Маркхейм — Цитаты

«Маркхейм» (на английском: Markheim; 1885) — рассказ Роберта Льюиса Стивенсона с элементами мистики.

 

— Стоим, беседуем — это так приятно. Жизнь наша коротка и ненадежна, зачем бежать её приятностей, даже столь скромных, как эта? Надо цепляться за всякую малость, которую можно урвать у жизни, как цепляется человек за край обрыва над пропастью. Если вдуматься, так каждый миг нашей жизни — обрыв, крутой обрыв, и кто сорвётся вниз с этой крутизны, тот потеряет всякое подобие человеческое.

 

‘It is very pleasant to stand here talking; and life is so short and insecure that I would not hurry away from any pleasure — no, not even from so mild a one as this. We should rather cling, cling to what little we can get, like a man at a cliff’s edge. Every second is a cliff, if you think upon it — a cliff a mile high — high enough, if we fall, to dash us out of every feature of humanity.’

  — Маркхейм
 

Моя жизнь — пародия и поклёп на меня самого. Я прожил её наперекор своей натуре. Все так живут. Человек лучше той личины, что прикрывает и душит его. Жизнь волочит нас за собой, точно наёмный убийца, который хватает свою жертву и набрасывает на неё плащ. Если б люди могли распоряжаться собой, если б можно было видеть их истинные лица, они предстали бы перед светом совсем иными, они воссияли бы подобно святым и героям!

 

‘My life is but a travesty and slander on myself. I have lived to belie my nature. All men do; all men are better than this disguise that grows about and stifles them. You see each dragged away by life, like one whom bravos have seized and muffled in a cloak. If they had their own control — if you could see their faces, they would be altogether different, they would shine out for heroes and saints!’

  — Маркхейм
 

Я родился и жил в стране великанов. Великаны тащили меня за руки с того первого часа, как мать даровала мне жизнь. Великаны эти — обстоятельства нашего существования.

 

I was born and I have lived in a land of giants; giants have dragged me by the wrists since I was born out of my mother — the giants of circumstance.

  — Маркхейм
 

Всякий грех — убийство, так же как вся жизнь — война. На мой взгляд, род человеческий подобен морякам, гибнущим на плоту в открытом море, когда они вырывают крохи у голода, пожирая друг друга.

 

‘All sins are murder, even as all life is war. I behold your race, like starving mariners on a raft, plucking crusts out of the hands of famine and feeding on each other’s lives.’

  — незнакомец

Перевод

Н. А. Волжина, 1967

О рассказе