Люди «Чердака» — Цитаты

 

— Ваши обвинения, — начал он, — основаны на одном: отрицании Книги Законов. Я не учил ничему, что противоречит нашей вере, и не бросал сомнений ни на один из законов, изложенных в Книге. И поэтому я отвергаю ваше обвинение.

Вершитель недоверчиво посмотрел на него сверху вниз.

— Очень многие люди говорили, что ты не веришь в Гигантов, Хонат, — сказал он. — Новой ложью ты не добьешься от суда снисхождения и милосердия.

— Я отрицаю обвинение, — настаивал Хонат. — Я верю в Книгу Законов в целом, я верю в Гигантов. Я учил лишь, что Гиганты не были реальны в том смысле, в каком реальны мы. Я учил, что они — символы высшей реальности, и их не следует воспринимать как реальных лиц.

— А что же это за высшая реальность? — настороженно спросил Вершитель. — Опиши.

— Ты требуешь от меня того, чего не смогли сделать создатели Книги, — горячо сказал Хонат. — Если эту реальность они облекли в символы, а не описали прямо, то разве на это способен я — обыкновенный прядильщик мешков?

— Твои слова — пустое сотрясение воздуха, — сердито сказал Вершитель. — Но они откровенно направлены на подрыв авторитета и порядков, установленных Книгой. Скажи-ка, Хонат-прядилыцик, если люди перестанут бояться Гигантов, то станут ли они тогда подчиняться Законам?

— Да, потому что они люди, и выполнять законы в их интересах. Они не дети, которым нужен Гигант-пугало с кнутом в руке, присматривающий за поведением. Более того, Вершитель, вера в реальных Гигантов, которые вернутся и снова начнут нас наставлять, вредна. Получается, что сейчас наши знания — половинчаты. Эту половину мы узнали из Книги. Вторая половина должна свалиться на нас с неба, если мы будем жить достаточно долго и дождемся возвращения Гигантов. А тем временем, значит, мы живем дикой жизнью растений, не способные обучаться самостоятельно.

— Если часть книги неверна, то есть причины сомневаться в истинности любой другой части и самой Книги, — мрачно произнес Вершитель. — И тогда мы теряем даже то, что ты назвал половиной знаний. А на самом деле — все знания. Это понятно тем, кто смотрит на мир ясным взором.

Хонат вдруг потерял выдержку.

— Тогда отбросим все! — вскричал он. — Отбросим и начнем учиться сначала и пойдем дальше, уже опираясь на собственный опыт. Вершитель, ты старый человек, но среди нас есть такие, кто ещё не забыл, что такое любопытство!

— Молчать! — прошипел Вершитель.

 

«I deny the charge,» Honath insisted. «I believe in the Book of Laws as a whole, and I believe in the Giants. I have taught only that the Giants were not real in the sense that we are real. I have taught that they were intended as symbols of — some higher reality, and were not meant to be taken as literal Persons.»

«What higher reality is this?» the Spokesman demanded. «Describe it.»

«You ask me to do something the writers of the Book of Laws themselves couldn’t do,» Honath said hotly. «If they had to embody the reality in symbols rather than writing it down directly, how could a mere pursemaker do better?»

«This doctrine is wind,» the Spokesman said. «And it is plainly intended to undercut authority and the order es— tablished, by the Book. Tell me, Purse-Maker, if man need not fear the Giants, why should they fear the law?»

«Because they are men, and it is to their interest to fear the law. They aren’t children, who need some physical Giant sitting over them with a whip to make them behave. Further— more, Spokesman, this archaic belief itself undermines us. As long as we believe that there are real Giants, and that some day they’ll return and resume teaching us, so long will we fail to seek answers to our questions for ourselves. Half of what we know was given to us in the Book, and the other half is supposed to drop to us from the skies if we wait long enough. In the meantime, we vegetate.»

«If a part of the Book be untrue, there can be nothing to prevent that it is all untrue,» the Spokesman said heavily. «And we will lose even what you call the half of our knowl— edgewhich is actually the whole of it, to those who see with clear eyes.»

Suddenly, Honath lost his temper. «Lose it, then!» he shouted. «Let us unlearn everything we know only by rote, go back to the beginning, learn all over again, and continue to learn, from our own experience. Spokesman, you are an old man, but there are still some of us who haven’t forgotten what curiosity means!»

«Quiet!» the Spokesman said.

Ещё по теме:

Расскажите своим друзьям: