Александр Николаевич Скрябин — Цитаты

Александр Николаевич Скрябин (6 января 1872 года (25 декабря 1871 года), Москва — 27 (14) апреля 1915 года, там же) — русский композитор, пианист, поэт и мыслитель Серебряного века.

 

Не люблю я камерных ансамблей. Ансамбль сковывает игру исполнителя, затушёвывает его индивидуальность

(из воспоминаний А. Оссовского)

 

Чтобы стать оптимистом в настоя­щем значении этого слова, нужно ис­пытать отчаянье и победить его.

(запись на отдельном листе, время создания Первой симфонии (1899—1900 годы))

 

В жизни каждого человека весна бывает лишь раз. А как люди спешат отделаться от этого обмана, от этих дивних грез!

(там же)

 

Иду сказать людям, что они сильны и могучи

(там же)

 

Я так счастлив, что если б я мог одну крупицу моего счастья сообщить целому миру, то жизнь показалась бы людям прекрасной

(из либретто оперы, написанного с 1900 по 1903 год)

 

Зависть — признание себя побежденным

(из философских записей 1904 года)

 

…мир есть результат моей деятельности, моего творчества, моего хотения (свободного)

(там же)

 

Жизнь есть преодоление сопротивления

(там же)

 

История есть стремление к абсолютной дифференциации и абсолютному единству

(философские записи за 1906 года)

 

Я весь желанье, весь порыв, но для меня желанье не томительно — оно моя стихия, мое счастье, оно живет во мне вместе с уверенностью в успехе

(дата и источник не установлены)

 

В основе всего лежит любовь к жизни, к деятельности, к познанию

(дата и источник не установлены)

 

Я жить хочу! Я хочу нового, не­изведанного. Я хочу творить. Я хочу свободно творить. Я хочу сознатель­но творить

(дата и источник не установлены)

 

Жизнь — деятельность, стремление, борьба.

(дата и источник не установлены)

(дата и источник не установлены)

 

К жизни, к жизни! Люди, звери, цветы и камни

 

Прометей есть символ, в разных формах встречающийся во всех древ­них учениях. Это — активная энергия вселенной, творческий принцип; это — огонь, свет, жизнь, борьба, мысль, прогресс, цивилизация, сво­бода

(дата и источник не установлены)

 

Шопен колоссально музыкален. Он несравненно музыкальнее всех современников, и с его данными можно было бы стать величайшим композитором мира, но, к сожалению, музыкальность эта не находилась в соответствии с широтой его умственного кругозора. История музыки знает такие случаи, когда эти две стороны не находились в соответствии. <…> Поразительно в Шопене то, что он, как композитор, почти не эволюционировал. Чуть не с первого орus’а это был уже законченный композитор, с ярко определённой индивидуальностью. Это была гордая, высоконравственная натура, которая целиком отразилась в его творчестве. Можно, не читая биографии Шопена, рассказать её, изучив его сочинения, — настолько ярко это отражение.

  — из статьи «О Шопене»
 

Сейчас я дней на десять поселился в имении у своего дяди, Нила Александровича Скрябина <…> У дяди Нила деверь – капитан корабля и всё время привозит ему заморские диковинки. В оранжерейке при доме у него растут пальмы, бамбук и даже кактусы, в точности как у тебя, только места больше. А в гостиной, где я занимаюсь на рояли, вся обстановка тоже из бамбука, и много всяких странных вещиц – в основном из Китая. Очень хорошо, но жаль, что нельзя так жить достаточно долго.:383

  — (из письма 1900 года)
 
  — из либретто скрябинской «сверх’оперы» (~1903-1904)

Цитаты о Скрябине

 

Всё лучшее, всё наиболее грандиозное и великое, все яркие мысли, которые приходили ему в голову, он предназначал как материал для Мистерии. Над последней он всё время работал, откладывая для неё лучшие сокровища вдохновения. Его жизнь с 1902 г. — собирание материала для Мистерии. Затем, когда полёт его творчества открывал ему новые звуки и новые грёзы, ещё более ярко предававшие идею, когда он в своём вдохновении находил нечто ещё более ценное, то прежние эскизы он использовал под симфонические произведения, под крупные и мелкие, уже чисто музыкальные вещи. Таким образом, не только по духу, но и по плоти всё его творчество родилось фактически из материала Мистерии — всё оно спаяно единством внутренней сущности.:17

  — Леонид Сабанеев, «Скрябин»
 

Скрябин окончательно замыкается в свой мир. Тени прошлого, которые ещё жили в третьей симфонии — перестают для него существовать. Всё увереннее несётся он на крыльях своего вдохновения в лучезарную область экстаза. Для него замолкли, стали непонятны и темны «песни земли», которые когда-то и он пел вместе с человечеством, стали непонятны те переживания трагизма, гнетущей тоски, которым и он отдавал дань. Сдвиг психологии всё больше и полнее завладевает его духом. Всё это пройдено и отмерло, как отмирают иссохшие листья на дереве. Он специализируется на настроениях той лучезарной области, куда он попал духом и которая так потрясла его. Кроме экстатических настроений и к ним привходящих — никакие иные его не интересуют, даже чужды и противны ему. Среди той огромной области переживаний, которая была захвачена им в третьей симфонии, он выбирает одну излюбленную, область экстаза, и начинает её усиленно культивировать, отвергая всё остальное.:21

  — Леонид Сабанеев, «Скрябин»
 

И он рассыпается блесками огней, капризных и причудливых, иногда искажённых гримасою, непонятною и чуждою, иногда обольстительным призраком, то вдруг озаряется ослепительным сиянием, в котором может почудиться свет великого сознания. Что это такое? Разве эти прихотливо сменяющиеся образы, то обольстительные, то ужасные, то грациозные, то «вежливые» — разве они не знакомы тем, кто погружался активно в мистический путь? Это — стихия дьяволизма, океан призраков — великая область астрала. В эту область иногда светят лучи, отражённые высшими сферами, иногда она погружена в мрак низших областей.:76

  — Леонид Сабанеев, «Скрябин»
 

…вообще А.Н. редко и не сильно прибегал к этому наркозу. «Когда-то мне это бывало нужно при сочинении, — говорил он. «Но сейчас мне это уже не нужно. <…> Я теперь и так, постоянно, как в опьянении», — говаривал он. «Мне не нужно это, внешнее — это слишком материально и грубо. Нужно более тонкое опьянение: взорами, ласками, ароматами, звуками…» :130

  — Леонид Сабанеев, «Воспоминания о Скрябине»
 

 «Пьяным» я его почти никогда не видел. Только навеселе. И А.Н. был очень «крепок» на вино. Раз как-то летом 1912 года мы, сговорившись, отправились в ресторан «Ампир» в Петровских линиях <…> сидели долго, и выпито было много. А.Н. захмелел, и когда уже гасились огни в ресторане, он взял меня за руку и повёл по темнеющему залу неуверенной поступью, говоря несколько не своим «томным» голосом:

«Наступает час, когда все должны быть знакомы друг с другом». И он начал здороваться с редкими посетителями ресторана, называя вместо своей какую-то «графскую» фамилию…:130

  — Леонид Сабанеев, «Воспоминания о Скрябине»
 

«Истины нет», отвечал мне Скрябин. «Истина нами творится. Истина творится творческой личностью и тем независимее, чем эта личность выше. Это – самое трудное для постижения, а между прочим это именно так. Полная свобода. А истина, какая бы она ни была, исключает свободу». :152

  — Леонид Сабанеев, «Воспоминания о Скрябине»
 

«Чтобы стать праведным, надо пройти чрез бездну греховности, упиться ею, почувствовать порок…» :178

  — Леонид Сабанеев, «Воспоминания о Скрябине»
 

«Только иерархия может дать ритм в жизни. Если её нет, если будет полное равенство, то это такая тоска, что все мухи передохнут.» :178

  — Леонид Сабанеев, «Воспоминания о Скрябине»
 

«Какое ненормальное положение создаётся я должен зарабатывать деньги концертами, играть эти старые прелюдии, когда я мог и должен бы писать то, к чему я предназначен… государство вообще должно содержать творцов, потому что они — цвет человечества, и всё людское общество существует для них и из-за них.»:178

  — Леонид Сабанеев, «Воспоминания о Скрябине»
 

«В настоящем общественном строе художники должны управлять народами, художники и мудрецы, потому что они — цвет и глава человечества. Это — естественная и необходимая иерархия. Равенство — это абсурд, нелепость и ужасная вещь. Ведь если все равны, то нет ни контрастов, ни различий, всё однотипно, однотонно. Ведь это — идеал примитивного социализма, когда всё материализуется и все качественные различия становятся только количественными.» :178

  — Леонид Сабанеев, «Воспоминания о Скрябине»
 

Праведность сопровождается большими размахами в греховность… и при том всё это ведь в пределах жизни расы. Когда иерархия достаточно восполнена, когда уже есть те, кто может вести к дематериализации, тогда наступает конец расы… :179

  — Леонид Сабанеев, «Воспоминания о Скрябине»
 

«Художник выше всех царей короли должны преклоняться перед ним»… :179

  — Леонид Сабанеев, «Воспоминания о Скрябине»
 

…действительно А.Н. страшно кутил во дни молодости и дружбы с Сафоновым, который был в этом деле первоклассный мастер, побивавший рекорды. Когда я уже значительно потом, после смерти А.Н. встретил Сафонова и спрашивал о годах его дружбы с А.Н. и в частности о генезисе Мистерии, Сафонов отвечал:

«Ведь Саша же пил тогда много. Ему с пьяну и мистерия сочинилась. Он так пил, что на всю жизнь опьянел»… :260

  — Леонид Сабанеев, «Воспоминания о Скрябине»
 

 «Раньше я нуждался в этих внешних возбуждениях», сознался он мне раз: «я ведь тогда очень бедовую жизнь вёл… Мы сиживали с Василием Ильичём (Сафоновым) в Эрмитаже до утра, вы знаете, нас запирали там оффицианты на ночь и уходили, чтобы утром опять отпереть».

«Тогда мне нужно было это возбуждение внешнее, физиологическое… а теперь я в нём не нуждаюсь, потому что у меня иные способы постоянного возбуждения. Я теперь преодолел всё это — это не аскетизм, а преодоление. У меня теперь постоянная опьянённость, но не грубая, не физиологическая»… :260

  — Леонид Сабанеев, «Воспоминания о Скрябине»
 

В искусстве (как, впрочем, и в науке) встречаются и такие тёмные вестники, которые лишены тёмных миссий и становятся глашатаями тёмного просто вследствие личных заблуждений. Ярким примером такого деятеля может служить Скрябин. В Бога он веровал и по-своему Его любил, самого себя считал Его вестником и даже пророком, но с удивительной лёгкостью совершал подмены, стал жертвой собственной духовной бесконтрольности и превратился в вестника Дуггура. Мало кто понимает, что в «Поэме экстаза», например, с поразительной откровенностью рисуется именно тот демонический слой с его мистическим сладострастием, с его массовыми сексуальными действами, с его переносом импульса похоти в космический план, и главное, рисуется не под разоблачающим и предупреждающим углом зрения, а как идеал. Естественно, что чуткий слушатель «Поэмы экстаза», совокупления, под конец ощущает как бы внутреннюю размагниченность и глубокую прострацию.

  — Даниил Андреев, «Роза мира»
 

Помню, особенно меня печалила вечная привычка Скрябина ходить “в обществе”, неизменно выворачивая лаковые штиблеты “носками наружу”, наподобие того, как это делают балерины, привыкшие к “первой позиции”. Грешным делом, похожую привычку я знал отчасти и за самим собой, и с детства боролся с очевидным проявлением комплекса неполноценности. Непросто понять, отчего именно такая незатейливая “выворотность” ног придаёт человеку бóльшую уверенность в себе, в своём облике, обаянии и внешней привлекательности!..:413

  — Юрий Ханон, «Скрябин как лицо»
 

Рахманинов…, мрачнее тучи сидел в креслах и подлетевшему к нему с расспросами вечно возбуждённому Померанцеву ответил коротко, но смело: “Я-то думал, что Скрябин просто свинья, а оказалось – ещё и композитор”…:403

  — Юрий Ханон, «Скрябин как лицо»

Комментарии

  1. «Фонола» ― одно из фирменных названий пианолы. Скрябин в своём письме (январь 1908 года) рассказывает о контракте с фирмой некоего господина Хупфельда, который заказал ему «записать» двадцать своих фортепианных произведений для пианолы (фонолы) его фирмы. Многократно изданный на виниловых пластинках и компакт-дисках, именно этот восковой валик до сих пор остаётся единственной прижизненной записью Александра Скрябина.
  1. 1,01,11,21,31,41,5 Юрий Ханон «Скрябин как лицо», издание второе. — С-Пб: Центр Средней Музыки, 2009. — 680 с. — ISBN 5-87417-026-X
  2. 2,02,12,2 Леонид Сабанеев «Скрябин». — Москва: к-во «Скорпион», 1916. — 274 с.
  3. 3,003,013,023,033,043,053,063,073,083,093,103,113,12 Сабанеев Л.Л. Воспоминания о Скрябине. — М., Неглинный пр., 14: Музыкальный сектор государственного издательства, 1925. — 318 с.