Ральф 124C 41+ — Цитаты

 

Было около часа следующего дня. У входа в лабораторию послышалось осторожное покашливание.

Через несколько минут кашель повторился к великой досаде учёного, который раз навсегда распорядился ни при каких обстоятельствах не беспокоить его во время работы.

При третьем покашливании учёный поднял голову и пристально посмотрел в дверной проём. Самый убеждённый оптимист не прочёл бы в этом взгляде выражения радушного гостеприимства.

Питер, вытягивавший из-за дверного косяка шею, пока один его глаз не встретился с взглядом хозяина, поспешно спрятал голову.

— Что всё это значит, в конце концов? — донёсся резкий, недовольный голос из лаборатории.

Питер, начавший на цыпочках отступать, повернулся и осмелился снова выглянуть одним глазом из-за косяка. По его выражению можно было видеть, что ни за какие блага в мире он не отважится выйти из своего укрытия, Питер с отчаянием выкрикнул:

— Молодая леди из…

— Я занят, ступай вон.

В этот момент Ральф нажал находившуюся у него под рукой кнопку, чем привёл в действие электромагнит; соскользнувшая вниз тяжёлая стеклянная дверь, загородившая проём, едва не задела Питера по носу.

Разговор сам собой мгновенно прекратился.

Обезопасив себя таким образом от возможных вторжений, Ральф вновь обратился к большому стеклянному ящику, которым он был занят и где можно было увидеть сквозь зеленоватые пары собаку, к сердцу которой была прикреплена плоская стеклянная коробка, наполненная металлообразным, веществом.

Этим веществом был радий-К. Радий, известный уже сотни лет, обладает непостижимым свойством в течение тысячелетий излучать тепло, не разрушаясь при этом и, по-видимому, не получая энергии извне.

В 2009 году Анатоль М610 В9, великий французский физик, обнаружил, что радий получает свою энергию из эфира, заполняющего пространство. Он доказал, что этот элемент является одним из редких веществ, родственных эфиру. Учёный установил, что радий сильно притягивает к себе эфир и что тот, циркулируя через него, заряжается электричеством, обнаруживая при этом все свои свойства.

Анатоль М610 В9 сравнивал влияние радия на эфир с воздействием магнита на кусок железа. Свою теорию учёный доказал, исследовав кусок чистого металлического радия в безэфирном пространстве, где он утратил все свои свойства и вёл себя как кусок обыкновенного металла.

Радий-К, использованный Ральфом, представлял собой не чистый металл, а сплав радия с аргоном. Такой сплав обладал всеми обычными свойствами радия и выделял большое количество тепла, но не вызывал ожогов органических тканей. Обращение с ним не требовало особых предосторожностей.

Находящаяся в ящике собака была мертва уже три года. Ровно три года назад Ральф 124С 41+ в присутствии двадцати видных учёных продемонстрировал живую собаку; затем выкачал из неё всю кровь, пока её сердце не перестало биться и она не была признана мёртвой. После этого Ральф наполнил пустые кровеносные сосуды животного слабым раствором бромистого радия-К и зашил большую артерию, через которую тело было наполнено этой жидкостью.

Затем плоская коробка с радием-К была прикреплена к сердцу собаки и животное поместили в большой стеклянный ящик, заранее наполненный пермагатолом — зелёным газом, обладающим свойством бесконечно долго сохранять животные ткани. Стеклянная коробка с радием-К предназначалась для поддержания температуры тела собаки на постоянном уровне.

После того как ящик заполнили газом, его стеклянная крышка была запечатана так, что нельзя было его открыть, не сломав печатей. Учёные условились встретиться через три года при вскрытии ящика.

Внутри его помешалось несколько точных приборов, соединённых проводами с записывающей аппаратурой.

Показания приборов Ральф проверял ежедневно, два раза в сутки. За три года у «мёртвой» собаки не сокращался ни один мускул, температура тела не изменилась ни на одну сотую градуса и дыхательные органы собаки не обнаружили никаких признаков жизни. Собака была мертва.

Приближалось время завершающей фазы эксперимента, который Ральф считал величайшим делом своей жизни. Три года назад, заканчивая первую стадию своего опыта в присутствии своих коллег, учёный ошеломил их, заявив, что собака, которую они все признали мёртвой, будет возвращена им к жизни нисколько не изменённой, не повреждённой, сохранившей свой прежний нрав, привычки и характер, как если бы она ненадолго вздремнула. — 3. Победа над смертью?

 

An apologetic cough came through the entrance to the laboratory. It was nearing one o’clock of the following day.

Several minutes later it was repeated, to the intense annoyance of the scientist, who had left orders that he was not to be interrupted in his work under any circumstances.

At the third «ahem!» he raised his head and stared fixedly at the empty space between the door jambs. The most determined optimist could not have spelled welcome in that look.

Peter, advancing his neck around the corner until one eye met that of his master, withdrew it hastily.

«Well, what is it?» came from the laboratory, in an irritated harsh voice.

Peter, in the act of retreating on tiptoe, turned, and once more cocked a solitary eye around the door-

jamb. This one feature had the beseeching look of a dog trying to convey by his expression that not for

worlds would he have got in the way of your boot.

«Beg pardon, sir, but there’s a young—»

«Won’t see him!»

«But, sir, it’s a young lady—»

«I’m busy, get out!»

Peter gulped desperately. «The young lady from—»

At this moment Ralph pressed a button nearby, an electromagnet acted, and a heavy plate glass door slid down from above, almost brushing Peter’s melancholy countenance, terminating the conversation summarily.

Having secured himself against further interruption Ralph returned to the large glass box over which he had been working, and in which one could see, through greenish vapors, a dog, across whose heart was strapped a flat glass box filled with a metal-like substance.

The substance in the box was Radium-K. Radium, which had been known for centuries, had the curious property of giving out heat for thousands of years without disintegrating and without apparently obtaining energy from any outside source.

In 2009, Anatole M610 B9, the great French physicist, found that Radium obtained all its energy from the ether of space and proved that Radium was one of the few substances having a very strong affinity for the ether. Radium, he found, attracted the ether violently and the latter surging back and forward through the Radium became charged electrically, presenting all the other well known phenomena.

Anatole M610 B9 compared the action of Radium on the ether with that of a magnet acting upon a piece of iron. He proved this theory by examining a piece of pure metallic Radium in an etherless space, whereupon it lost all its characteristics and acted like a piece of ordinary metal.

Radium-K, as used by Ralph, was not pure Radium, but an alloy composed of Radium and Argonium. This alloy exhibited all the usual phenomena of pure Radium and produced great heat, but did not create burns on animal tissue. It could be handled freely and without danger.

The dog lying in the glass box had been «dead» for three years. Just three years previous, in the presence of twenty noted scientists Ralph 124C 41 + had exhibited a live dog and had proceeded to drain off all its blood till the dog was pronounced quite dead and its heart had stopped beating. Thereupon he had refilled the empty blood vessels of the animal with a weak solution of Radium-K bromide, and the large artery through which the solution was pumped into the body had been closed.

The flat box containing Radium-K was then strapped over the dog’s heart and it was placed in the large glass case. The latter was filled with Permagatol, a green gas. having the property of preserving animal tissue permanently and indefinitely. The purpose of the box containing Radium-K was to keep the temperature of the dog’s body at a fixed point.

After the case was completely filled with gas, the glass cover was sealed in such a manner that it was impossible to open the case without breaking the» seals. The scientists had agreed to return after a lapse of three years to witness the opening of the box.

There were several delicate instruments inside the box and these were connected by means of wires to recording instruments on the side, and these Ralph inspected twice each day. Throughout the three years the «dead» dog had never stirred a muscle. His temperature had not varied 1/100 of a degree and his respiratory functions had shown no signs of life. To all intents and purposes the dog was «dead.»

The time was close at hand for the final stages of what Ralph considered to be his greatest experiment. Three years ago when he faced his fellow scientists at the end of the first stage of this work, he electrified them by announcing that he expected to prove that this dog, which they had all pronounced «dead,» could be restored to life, unharmed, unchanged, with no more effects upon the dog’s spirits, habits, and nature, than had the animal taken but a short nap.