Цитаты из мультфильма «Зима в Простоквашино»

«Зима в Простоквашино» — третий мультфильм из трилогии о Простоквашино. Сценарий написан Эдуардом Успенским по мотивам его повести «Дядя Фёдор, пёс и кот». В 1997 году сценарий беллетризован в одноимённую повесть.

Цитаты

 

Матроскин: Ну и ну… Ну и ну…
Галчонок: Н-да!
Матроскин: Что делается…
Галчонок: Н-да!
Матроскин: На дворе конец двадцатого века…
Галчонок: Н-да!
Матроскин: …а у нас в доме одна пара валенок на двоих. Ну, как при царе Горохе!
Галчонок: Н-да!
Печкин: А почему так вышло-то? Что у вас, средствов нету? То есть — денег у вас не хватает?
Матроскин: Средства у нас есть. (стучит себе по лбу) У нас ума не хватает. Говорил я этому охотнику — купи себе валенки! А он что?
Печкин: Что он?
Матроскин: Пошёл и кеды купил — они, говорит, красивее.
Печкин: Это он не подумавши сделал. У нас зимой национальная деревенская одежна какая? Валенки, штаны ватные, тулуп и шапка — на меху. У нас зимой в кедах даже… студенты не ходют.

 

Матроскин (пишет): «Шарик, ты балбес!»
Печкин: Неправильно это. Если бланк поздравительный, адресата сначала поздравить надо.
Матроскин: Ну, хорошо, хорошо… (пишет) «Поздравляю тебя, Шарик, ты балбес!»

 

Шарик: Я вот сейчас в него кочергу брошу, чтобы не обзывался!
Печкин: Зачем бросать, если почта есть? Сейчас мы её упакуем и коту передадим. Это же бандероль получается. (Относит.) Вам кочергу прислали, бандеролью. Хотели в Вас запустить…
Матроскин: Что-что-что-что?!? Да я за это в него утюгом запущу!..
Печкин: Минуточку… Больше килограмма! Это посылка получается. Сейчас мы её доставим…

 

Печкин: …А если Вы на него бочку катите, то это уже контейнерная перевозка получается. Этим трансагентства занимаются в сельской местности.

 

Мама: Как мне всё это надоело! Наша квартира мне телевизионную передачу напоминает. «Что-где-когда» называется.
Папа: Это почему же?
Мама: А не поймёшь, что где валяется и когда всё это кончится!

 

Папа: Мы с дядей Фёдором посоветовались и решили…
Дядя Фёдор: Ага!
Папа: …что нам совершенно необходимо где-то второго ребенка достать.
Дядя Фёдор: Ага!
Папа: Чтобы строгость снять и сердитость.
Мама: (падает в кресло) Ой!!! Никогда.

 

Мама: Я, конечно, люблю природу, но не до такой степени, чтобы в концертном платье в электричках разъезжать.
Папа: Это верно. В Простоквашино сейчас мороз!.. Там надо концертную телогрейку надевать… и концертные валенки.

 

Галчонок: Эфто я, пофтальон Пефкин, принёф фурфнал «Фурфифка»!

 

Папа: Шарик с Матроскиным начинают раздел имущества.
Галчонок: Тчк!
Папа: Скоро печку пилить начнут…
Галчонок: Зпт!
Папа: А потом избу!
Галчонок: Тчк!
Папа: Почтальон Печкин.
Галчонок: Т-ч-к!

 

Матроскин: Ну, и что это? Что это за народное творчество?
Шарик: Э-эх! Это индейская национальная народная изба — «фиг вам» называется…
Матроскин: Дожили… Мы его, можно сказать, на помойке нашли, отмыли, очистили от очисток — а он нам фигвамы рисует!

 

Матроскин: Он о зайцах думает! А о нас кто подумает? Адмирал Иван Фёдорович Крузенштерн?
Печкин: Разрешите поинтересоваться в целях повышения образованности — а кто такой будет Иван Фёдорович Крузенштерн?
Матроскин: Не знаю. Только так пароход назывался, на котором моя бабушка плавала…
Шарик: Наверное, он был не как ты. Он был хороший человек, раз его именем пароход назвали. И он ёлки рубить не стал бы… кхе! Не то что некоторые!..

 

Папа: Здра-авствуйте! Угадайте, кто я?
Печкин: Адмирал. Иван Фёдорович Крузенштерн — человек и пароход!
Папа: (снимает маску) Ну, вы уж совсем…

 

Матроскин: Ну, вот что ездовые собаки бывают… это я… слышал. А вот чтобы… ездовые коты — это перебор.
Печкин: А ездовые почтальоны вам встречались?
Папа: Ничего, ничего. У нас зимой дороги такие и погода такая, что уже ездовые академики встречаются. Сам видел!

 

Матроскин: (поёт) А я всё чаще замечаю,

Что меня как будто кто-то подменил…

О морях и не мечтаю —

Телевизер мне природу заменил.

Что было вчера,

Это забыть мне пора

С завтрашнего дня,

С завтрашнего дня.

Ни соседям, ни друзьям (никому!)

Не узнать меня,

Не узнать меня…

 

Папа: Странная какая-то у вас настроечная таблица: кругами.
Печкин: А это у них не таблица. Это у них всё паутиной заросло. У них на кажной кастрюле такая таблица. И на печке даже. Поскольку они не разговаривали.
Матроскин: А мы уже помирились. Помирились, когда дядю Фёдора из снега вытаскивали. Потому что совместный труд для моей пользы — он объединяет.

 

Печкин: Щас в наше время главное украшение стола — что?
Папа: Цветы!
Шарик: Кости!
(Дядя Фёдор пожимает плечами)
Печкин: Телевизор! А он у вас паутину показывает.

 

Шарик: Попрошу внимания! Сделайте, пожалуйста, умные лица! Я на вас фотоохоту начинаю!

 

Матроскин: Какие у вас в Москве новости-то?
Дядя Фёдор: Решили с папой второго ребёнка доставать.
Матроскин: Ну и ну… Раньше шубы-мотоциклы доставали, а теперь детей доставать начали…

 

Печкин: Ой, какая радость! В телевизоре вашей маме один дядя с большими усами цветы подарил.
Папа (не расслышав): Я бы этому дяде с большими ушами уши-то пооткрутил…
Печкин: Я вам сейчас этого дядю покажу. (ставит на окно телевизор) Вот он, вот он, этот коварный тип гражданской наружности!
Папа: А-а-а… (смеётся) Это вовсе не тип — это руководитель маминой самодеятельности.

 

Печкин: Ничего себе! Вашу маму и там, и тут передают. До чего техника дошла!
Мама: Это не техника дошла, а я сама сюда дошла, на лыжах. А концерт на плёнку записан.

Трое из Простоквашино
Каникулы в Простоквашино

  1. Существует мнение, что здесь имелся в виду академик Андрей Дмитриевич Сахаров. Незадолго до выхода мультфильма за рубежом были показаны кадры, как академик Сахаров в Горьком выталкивает свои «Жигули» из сугроба.

Расскажите своим друзьям: