Девушка, которая взрывала воздушные замки — Цитаты

«Девушка, которая взрывала воздушные замки» (швед. Luftslottet som sprängdes, буквальный перевод — «Воздушный замок, что был взорван») — детективный роман, заключительная книга трилогии «Миллениум» Стига Ларссона.

 

— Думаю, вы правы, — сказал под конец инспектор Микаэлю. — Анализ крови, вероятно, подтвердит, что здесь лежала Лисбет Саландер, и, скорее всего, мы обнаружим на портсигаре отпечатки ее пальцев. Ее подстрелили и закопали, но она каким-то образом выжила, сумела выбраться наружу и…

— …вернулась на хутор и шарахнула Залаченко топором по голове, — закончил Микаэль. — Она довольно-таки упертая стерва.

 

— Дочь Залаченко, — повторил Гульберг и снова повернулся к Ваденшё. — Знаешь, я думаю, тебе стоит нанять ее на работу.

 

— Рассказать, что именно произошло, мог бы, разумеется, только сам Бьюрман, но побеседовать с ним довольно затруднительно, поскольку он мертв.

 

— Последние полгода он носил с собой оружие и собирался застрелиться, если боль станет невыносимой, но не желал валяться на больничной койке в полной беспомощности. Теперь ему выпал случай внести последний вклад в дело «Секции». Он ушел красиво.

 

— Они извратят мои слова и обернут их против меня.

— Но если ты не станешь ничего объяснять, тебя осудят.

— Ну и пусть. Я этой каши не заваривала. А если им хочется меня за нее осудить, это их проблема.

  — Анника Джанини и Лисбет Саландер
 

Ее жизнь не должна никого касаться. Она не виновата в том, что ее отцом оказался патологический садист и душегуб. Она не виновата в том, что ее брат — профессиональный убийца. Она не убивала Дага Свенссона и Миа Бергман. И не она назначила себе опекуна, оказавшегося скотиной и насильником. Тем не менее именно ее жизнь выворачивают наизнанку и ей приходится объясняться и просить прощения за то, что она себя защищала.

 

Не знаю, насколько ты понимаешь, что происходит за запертой дверью твоей палаты, но, как ни странно (несмотря на твой характер), на тебя работает несколько преданных идиотов. Когда все закончится, я собираюсь формально основать общественную организацию, которую намерен назвать «Рыцари дурацкого стола». Единственной задачей организации будет собираться на ежегодный ужин, чтобы развлекаться, говоря о тебе гадости. (Нет, ты приглашения не получишь).

  — Калле
 

Добро пожаловать в Республику хакеров, гражданка Оса. С вашего последнего визита прошло 56 дней. Сейчас в режиме онлайн пребывают 10 граждан. Вы хотите (а) Просмотреть Форум (б) Послать сообщение (в) Поработать в архиве (г) Поговорить (д) Потрахаться?

 

«Привет, Trinity, — написала Оса. — Привет, все».

«Почему ты приветствуешь Trinity? У вас что-то наклевывается? А остальные чем тебе не нравятся?» — написал Dakota.

«У нас забита стрелка, — написал Trinity. — Оса общается только с интеллигентными людьми».

Его обругали сразу с пяти сторон.

 

«Давненько мы не ссорились с каким-нибудь правительством», — сказал Mandrake.

 

Они пойдут на все, чтобы свести вредные последствия к минимуму, и ты внезапно вновь окажешься разменной пешкой в их игре (с) Микаэль.

 

Маньяк подвинут на сексе. А тут, похоже, кто-то прикидывается маньяком. Трахать отверткой… просто пародия какая-то. (с) Лисбет Саландер о «Ядовитом пере», преследующем Эрику Бергер

 

— Вы, вероятно, Грегер Бекман. Здравствуйте. Меня зовут Сусанн Линдер.

— Вот как. Вы собираетесь огреть меня по голове дубинкой или хотите стакан сока?

 

— До тебя, однако, оказалось нелегко добраться, — приветствовал подозреваемую Ханс Фасте.

Лисбет Саландер смерила его долгим взглядом и решила, что он идиот и факт его существования ее внимания не стоит.

 

В тот раз я была маленькой пугливой девочкой, едва достигшей подросткового возраста. Теперь я взрослая. Я могу убить тебя, когда захочу.

  — Лисбет о Телеборьяне
 

Она держится замечательно и предстает законченной психопаткой. Ведет себя совершенно естественно.

  — Анника о Лисбет
 

… она увлекалась какой-нибудь загадкой, но, разгадав ее, сразу теряла к ней интерес.

 

… ему доводилось копаться у нее в мозгу в самом прямом, физическом смысле. А она считала, что к человеку, копавшемуся в твоем мозгу, надо относиться с уважением.

 

Теперь Лисбет удивилась тому, что жива, но это ее волновало на удивление мало: по сути дела, ей было все равно. Если смерть и есть та черная пустота, из которой она только что выплыла, то ничего страшного в ней нет. Особой разницы не чувствуется.

Перевод

Анна Савицкая, 2010.