Жаб Жабыч Сковородкин — Цитаты

«Жаб Жабыч Сковородкин» — детская повесть Эдуарда Успенского 1999 года. Имеет 2 продолжения — «Сын Жаб Жабыча» (1999) и «Жабжабыч метит в президенты» (2007).

Цитаты

 

… бился над выведением новой породы — восьминогих уток. Чтобы одной такой уткой можно было легко накормить две малогабаритные семьи. — глава 1

 

Старший научный сотрудник института Д. У. Круглый… — глава 1

 

Мало того что эти учёные вывели Жаб Жабыча, они ещё наделили его разумом. Правда, не очень большим, но всё же. Как же они ухитрились сделать это? Очень просто.

Старший научный сотрудник института Д. У. Круглый записывал биотоки мозга жабы. Одновременно он снимал сигналы своего мозга, чтобы сравнить две энцефалограммы — человека и человекообразной жабы.

Он всё перепутал. Сигналы, идущие с его головы, он подключил не к записывающему прибору, а к датчикам на голове Жаб Жабыча. И Жаб Жабыч считал всё, что было у Круглого Д. У. в мозгах.

После этого Жаб Жабыч сбежал. — глава 1

 

— Я непривередлив, — ответил гость. — Хитин и немного белка. Креветки, крабы, лангусты. — глава 2

 

Институт генетики им. Вл. Ильича однажды вывел новую породу гигантских тараканов. Каждый таракан был размером с лапоть. И в город их выбежало штук пятьсот, самые отборные генетические экземпляры. (Большая потеря для научного коллектива.)

Через полгода их развелось несчётное количество. Они встречались на всех помойках, бегали по всем стенам вплоть до шестого этажа, залезали в автомобили.

Дети ловили их и приклеивали к ботинкам или привязывали верёвками. Получались такие летние коньки.

Тараканы были необычной силы и легко катали детей. Самое главное, надо было держать ноги вместе, потому что тараканы всё время норовили бежать в разные стороны, и неопытный, слабоногий конькобежец немедленно растягивался во весь рост. — глава 3

 

Мама взяла из рук замершего Жаб Жабыча газету и прочла:

«Институт генетики им. Вл. Ильича Ленина разыскивает пропавший экземпляр гигантской жабы, необходимый для исследовательских работ. ».

— Что это? — сказала мама. — Нашего Жаб Жабыча могут у нас забрать?

— Очень даже могут, — сказал папа.

— А почему?

— Да потому, что они его вывели. Это их собственность.

— Что значит собственность?! — поразилась мама. — В какое время они живут?

— В самое генетическое. Они кого хотят, того и выводят. И никто не может им это запретить.

— И что же, ты отдашь им нашего любимца, нашу жабоняню?

А Владик прижался к застывшему Жаб Жабычу и стал целовать его в мокрую морду.

— Ни за что! — ответил папа. — Мы его спрячем.

— Где?

— Ни «где», а «под чем»?

— Под чем?

— Под новым обликом.

— Под каким таким новым обликом? — спросила мама.

— Под обликом суринамской пипы.

Когда Жаб Жабыч пришёл в себя после короткого замыкания в мозгах, ему объяснили, что он уже не Жаб Жабыч, а Суринамыч. И что в присутствии посторонних людей он не должен ничего говорить, а только квакать. И нельзя ему квакать ничего лишнего, а то его опять заберут в институт генетики и будут долго изучать.

— Как изучать? — спросил Жаб Жабыч (теперь Суринамыч).

— Мало ли как, — ответил папа. — Препарировать.

После этих слов Суринамыч снова замер на полчаса, а то и на час.

Выяснилось, что суринамские пипы чёрного цвета. И целую неделю Жаб Жабычу добавляли в пищу венгерскую морилку для мебели. Потому что именно таким образом один папин знакомый водопроводчик поменял цвет кожи и превратился в н!гра.

Бедному Жаб Жабычу к каждой еде давали стаканчик морилки, а он глубоко возмущался:

— И я должен это пить!

Папа его урезонивал:

— Люди за эту гадость деньги платят, а тебе бесплатно дают. Пей, и всё тут.

Жаб Жабыч ругался и пил. Пил и ругался.

Но зато Жаб Жабыч почернел, и никакой институт генетики ему теперь страшен не был. — глава 3

 

— Здравствуйте. Вы и в самом деле умеете разговаривать?

— Далеко не на все темы, — ответил Жаб Жабыч.

— Какие же темы вы предпочитаете? — спросил милицейский командир.

— Я люблю поговорить о съедобности насекомых. Особенно чешуйчатокрылых.

— Захватывающая тема, — сказал начальник. — Но какая-то не сразу милицейская. — глава 8

 

— Есть хорошая фамилия — Жабс. Жаб Жабыч Жабс.

— Нет, нельзя, — не согласился Жаб Жабыч. — Могут подумать, что я еврей.

— Чего же ты хочешь?

— Мне бы чего-нибудь круглое.

— Мячиков? — предложил Владик.

— Нет.

— Почему?

— В середине пустое.

— Батонов? — сказал папа.

— Слишком легковесное.

— Бубликов? — решила мама.

— Тоже нет. Очень дырчатое.

— Скороваркин!

— Сковородкин! — посыпались предложения.

— Это то, что надо. И круглое, и тяжёлое. — глава 9

 

В нём стал вскипать гнев. А так как Жаб Жабыч был практически хладнокровный, гнев в нём вскипал очень медленно. Примерно на два градуса в час. — глава 17

 

— Мы его вам не отдадим! — добавил Витя Верхотурцев. — И не мечтайте. Это наш друг.

— Я сейчас позову милицию, — заявил фотограф Стенькин. — Она вам покажет!

— Не надо звать милицию. Я и есть милиция! — сказал подоспевший инспектор Пистолетов. — Они вам его не отдадут.

Он показал Стенькину удостоверение.

— Тогда я мафию позову, — сказал Стенькин.

Из кустов вышел здоровый хрен с чугунным затылком и в кожаной куртке.

— Не надо звать мафию. Я и есть мафия. Кто тебя обижает? — глава 17

Литература

Успенский Э. Н. Жаб-Жабыч Сковородкин: Повесть-сказка — М.: «РОСМЭН». 1999. — С. 69. ISBN 5-257-00665-0

Расскажите своим друзьям: