Max Payne 3 — Цитаты

«Max Payne 3» — компьютерная игра в жанре 3D-шутера, продолжение игрового сериала «Max Payne».

Я так и не простил себя за ту историю с Моной, но я знал, что это просто скорбь и безумие, которые приходят, когда рушится вся твоя жизнь.

Был всего лишь полдень понедельника, а я уже успел вылететь с вечеринки, заглянуть в стрип-клуб и угодить в переделку в баре.

Я сидел в этом баре уже где-то часа три — ну или где-то лет пять, смотря как посмотреть.

Все, на что я был способен — ухудшить и без того плохое положение.

Я не раз дрался в барах, но в ту ночь пожалел, что это не просто пьяная драка. Нечасто же одолевает ностальгия по тем временам, когда твою морду лица метелят шестеро матросов.

Думаю, трезвость — понятие относительное.

Я думал прервать ли веселье этих парней, или пройти мимо, но моя природная ловкость и грация решили всё за меня.

Если правда слишком горька, лучше жить во лжи.

Я был все еще жив, и меня это все еще не радовало.

И, по крайней мере, когда нас все-таки подстрелят, то, быть может, какая-то добрая душа снимет это и выложит видео в Интернет.

Это была самая долгая попытка самоубийства в истории.

Какой-то бедолага, которому не повезло с работенкой, наверняка долго удивлялся тому, что на земле вдруг оказалось больше трупов, чем под ней. Я лишь мог понадеяться, что он хотя бы не слышал гром выстрела, которым его убили.

Что хотите говорите про этих бандитов, но в брендинге они разбирались лучше, чем арт-директор с Мэдисон-авеню.

Макс: А как же иначе. Трезвым там и пять минут не продержишься.

Склеп Николь Хорн — женщины, которая приказала убить Мишель. Я шел мимо него всякий раз, как приходил навестить жену. Мне показалось уместным оставить на ступенях её мавзолея гирлянду из мертвых тел — вместо цветов.

Мертвецы были похожи на каких-то латиноамериканских партизан. Пираты со списком претензий к миру, идейные психопаты, что-то в этом духе.

Почему мне все давалось с таким трудом? Возможно, я думал, что не заслужил права идти легкими путями.

Мне показалось, что это место вполне подойдет для того, чтобы перевести дух и все обдумать. К несчастью, это же пришло в голову и другим достойным джентльменам.

Пассос: Ты что, там пил что-ли?

Моё тело впитало в себя столько яда, что я лишь чувствую его вкус.

Может я и написал книгу о дурацких идеях, но, к сожалению, Пассос не боялся с неё цитировать.

Мне представлялось, как двери лифта открываются, и я вижу десятки наставленных на меня стволов. У моего безумного плана было одно достоинство — они наверняка были уверены, что никто в здравом уме не решится на столь вопиюще идиотский поступок.

Пассос: Я могу устроить тебя на работу, Макс. На такую работу, которая подходит только тебе.

Мне все время говорили, что я иду прямиком в ад. Похоже, я пришел слишком рано.

Про американцев можно говорить что угодно, но в капитализме мы разбираемся. За что платишь, то и получаешь, а эти лохи оплатили злобного гринго, который не отличает добро от зла.

Макс: Где-то нужен человек, чтобы сидеть в баре и жалеть себя? Давай контракт, я все подпишу.

Только вчера завязал — и почему-то снова в канаве.

Когда в голове одни вопросы, приходится полагаться на интуицию.

Шанс на выживание повысился от нулевого до минимального.

Кажется, промелькнула мысль, что если меня здесь не застрелят, то на курок, скорее всего, нажму я сам.

Я будто снова оказался в кошмаре: вокруг творилось черт-те что, а я не мог оторвать взгляд от трупа девчонки, которую пытался защищать.

И вот я уже на другом краю света — и снова смотрю на трупы женщин, которых должен был защищать. И вся разница только в том, что вокруг все говорят на чужом языке.

Я был никакой, а Джованна… в общем ни наркотики, ни психотерапия не сотрут из ее памяти воспоминания о сегодняшнем дне. Такая боль, постоянной тенью, следует за тобой всю жизнь.

Если попал в ад, делать нечего, приходится танцевать с дьяволом.

Я знал что это плохая мысль, но так как хороших по-прежнему не было, я решил следовать этой.

Всегда надо помнить, что даже препоганейшая ситуация может стать еще поганее…

Я решил, что отправлюсь за ними. Я не знал куда идти, а они знали, и меня это устраивало.

Возможно, судьба решила так меня наказать — заставив вечно повторять одни и те же ошибки.

Я стал задумываться о том, когда же моя удача от меня отвернется и тут же поймал себя на мысли, что она уже давным-давно это сделала.

«Беги. Пригибайся. Заходи с фланга…» — Хорошо отдавать приказы, когда сидишь в тылу.