Золотой телёнок — Цитаты

«Золотой телёнок» — роман И. Ильфа и Е. Петрова, повествующий о похождениях Остапа Бендера после событий, описанных в романе «Двенадцать стульев». Написан в 1931 году.

Цитаты

Как мы пишем вдвоём? Да так и пишем вдвоём. Как братья Гонкуры, Эдмонд бегает по редакциям, а Жюль стережёт рукопись, чтоб не украли знакомые.
Пешеходов надо любить. Пешеходы составляют большую часть человечества. Мало того — лучшую его часть. Пешеходы создали мир.
Надо заметить, что автомобиль тоже был изобретён пешеходами. Но автомобилисты об этом как-то сразу забыли. Кротких и умных пешеходов стали давить. Улицы, созданные пешеходами, перешли во власть автомобилистов.
В большом городе пешеходы ведут мученическую жизнь. Для них ввели некое транспортное гетто. Им разрешают переходить улицы только на перекрёстках, то есть именно в тех местах, где движение сильнее всего и где волосок, на котором обычно висит жизнь пешехода, легче всего оборвать.
Если пешеходу иной раз удаётся выпорхнуть из-под серебряного носа машины — его штрафует милиция за нарушение правил уличного катехизиса.
Когда-то, в царские времена, меблировка присутственных мест производилась по трафарету. Выращена была особая порода казённой мебели: плоские, уходящие под потолок шкафы, деревянные диваны с трёхдюймовыми полированными сиденьями, столы на толстых бильярдных ногах и дубовые парапеты, отделявшие присутствие от внешнего беспокойного мира. За время революции эта порода мебели почти исчезла, и секрет её выработки был утерян.
Узнаю. Узнаю брата Колю! (Шура Балаганов)
В нашей обширной стране обыкновенный автомобиль, предназначенный, по мысли пешеходов, для мирной перевозки людей и грузов, принял грозные очертания братоубийственного снаряда.
Автомобиль — не роскошь, а средство передвижения. (Безбородый мужчина)
Ударим автопробегом по бездорожью и разгильдяйству!
Птибурдуков, тебя я презираю! (Васисуалий Лоханкин)
Когда я вижу эту новую жизнь, эти сдвиги, мне не хочется улыбаться, мне хочется молиться! («строгий гражданин»)
Пиво отпускается только членам профсоюза.
Корейко понял, что сейчас возможна только подземная торговля, основанная на строжайшей тайне. Все кризисы, которые трясли молодое хозяйство, шли ему на пользу, всё, на чем государство теряло, приносило ему доход.
Холодные яйца всмятку — еда очень невкусная, и хороший, весёлый человек никогда их не станет есть.
Александр Иванович не ел, а питался. Он не завтракал, а совершал физиологический процесс введения в организм должного количества жиров, углеводов и витаминов.
В том, что старое вернётся, Корейко никогда не сомневался. Он берег себя для капитализма.
Железный конь идёт на смену крестьянской лошадке. (Безбородый мужчина)
Настоящая жизнь пролетела мимо, радостно трубя и сверкая лаковыми крыльями.
Параллельно большому миру, в котором живут большие люди и большие вещи, существует маленький мир с маленькими людьми и маленькими вещами.
В большом мире людьми двигает стремление облагодетельствовать человечество. Маленький мир далёк от таких высоких материй. У его обитателей стремление одно — как-нибудь прожить, не испытывая чувства голода.
Под все мелкие изобретения муравьиного мира подводится гранитная база «коммунистической» идеологии.
Вот наделали делов эти Маркс и Энгельс!
Нет на свете такой девушки, которая не знала бы, по крайней мере, за неделю, о готовящемся изъявлении чувств.
Проклятая страна! Страна, в которой миллионер не может повести свою невесту в кино. (Корейко)
Есть люди, которые не умеют страдать, как-то не выходит. А если уж и страдают, то стараются проделать это как можно быстрее и незаметнее для окружающих.
Вы знаете, Бендер, как я ловлю гуся? Я убиваю его как тореадор, — одним ударом! Это опера, когда я иду на гуся! «Кармен»! (Паниковский)
А Козлевичу?! По справедливости!.. (Шура Балаганов)
Кто такой Козлевич!? Я не знаю никакого Козлевича! Какой может быть в этот момент Козлевич?
Паниковский вас всех продаст, купит и снова продаст… но уже дороже (Паниковский)
Остап Ибрагимович, когда мы будем делить наши деньги?
…на тарелочке с голубой каёмочкой.
Пилите, пилите.
Балаганов, Вы пошляк! Отойдите от меня с этим железом! Я Вас презираю! (Паниковский)
Оригинальная конструкция, заря автомобилизма…
Видите, что можно сделать из обычной швейной машинки Зингера?
Небольшое приспособление — и получилась прелестная колхозная сноповязалка.
Ну, что скажете, Шура? Может, и нам эх-прокатиться?
 — Отойди!
 — То есть как это «отойди»?
Зачем же Вы поставили на вашей молотилке клеймо «Эх, прокачу!»?
Мы с товарищем желаем совершить поездку, хотим эх-прокатиться!
Гражданин барин, прошу!
В карете прошлого далеко не уедешь.
 — А куда везти?
 — На этот раз никуда, денег нет. Ничего не поделаешь — бедность.
 — Всё равно садись! Даром подвезу.
 — Зачем такие жертвы?
 — Водку пить не будете? Голыми танцевать не будете при луне?
 — Почему Вы думаете, что мы можем танцевать голыми при луне?
 — Садись! Эх, прокачу!
 — Воспользуемся гостеприимством.
 — Куда везти?
 — В Черноморск.
 — Куда?!
 — Всего тысяча километров к югу, у нас там небольшое интимное дело.
В Черноморске ценят предметы старины и любят на них кататься!
А в Арбатове Вам терять нечего, кроме запасных цепей!
Голодать по дороге не будете, это я беру на себя!
Бензин ваш — идеи наши!
 — А они за нами не погонятся?
 — Шура, газеты надо читать. Иногда они сеют разумное, доброе, вечное…
А третий слог поможет бог узнать, что это есть предлог.
Я не знаю, куда нужно ехать. Мы там все пропадём.
А я еду! Как еду — не знаю, не знаю, но еду!
Товарищи!.. Политическая обстановка в Европе… Наш ответ Чемберлену…
Чемберлен — это голова. И Ллойд-Джордж — тоже голова.
Ганди приехал в Данди.
Козлевича охмурили ксёндзы.
Поднимите этого гусекрада, Шура!
Дай миллион!
 — Неужели тарелочка?!
 — Да-да. С голубой каёмочкой!
 — Шура, сколько вам надо денег?
 — Сто рублей!
 — Нет, сколько вам надо для полного счастья?
Подкачал Скумбриевич! Не выдержал очной ставки…
 — Я это сделал не в интересах истины, а в интересах правды.
Раздача слонов.
Сбыча мечт.
В этом флотском борще — плавают обломки кораблекрушения.
Таких, как вы, девушки не любят. Они любят молодых, длинноногих, политически грамотных.
Всё учтено могучим ураганом…
 — Вы знаете, Шура, — зашептал Паниковский, — я очень уважаю Бендера, но я вам должен сказать: Бендер — осёл! Ей-богу, жалкая, ничтожная личность!
Волчица ты, тебя я презираю, к Птибурдукову ты уходишь от меня.
Так вот к кому ты от меня уходишь! Ты похоти предаться хочешь с ним…
Вы пижон, сын пижона и дети ваши будут пижонами!
В детстве таких, как Вы, я убивал на месте. Из рогатки.
Графиня изменившимся лицом бежит пруду.
Грузите апельсины бочками. Братья Карамазовы.
Я — Фунт, мне девяносто лет. Я всю жизнь сидел за других. Такая моя профессия — страдать за других. Я — зицпредседатель Фунт. Я всегда сидел. Я сидел при Александре Втором «Освободителе», при Александре Третьем «Миротворце», при Николае Втором «Кровавом». При Керенском я сидел тоже. При военном коммунизме я, правда, совсем не сидел, исчезла чистая коммерция, не было работы. Но зато как я сидел при нэпе! Как я сидел при нэпе! Это были лучшие дни моей жизни. За четыре года я провёл на свободе не больше трёх месяцев…
На волю, в пампасы!
И ты, Брут, продался большевикам!
Заплатите за кефир, Шура, потом сочтёмся.

Остап Бендер

Снимите шляпы, обнажите головы. Сейчас состоится вынос тела.
Раз в стране бродят денежные знаки, то должны же быть люди, у которых их очень много.
Я тут был лет пять тому назад, читал лекции о борьбе с абортами.
Александр ибн Иваныч, если через два дня мы не получим приличной пищи, я взбунтую какие-либо племена. Честное слово! Назначу себя уполномоченным пророка и объявлю священную войну, джихад. Например, Дании. Зачем датчане замучили своего принца Гамлета? При современной политической обстановке даже Лига наций удовлетворится таким поводом к войне. Ей-богу, куплю у англичан на миллион винтовок, — они любят продавать огнестрельное оружие племенам, — и маршмарш в Данию. Германия пропустит — в счёт репараций. Представляете себе вторжение племён в Копенгаген? Впереди всех я на белом верблюде. Ах! Паниковского нет! Ему бы датского гуся!..
Чего вы орёте, как белый медведь в тёплую погоду?!
Не делайте из еды культа.
Интересный вы человек! Все у вас в порядке. Удивительно, с таким счастьем — и на свободе.
Таковы суровые законы жизни. Или, короче выражаясь, жизнь диктует нам свои суровые законы.
Вы не в церкви, вас не обманут. Будет и задаток. С течением времени.
С деньгами нужно расставаться легко, без стонов.
Жизнь прекрасна, невзирая на недочёты.
Золотой телёночек в нашей стране ещё имеет кое-какую власть!
Вот я и миллионер! Сбылись мечты идиота!
Здесь русский дух! Здесь Русью пахнет! Здесь ещё летает догорающая жар-птица, и людям нашей профессии перепадают золотые пёрышки. Здесь сидит ещё на своих сундуках кулак Кащей, считавший себя бессмертным и теперь с ужасом убедившийся, что ему приходит конец.
Клиента надо приучить к мысли, что ему придётся отдать деньги. Его надо морально разоружить, подавить в нем реакционные собственнические инстинкты.
Не стучите лысиной по паркету.
Счастье никого не поджидает. Оно бродит по стране в длинных белых одеждах, распевая детскую песенку: «Ах, Америка — это страна, там гуляют и пьют без закуски». Но эту наивную детку надо ловить, ей нужно понравиться, за ней нужно ухаживать.
Чем меньше город, тем длиннее приветственные речи.
Проклятый телеграф всюду понапихал свои столбы с проволоками.
Раз вы живёте в Советской стране, то и сны у вас должны быть советские.
Главное — это устранить причину сна. Основной причиной является самое существование советской власти. Но в данный момент я устранять её не могу. У меня просто нет времени.
Не сомневайтесь, как только советской власти не станет, вам сразу станет как-то легче. Вот увидите!
Нам грубиянов не надо. Мы сами грубияны.
Финансовая пропасть — самая глубокая из всех пропастей, в неё можно падать всю жизнь.
Имейте в виду, уважаемый Шура, даром я вас питать не намерен. За каждый витамин, который я вам скормлю, я потребую от вас множество мелких услуг.
Надо мыслить. Меня, например, кормят идеи.
Я бы взял частями. Но мне нужно сразу.
Заграница — это миф о загробной жизни. Кто туда попадёт, тот не возвращается.
Не говоря уже о том, что воровать грешно, — мама, наверно, познакомила вас в детстве с такой доктриной, — это к тому же бесцельная трата сил и энергии.
У меня с советской властью возникли за последний год серьёзнейшие разногласия. Она хочет строить социализм, а я не хочу. Мне скучно строить социализм.
Покажите мне только богатого человека, и я отниму у него деньги.
Я, конечно, не херувим. У меня нет крыльев, но я чту Уголовный кодекс. Это моя слабость.
В какой холодной стране мы живём! У нас все скрыто, все в подполье. Советского миллионера не может найти даже Наркомфин с его сверхмощным налоговым аппаратом.
Ах, если бы только найти индивида! Уж я так устрою, что он свои деньги мне сам принесёт, на блюдечке с голубой каёмкой.
Командовать парадом буду я!
Рио-де-Жанейро — это хрустальная мечта моего детства: не касайтесь её своими лапами.
Людей, которые не читают газет, надо морально убивать на месте.
Мы с вами беседуем только два часа, а вы уже надоели мне так, будто я знал вас всю жизнь.
Не надо оваций! Графа Монте-Кристо из меня не вышло. Придётся переквалифицироваться в управдомы.

Похожее по теме:

Двенадцать стульев
Киса Воробьянинов
Остап Бендер
Паниковский
Шура Балаганов

Расскажите своим друзьям: