие поражения мужчин; бигуди — поражение орудия мужчин.
Благодаря имиджмейкеру курица запросто обретёт взгляд орла, но клевать она всё равно будет мух.
Бог — это то, о чём живые не знают, но могут рассказать, а мёртвые знают, но рассказать не могут.
Богатый русский язык: писатель пишет, ученик списывает, директор подписывает, писарь переписывает, врач прописывает, следователь записывает, инспектор выписывает, пристав описывает.
Болея за свою страну, не чихай на другие.
Больше всех товарищей у тамбовского волка.
Бульварный роман — это литературное фальшивомонетничество.
Бывает, что из семени, которое втаптывают в грязь современники, вырастает дерево, которым восхищаются потомки.
Был мастером на все руки: умел городить чепуху, нести ахинею, молоть вздор и пороть чушь.
В Ватикане нет провинциалов.
В детстве выбираем хлебобулочные изделия, в зрелости — винно-водочные, в старости — кисломолочные.
В доме палача не говорят об отмене смертной казни.
В жизни как в многоэтажном доме — что для одних потолок, для других — уровень плинтуса.
В жизни человека вулкан любви извергается лишь однажды, всё остальное — выбросы небольших гейзеров.
В молодости прикалываемся; в зрелости вкалываем; в старости колемся.
В связи с опасностью нового коронавируса фразу «Да я чихать на тебя хотел!» следует признать экстремистской.
В семье мы как падежи: для одних — родительные, для других — винительные, для третьих — дательные…
В спущенные колёса палки не вставляют.
В человеке всё должно быть прекрасно: и чело, и веки…
Виски со льдом — веселье, лёд к вискам — похмелье.
Вкус свободы лучше всего ощущаешь с кляпом во рту.
Внук на шее — это лавровый венок для дедушки.
Во властной пирамиде, так же как и в пищевой, жирное и сладкое располагается наверху.
Восклицательные знаки созданы для лозунгов, вопросительные — для анкет, тире — для афоризмов, запятые — для списков продуктов, которые жёны пишут мужьям.
Вставай, диваном заклеймённый!
Встречи бывших одноклассников показывают, что у жизни свой взгляд на отличников и двоечников.
Всё, что о любви ни напишешь, будет плагиатом.
Высшее образование само по себе ничего не значит: рога — это тоже высшее образование.
Гидрометцентр — место, где ошибки погоду не делают.
Главное для мужчины не фамилия, а имя, ставшее отчеством.
Глупый смотрит вдоль, умный — вглубь, мудрый — ввысь.
Говорливый тамада — враг голодного гостя.
Горы воротить — не ворота городить.
Графомания простительна только графу Толстому.
Граффити — это татуировки города.
Дактилоскопия — это хиромантия в законе.
Две пятёрки — это качество, пять двоек — количество.
Двуличный человек не боится потерять лицо.
Девушка с коромыслом — скромная, с веслом — привлекательная, с палкой для селфи — лайкнутая.
Декольте — тренажёр для развития периферического зрения мужчин.
Делить шкуру неубитого медведя глупо, но гуманно.
Детство заканчивается тогда, когда на смену «а почему?» приходит «а почём?».
Диетологи зарабатывают на хлеб тем, что учат клиентов не есть мучное.
Для крыс что «Титаник», что Ноев ковчег — одно и то же.
Достают обычно тех, до кого не сумели дотянуться.
Дурак беспечен; умный обеспечен; мудрый вечен.
Епископ — человек, который никогда не перепутает, что епитрахиль надевают, а епитимью накладывают.
Если в зрелости не понял, что ты за фрукт, в старости не поймёшь, что ты за овощ.
Если вас не переваривают, значит, будут допекать.
Если жена вас с порога встречает поцелуем, не обольщайтесь: скорее всего она ищет запах чужих духов.
Если народу ложкой взять нечего, он берётся за вилы.
Если первую скрипку играет барабан — дело труба.
Если фразу избили — значит любят.
Если человек разговаривает сам с собой, то либо он живёт один, либо у него не все дома.
Есть люди, которых стоит вспоминать лишь 26 сентября, во Всемирный день контрацепции.
Ждём вторую молодость, а приходит второй подбородок.
Жезл гаишника — это палочка для еды.
Женское платье — целая философия: чем меньше в нём материи, тем больше захватывает дух.
Женщина вначале — одуванчик в поле, потом — роза в цветнике, затем — герань на подоконнике.
Женщина как конфета — привлекает обёрткой, но очаровывает начинкой.
Женщины, в отличие от солдат, любят наряды вне очереди.
Женщины восхищаются донкихотами, но любят донжуанов.
Жизнь как заботливая мать — то одевает, то раздевает.
Жизнь человека — пролог, залог, не смог, босоног, эпилог, некролог.
Жизнь — это гигантская рулетка, где человек — шарик, красные ячейки — хорошие дни, чёрные — плохие, сектор зеро — смерть, а в роли крупье — судьба.
Жить нужно так, чтобы враги поняли, какого друга потеряли.
Заключение брака — пожизненное заключение.
Занимающийся самоедством не переваривает себя.
Запутавшейся в паутине бабочке не легче от того, что паук оказался мёртвым.
Зверь — это зверь; скот — это скот; и только человек может быть и тем и другим.
И большие шишки набивают шишки.
И за круглым столом некоторые места круглее.
И кукловод может быть чьей-то марионеткой.
Иглой камень не расколешь; ломом рубашку не сошьёшь.
Идею нужно сначала высидеть, потом дать ей отлежаться, и лишь затем отстаивать.
Иные жёны не разводятся с мужьями лишь потому, что не хотят делать их счастливыми.
Иные люди похожи на мелких рыб — чтобы выглядеть больше, они сбиваются в стаи.
Испорченными душами занимаются либо священники, либо сантехники.
Йогу йод ни на йоту не нужен.
К друзьям прислушивайся, а к врагам присматривайся.
Каждый премьер-министр должен быть пример-министром.
Каждый сукин сын когда-то был милым щенком.
Каждый тунеядец мечтает стать иждивенцем.
Как барану не видны его рога, так дураку не видны его ошибки.
Как нельзя заточить нож о брусок, проигрывающий ему в твёрдости, так нельзя отточить мастерство в борьбе с соперником, уступающим в силе.
Как часто человека понимаем лишь тогда, когда его поминаем.
Каннибализм — это человеконенавистничество или человеколюбие?
Когда водят за нос, трудно держать рот закрытым.
Когда дураку даришь книгу, он воспринимает это как личное оскорбление.
Когда еда — беда, отказ от обеда — победа.
Когда женщина не может пробить себе дорогу лбом, она прокладывает её грудью.
Когда лётчик обращается к пассажирам по громкой связи, понимаешь, что почерк врачей — это не самая неразборчивая вещь на свете.
Когда львы с гиенами дерутся, выигрывают антилопы.
Когда не могут излучать свет, бросают тень.
Когда не спится от голода, считать овец противопоказано.
Когда с мужа нечего рубить, жена его пилит.
Когда чаша терпения народа переполняется, её содержимое разливается в бутылки с зажигательной смесью.
Кондуктор — это дед Мазай наоборот.
Короткими должны быть три вещи: языки, юбки и афоризмы.
Костолом запоминается лучше, чем костоправ.
Краеугольными камнями успеха одних часто становятся камни преткновения других.
Красивое женское тело — это не что иное, как правильная комбинация выпуклостей и вогнутостей.
Красивый автомобиль украсит любого мужчину; красивая женщина украсит любой автомобиль.
Кто прилюдно говорит о желании обнять родные берёзки, наедине с собой целует американский паспорт.
Кто устал шагать в ногу со временем, идёт под руку со смертью.
Легко хлопнуть дверью, на которую указали.
Лесть — это лестница карьериста.
Лишь вначале жизнь мужчины — игра и фуа-гра. Дальше обычно — подагра и виагра.
Лучше захлебнуться от счастья, чем хлебнуть горя.
Лучше иметь дело с колючим ежом, чем со скользким ужом.
Лучше свежо писать о табуретках, чем банально — о смысле жизни.
Лучше сто раз поехать к прадедушке, чем один раз отправиться к праотцам.
Лучшее, что можно создать в соавторстве, — это дети.
Лучшие книги те, которые нам не возвратили.
Лысый считал парикмахерские салоны пережитками прошлого.
Льстецы страдают манией возвеличивания.
Любая автобиография напоминает школьный дневник, из которого ученик вырвал страницы с двойками.
Любая проблема решается обычно так: либо ты чинишь протекающий потолок, либо вытираешь мокрый пол.
Любовь не котлета: остынет — не разогреешь.
Люди в состоянии горя подобны зимним деревьям: чтобы выйти из оцепенения, им необходимо тепло.
Люди подобны словарям: не все толковые.
Мещанин — человек, который заботится не столько о собственном достоинстве, сколько о достойной собственности.
Можно писать остро и умно, но всё-таки не остроумно.
Мужчины делятся на две категории: одни бегают за юбками, другие — держатся за них.
На ветвях власти растут большие шишки и сидят важные птицы.
На голодный желудок плохо думается, но хорошо мечтается.
На поляне метафор часто встречаются колокольчики пустозвонства.
На помощь разбитому женскому сердцу приходит не аптечка, а косметичка.
На скользком пути легче отбросить коньки.
Навозные мухи не жалуются на своё меню.
Наглость — это хамство, перешедшее от слов к делу.
Назидания несозидательны.
Народ для власти играет примерно ту же роль, что пчёлы для пасечника.
Не всегда движение вперёд — хорошо, а назад — плохо. В перетягивании каната, например, совсем наоборот.
Не каждая виноградина становится изюминкой.
Не на своём месте — любознательный сапёр, разговорчивый ветеринар и красивая радиоведущая.
Не оскудеет земля талантами — уж слишком их много зарыто в землю.
Не подавал не только надежд, но и признаков жизни.
Не так страшно написать глупость, как подписаться под ней.
Не хочешь видеть чужой средний палец — спрячь свой указательный.
Неверие в Деда Мороза — это детский атеизм.
Незлопамятность — это когда помнишь о зле, но злишься на память.
Немало атеистов сломалось в зоне турбулентности.
Неуверенность — предбанник неудачи.
Ни один мужчина не наступил бы дважды на одни грабли, будь их черенок в два раза короче.
Ничто так не защищает от беременности, как халат, бигуди и огуречная маска.
Ничто так не развивает стадное чувство, как закадровый смех.
Обида как татуировка — легко нанести, трудно вывести.
Оказавшись на дне, не ходи, а отталкивайся.
Олигархи — это подавляющее меньшинство.
Опасно совать палец в обручальное кольцо.
Основав праздник 8 Марта, Клара Цеткин стала для продавцов цветов Матерью Терезой.
От голой правды страсти возбуждаются.
От рукоплесканий до рукоприкладства — один шаг.
Отношение к гастарбайтерам напоминает отношение к Википедии — все ругают, но пользуются.
Паршивая овца считает себя неповторимой.
Пахлава услащает рот, похвала — уши.
Пессимист думает, что жизнь идёт кувырком, оптимист — что она танцует брейк-данс.
Петух, случайно взлетевший на крышу курятника, мнит себя орлом.
Питаясь объедками с барского стола, не называй это совместной трапезой.
Плинтус глядел на паркет свысока.
Плохая форма — это когда пытаешься и так и сяк, а в итоге — ни то ни сё.
Плохая экология замедляет рост генеалогических деревьев.
Плющ становится выше, обвиваясь вокруг дерева.
По мнению вертолёта, самолёт слишком задирает нос.
Поверхностные знания как живот — сколько ни вбирай, эффект будет кратковременным.
Подложил свинью мяснику.
Поднимаясь, не подминай!
Пока солнце не зайдёт, фонарю ничего не светит.
Полагаться на ветреного человека так же ненадёжно, как запоминать дорогу по облакам.
Попасть в руки патологоанатома — слишком заурядно, вот в руки палеонтолога — другое дело!
После золотой медали важно не забронзоветь.
Постскриптум — место в письме, которое является главным, но притворяется второстепенным.
Пошляки шутят ниже пояса, джентльмены — выше колен.
Праздник — это когда жена в фартуке, картошка в мундире, а селёдка под шубой.
Преданный тебе — это друг; преданный тобой — враг.
Придурковатый вид часто является камуфляжем высокого интеллекта.
Пуговица петли не боится.
Путешественник состоит из впечатлений, турист — из чемоданов.
Радуга — это намокшие лучи солнца.
Разбилась рюмка — к счастью; разбилось счастье — к рюмке.
Разница между палачом и киллером — в работодателе.
Ребёнок, который не шалит, что мяч, который не подпрыгивает.
Ребёнок — это фломастер на все руки.
Ревнивые жёны как декабристки — всегда готовы следовать за мужьями по ссылкам.
Резиновые стадии жизни: соска, презерватив, грелка…
Резюме — это черновик некролога.
Реклама кокетничает; агитация соблазняет; пропаганда насилует.
Ремесло — золотая середина, оберегающая человека как от нищеты, так и от роскоши.
Речь может быть косноязычной, но взгляд всегда красноречив.
С болтливым человеком и поговорить не о чём.
С деньгами — катаемся, без денег — катимся.
С супругой ходят по театрам, с женой — по магазинам.
Самолёт — это место, где бок о бок молятся представители разных религий.
Самосвал не мечтает о карьере.
Самый опасный сплав — это стальные мышцы плюс чугунная голова.
Самым высоким коэффициентом полезного действия обладает авторучка в руках гения.
Сапёрам непонятны две вещи: как можно учиться на своих ошибках и почему говорят, что жизнь пройти — не поле перейти.
Сатирик щиплет, юморист щекочет.
Свадебный пир — это такой же акт гуманизма в отношении новобрачных, как последний ужин для приговорённых к смертной казни.
Свинья бы очень удивилась, узнав, для чего её кормят.
Свои ошибки талантливее.
«Скатертью дорога!» — это восклицание, которое для водителей является пожеланием, для асфальтобетонщиков — похвалой, а для всех остальных работников — увольнением.
Слова как телефонные звонки — входящие бесплатны, но за исходящие обычно надо платить.
Сложил руки — значит, нет желаний; протянул ноги — значит, нет возможностей.
Смешивать людей с грязью позволительно лишь врачам-бальнеологам.
Смотришь на заработки певцов и спортсменов и понимаешь, что главные предметы в школе — это пение и физкультура.
Собрал волю в кулак и… задушил.
Совесть — это когда на пляже ищешь туалетную кабинку.
Соловью не нужны продюсеры.
Сомнение — друг, когда намечаешь план, и враг, когда его осуществляешь.
Соратники диктаторов как подтяжки — либо поддерживают, либо висят.
Старик! Держава нас заметит и в гроб сойти благословит.
Старость как львица: медленно подкрадывается, стремительно набрасывается.
Старость — это когда злаки интересуют больше, чем злачные места.
Статистические отчёты похожи на часы без стрелок — цифры есть, но они ничего не значат.
Сто вагонов не потянут один паровоз; сто дураков не одолеют одного умного.
Стринги покупать легко: фасон не выбираешь, только цвет.
Супружеская гармония: у жены болит голова, а муж устал на работе.
Супружеское взаимопонимание — это когда храп в спальне является не монологом, а диалогом.
Счастье и горе — это две стороны монеты, которую жизнь периодически ставит на ребро.
Сытого мужчину тянет на ножки, голодного — на окорочка.
Так настойчиво преследовал цель, что та обратилась в бегство.
Такой редкий козёл, а в Красной книге не числится.
Таланты выделяются, бездарности выделываются.
Таксидермист сдирает шкуру; таксист сдирает три шкуры.
Таран носят на руках, когда нужно пробить стену и выбрасывают, когда она рушится.
Терпеливая наковальня разбивает агрессивный молот.
Только когда побили канделябрами, понял, что игра не стоила свеч.
Только начнёшь собирать аншлаги, как пора петь лебединую песню.
Тот, кто изобрёл колесо, вероятно, сводил концы с концами.
Тренер — это подъёмный кран, ученик — строящееся здание. Даже став выше крана, здание нуждается в нём, если желает стать небоскрёбом.
Троллейбус — это автобус на поводке.
Трудно смотреть в замочную скважину, гордо выпрямившись.
Трудности как альпинистские рюкзаки — без них на вершины не взбираются.
У иных людей мозгов — кот наплакал, зато амбиций — слон наложил.
У ласковой женщины нет недостатков.
У нас даже в сказках злодеи хорошо живут — у Кощея замок, у Бабы-яги личный «вертолёт».
У плагиатора две музы: одну зовут Copy, другую — Paste.
У работника гора дел — у начальника дела в гору.
Уединённость — это пыточная камера для глупца и роскошный апартамент для мудрого.
Уже многие поколения рождены, а сказка былью так и не стала.
Успех — это вершина небоскрёба, в котором наверх движешься по крутой лестнице, а вниз — на скоростном лифте.
Успех — это когда ты не оправдал надежд врагов.
Утюг — женский эталон настоящего мужчины: горяч, гладит и пьёт только воду.
Уфология — наука, чувствующая себя не в своей тарелке.
Флаг к ветру относится трепетно.
Флюгер — это сурдопереводчик ветра.
Форма газетных и больничных уток разная, но содержание, как правило, одинаковое.
Фотография на аватаре позволяет реваншироваться за фотографию в паспорте.
Фраза «литературный штамп» — уже тоже литературный штамп.
Футбол — это шахматы, где фигурам не нужен шахматист.
Хату с краю грабить легче.
Холостые завидуют женатым; женатые завидуют холостым; и только разведённые никому не завидуют.
Хорошие мемуары должны походить на лёгкий стриптиз, но не на эксгибиционизм.
Хорошим человеком по блату не станешь.
Хочешь быть на коне — будь готов пахать как лошадь.
Художник не расстраивается, когда его картина маляру не нравится.
Худшее для козла отпущения — стать сидоровой козой.
Цены как собаки: если бешеные — кусаются.
Цианистый калий — яд с неописуемым вкусом.
Цитата без автора что золото без пробы: даже когда блестит, доверия не вызывает.
Человек, называющий себя умным, обычно является самозванцем.
Человечество стыдливо опускает взор: сперва глядели в телескоп, затем перешли на телевизор, теперь уткнулись в телефон.
Черновик — это прачечная текстов.
Что бы свинья ни сделала, будет свинским поступком.
Что может выглядеть более триумфально, чем птица, сидящая на голове у огородного пугала?!
Чтобы лишить сна тысячи жителей, достаточно одного имбецила и ста децибел.
Чтобы назвали светильником разума, необходимо вначале угаснуть.
Чтобы подкова над дверью приносила удачу и защищала, нужно её снять и взамен установить камеру видеонаблюдения.
Чтобы попасть на обложку, многие с радостью попадают в переплёт.
Чужой гимн как звонок будильника: вставать не хочется, а надо.
Шеф-повар на кухне: «Прометеев, огня! Танталов, муки! Колумбова, яйцо! Бертолетова, соль! Адамова, яблоко! Эзопов, язык! Прокрустов, руби! Дамоклов, шинкуй! Сизифов, неси!»
«Щ» — самая приставучая буква: щупает, щиплет, щекочет…
Электрический ток не бьёт, он защищается.
Эпидемия — это когда туберкулёзная палочка передаётся как эстафетная.
Эрудит — человек, который обо всём имеет несобственное мнение.
Это раньше глаголом жгли сердца, теперь всё чаще разглагольствуют.
Юмор, как и женский стан, должен быть тонким, но не плоским.
Яндекс — поисковая система, не позволяющая плагиатору выглядеть гением.
Япония — это нация, которая твёрдо сидит на своих ногах.
Ясновидение — это то, чего не может быть, пока на свете есть хотя бы одно казино.

Одностишия

А в Нидерландах ждёт Мари Хуана.
В карманах чистота, как в Сингапуре.
Ваш юмор мне напомнил камбалу.
Всем пироманам — аутодафе!
Вы к праотцам отправитесь во сколько?
Вы что — совсем паранормальны?
Дом престарелых не для аксакалов.
Как в корень зреть ботаника не учит!
Как трудно в бане постоять за честь мундира!
Какой уж там из тополя бонсай?!
Копилка мудрости не принимает мелочь.
Лень-матушка. Её за это любят…
Молитвы Дездемоны были тщетны.
Мы одностишием заткнём за пояс хокку.
Не путайте безбожность с атеизмом.
Пока комар пищит, он не кусает.
Пора бы альпеншток сменить на посох…
Послушай, ты ведь не Бетховен…
Свистеть? Я в этом деле чайник.
Страна от страха наложила вето.
Табличка сторожа: «Ушёл на перерыв».
У Гоголя армяне любят «Нос».
Ходить по струнке? Нет уж, дудки!
Чтоб испытать меня, послал в Семипалатинск.

О себе

Каждый раз, когда я беру в руки пешку и двигаю её на одну клетку вперёд, меня начинает мучить совесть: а тем ли я делом занимаюсь при росте 190 см и весе 100 кг?
Многие ошибочно полагают, что я баскетболист. Когда говорю, что шахматист, ошибочно полагают, что я над ними издеваюсь.
Однажды мне сказали, что я хорошо играю в плохих позициях. Это был самый честный и самый ценный комплимент, которого я удостаивался.
Память — загадочная штука: я играю вслепую одновременно с тремя шахматистами, легко воспроизвожу партии двадцатилетней давности, но никак не могу запомнить номер своего мобильного телефона.
Я тридцать лет занимаюсь шахматами и тридцать дней пишу афоризмы. Google, Яндекс и другие поисковики считают, что я писатель афоризмов, который немного умеет играть в шахматы. Это триумф или фиаско?

О нём

Ашот Наданян написал великолепную книгу «Мои шахматы», читая которую и смеешься и плачешь, радуешься и грустишь. Я считаю эту книгу лучшей биографической книгой 2013 года и одной из лучших за последние лет двадцать. Ашот — человек, к которому с первых же строчек его книги начинаешь испытывать симпатию и уважение.
— Яков Зусманович
Ашот Наданян — разносторонне одарённый человек, и его книгу «Мои шахматы» я прочитал с немалым удовольствием. Он интересно играет, «вкусно» пишет, содержательно и при том объективно комментирует.
— Марк Дворецкий
Ашот Наданян — это Вардан Мамиконян русского афоризма.
— Юрий Арустамов
В мою команду входят многие игроки, но абсолютно незаменимым является Ашот Наданян, который, кроме собственной работы, ещё и руководит всем процессом, а также планирует тренировки.
— Левон Аронян
Когда Наданян вдохновлён, он способен производить волшебство.
— Тибор Каройи
Наданян — один из самых глубоких исследователей дебюта.
— Игорь Зайцев
Я мог бы долго говорить об Ашоте как о шахматисте, композиторе, теоретике, тренере, однако предпочёл бы написать о нём как о человеке. Если бы меня спросили, кто из моих близких друзей самый честный и добрый, я бы без колебаний назвал Ашота.
— Левон Аронян