Горе от ума — Цитаты

Иллюстрация Д. Н. Кардовского. 1907—1912.

«Горе от ума» — комедия в стихах А. С. Грибоедова, написанная в 1816—1824 годах.

Павел Афанасьевич Фамусов

 

То флейта слышится, то будто фортепьяно,

Для Софьи слишком было б рано? — I, 2

 

Вот то-то невзначай, за вами примечай. — I, 2

 

Скромна, а ничего кроме
Проказ и ветру на уме. — I, 2

 

Ей сна нет от французских книг,
А мне от русских больно спится. — I, 2

 

Нельзя ли для прогулок
Подальше выбрать закоулок? — I, 4

 

Нет отдыха,мечусь как словно угарелый — I, 4

 

А все Кузнецкий мост, и вечные французы, — I, 4

 

Губители карманов и сердец! — I, 4

 

Не надобно иного образца,
Когда в глазах пример отца. — I, 4

 

Попал или хотел попасть? — I, 4

 

Нельзя, чтобы случайно. — I, 4

 

Кто беден, тот тебе не пара. — I, 4

 

Тут все есть, коли нет обмана:
И черти и любовь, и страхи и цветы. — I, 4

 

Бывают странны сны, а наяву страннее. — I, 4

 

Где чудеса, там мало складу. — I, 4

 

Обычай мой такой:
Подписано, так с плеч долой. — I, 4

 

Что за комиссия, Создатель,
Быть взрослой дочери отцом! — I, 10

 

Петрушка, вечно ты с обновкой,
С разодранным локтем. — II, 1

 

Читай не так, как пономарь,
А с чувством, с толком, с расстановкой. — II, 1

 

Куда как чуден создан свет!
Пофилософствуй — ум вскружится;
То бережешься, то обед:
Ешь три часа, а в три дни не сварится! — II, 1

 

Что за тузы в Москве живут и умирают! — II, 1

 

Богат, и на богатой был женат. — II, 1

 

Она не родила, но по расчету
По моему: должна родить. — II, 1

 

Спросили бы, как делали отцы?
Учились бы на старших глядя. — II, 2

 

Тогда не то, что ныне. — II, 2

 

Был высочайшею пожалован улыбкой. — II, 2

 

Упал он больно, встал здорово. — II, 2

 

Ах! Боже мой! он карбонари! — II, 2

 

Что говорит! и говорит, как пишет! — II, 2

 

Да он властей не признает! — II, 2

 

Я всякому, ты знаешь, рад. — II, 3

 

В Москве прибавят вечно втрое. — II, 3

 

При мне служащие чужие очень редки;
Все больше сестрины, свояченицы детки. — II, 5

 

Как станешь представлять к крестишку ли, к местечку,
Ну как не порадеть родному человечку!… — II, 5

 

Вот молодость!.. — читать!.. а после хвать!.. — II, 5

 

Дай Бог здоровья вам
И генеральский чин. — II, 5

 

В Москве ведь нет невестам перевода. — II, 5

 

Вкус, батюшка, отменная манера,
На все свои законы есть. — II, 5

 

У нас уж исстари ведется,
Что по отцу и сыну честь. — II, 5

 

Дверь отперта для званных и незванных,
Особенно из иностранных. — II, 5

 

На всех московских есть особый отпечаток. — II, 5

 

В пятнадцать лет учителей научат! — II, 5

 

А придерутся
К тому, к сему, а чаще ни к чему,
Поспорят, пошумят, и… разойдутся.
Прямые канцлеры в отставке — по уму! — II, 5

 

Судьи всему, везде, над ними нет судей. — II, 5

 

Словечка в простоте не скажут, все с ужимкой. — II, 5

 

К военным людям так и льнут.
А потому, что патриотки. — II, 5

 

Едва
Другая сыщется столица, как Москва. — II, 5

 

Просил я помолчать, не велика услуга. — II, 5

 

Но захоти — так был бы деловой. — II, 5

 

И славно пишет, переводит. — II, 5

 

Ученье — вот чума, ученость — вот причина. — III, 21

 

Уж коли зло пресечь:
Забрать все книги бы да сжечь. — III, 21

 

Ба! знакомые все лица! — IV, 14

 

Бывало, я с дражайшей половиной
Чуть врознь — уж где-нибудь с мужчиной! — IV,14

 

В деревню, к тетке, в глушь, в Саратов. — IV, 14

 

Ах! Боже мой! что станет говорить
Княгиня Марья Алексевна! — IV, 15

Софья Павловна

 

Счастливые часов не наблюдают. — I, 3

 

Что мне молва? Кто хочет, так и судит. — I, 5

 

Подумаешь, как счастье своенравно! — I, 5

 

А горе ждет из-за угла. — I, 5

 

Мне всё равно, что за него, что в воду. — I, 5

 

Делить со всяким можно смех. — I, 5

 

Да хоть кого смутят
Вопросы быстрые и любопытный взгляд… — I, 7

 

Да эдакий ли ум семейство осчастливит? — III, 1

 

Герой не моего романа. — III, 1

Лизонька

 

Зашла беседа ваша за ночь. — I, 1

 

И слышат, не хотят понять. — I, 1

 

К лицу ль вам эти лица. — I, 2

 

У девушек сон утренний так тонок. — I, 2

 

Минуй нас пуще всех печалей
И барский гнев, и барская любовь. — I, 2

 

Грех не беда, молва не хороша. — I, 5

 

Вот, например, полковник Скалозуб:

И золотой мешок, и метит в генералы. — I, 5

 

Кому назначено-с, не миновать судьбы. — II, 7

 

И кто влюблен — на все готов. — II, 11

 

Она к нему, а он ко мне,
А я… одна лишь я любви до смерти трушу, —
А как не полюбить буфетчика Петрушу! — II, 14

Алексей Степанович Молчалин

 

Противуречья есть, и многое не дельно. — I, 4

 

Ах! злые языки страшнее пистолета. — II, 11

 

Снаружи зеркальце, и зеркальце внутри. — II, 12

 

День за день, нынче, как вчера. — III, 3

 

Свой талант у всех. — III, 3

 

Частенько там
Мы покровительство находим, где не метим. — III, 3

 

Мне завещал отец:
Во-первых, угождать всем людям без изъятья —…
Швейцару, дворнику, для избежанья зла,
Собаке дворника, чтоб ласкова была. — IV, 12

Александр Андреевич Чацкий

 

Чуть свет уж на ногах! И я у ваших ног. — I, 7

 

И вот за подвиги награда! — I, 7

 

Блажен, кто верует, — тепло ему на свете! — I, 7

 

Что нового покажет мне Москва?
Вчера был бал, а завтра будет два. — I, 7

 

Все тот же толк, и те ж стихи в альбомах. — I, 7

 

Где ж лучше?
Где нас нет. — I, 7

 

На лбу написано: Театр и Маскерад. — I, 7

 

Певец зимой погоды летней. — I, 7

 

Когда ж постранствуешь, воротишься домой,

И дым Отечества нам сладок и приятен! — I, 7

 

Числом поболее, ценою подешевле. — I, 7

 

Нам каждого признать велят
Историком и географом! — I, 7

 

А Гильоме, француз, подбитый ветерком? — I, 7

 

Господствует ещё смешенье языков:
Французского с нижегородским? — I, 7

 

А впрочем, он дойдет до степеней известных,
Ведь нынче любят бессловесных. — I, 7 (о Молчалине)

 

Но если так: ум с сердцем не в ладу. — I, 7

 

Велите ж мне в огонь: пойду как на обед. — I, 7

 

Хотел объехать целый свет,
И не объехал сотой доли. — I, 9

 

Служить бы рад, прислуживаться тошно. — II, 2

 

Как посравнить да посмотреть.

Век нынешний и век минувший:

Свежо предание, а верится с трудом,

Как тот и славился, чья чаще гнулась шея

Как не в войне, а в мире брали лбом,

Стучали об пол не жалея! — II, 2

 

Ах! тот скажи любви конец,
Кто на три года вдаль уедет. — II, 4

 

Дома новы, но предрассудки стары.

Порадуйтесь, не истребят

Ни годы их, ни моды, ни пожары. — II, 5

 

А судьи кто? — За древностию лет
К свободной жизни их вражда непримирима,
Сужденья черпают из забытых газет
Времен Очаковских и покоренья Крыма. — II, 5

 

Где, укажите нам, отечества отцы,
Которых мы должны принять за образцы? — II, 5

 

Прошедшего житья подлейшие черты. — II, 5

 

Тот Нестор негодяев знатных,

Толпою окружённый слуг,

Усердствуя, они в часы вина и драки

И честь и жизнь его не раз спасали : вдруг

На них он выменял борзые три собаки!!! — II, 5

 

Вот наши строгие ценители и судьи! — II, 5

 

Когда из гвардии, иные от двора

сюда на время приезжали,

Кричали женщины: ура!

И в воздух чепчики бросали! — II, 5

 

Хрипун, удавленник, фагот,
Созвездие манёвров и мазурки! — III, 1

 

Судьба любви — играть ей в жмурки. — III, 1

 

Я странен, а не странен кто ж? Тот, кто на всех глупцов похож. — III, 1

 

Есть на земле такие превращенья
Правлений, климатов, и нравов, и умов. — III, 1

 

Но чтоб иметь детей,
Кому ума недоставало? — III, 3

 

К перу от карт? и к картам от пера? — III, 3

 

Чины людьми даются,
А люди могут обмануться. — III, 3

 

Когда в делах — я от веселий прячусь,
Когда дурачиться — дурачусь,
А смешивать два эти ремесла
Есть тьма искусников, я не из их числа. — III, 3

 

Я глупостей не чтец,
А пуще образцовых. — III, 3

 

Помилуйте, мы с вами не ребяты;
Зачем же мнения чужие только святы? — III, 3

 

Обманщица смеялась надо мною! — III, 3

 

Похвальный лист тебе: ведёшь себя исправно. — III, 6

 

Ну, постоянный вкус! в мужьях всего дороже! — III, 6

 

Деревня летом — рай. — III, 6

 

Не поздоровится от эдаких похвал. — III, 10

 

В нем Загорецкий не умрет! — III, 13

 

Да, мочи нет: мильон терзаний. — III, 22

 

Французик из Бордо, надсаживая грудь. — III, 22

 

Ни звука русского, ни русского лица. — III, 22

 

Рассудку вопреки, наперекор стихиям. — III, 22

 

Послушай! ври, да знай же меру;
Есть от чего в отчаянье прийти. — IV, 4

 

Поверили глупцы, другим передают,
Старухи вмиг тревогу бьют —
И вот общественное мненье! — IV, 10

 

Возбудит малость их, и малость утишит. — IV, 10

 

Молчалины блаженствуют на свете! — IV, 13

 

Вон из Москвы! сюда я больше не ездок. — IV, 14

 

Карету мне, карету! — IV, 14

Сергей Сергеевич Скалозуб

 

Мне совестно, как честный офицер. — II, 5

 

Не знаю-с, виноват, Мы с нею вместе не служили. — II, 5

 

Засели мы в траншею:
Ему дан с бантом, мне на шею. — II, 5

 

Да, чтоб чины добыть, есть многие каналы;
Об них как истинный философ я сужу:
Мне только бы досталось в генералы. — II, 5

 

Дистанции огромного размера. — II, 5

 

Пожар способствовал ей много к украшенью. — II, 5 (о Москве)

 

Там будут лишь учить по-нашему: раз, два;
А книги сохранят так: для больших оказий. — III, 21

 

Я князь-Григорию и вам
Фельдфебеля в Волтеры дам,
Он в три шеренги вас построит,
А пикните, так мигом успокоит. — IV, 5

Платон Михайлович Горич

 

Я правду об тебе порасскажу такую,
Что хуже всякой лжи. — III, 9

 

У нас ругают
Везде, а всюду принимают. — III, 9

Анфиса Ниловна Хлёстова

 

Нет! триста! уж чужих имений мне не знать! — III, 21

 

На свете дивные бывают приключенья! В его лета с ума спрыгнул! — III, 21

 

Чай, пил не по летам. — III, 21

 

Всё врут календари. — III, 21

Репетилов

 

А у меня к тебе влеченье, род недуга. — IV, 4

 

Все отвергал: законы! совесть! веру! — IV, 4

 

О Бейроне, ну о матерьях важных. — IV, 4

 

Шумим, братец, шумим! — IV, 4

 

Не место объяснять теперь и недосуг. — IV, 4

 

Да умный человек не может быть не плутом.
Когда ж об честности высокой говорит. — IV, 4

 

Способностями Бог меня не наградил,
Дал сердце доброе, вот чем я людям мил. — IV, 4

 

Приданого взял — шиш, по службе — ничего. — IV, 5

 

Поди, сажай меня в карету,
Вези куда-нибудь. — IV, 9

Другие

 

Ох! глухота большой порок. — III, 20

  — Графиня Хрюмина (бабушка)
 

Какие-то уроды с того света,
И не с кем говорить, и не с кем танцевать. — IV, 1

  — Графиня Хрюмина (внучка)
 

Схватили, в жёлтый дом, и на цепь посадили. — III, 16

  — Антон Антонович Загорецкий
 

Ну, милый друг, с тобой не надобно газет. — III, 16

  — Г-н D

Цитаты из книги «Горе от ума».

Ещё по теме:

Расскажите своим друзьям: