Знатный клиент — Цитаты

Знатный клиент — рассказ Артура Конана Дойля.

Цитаты

 — Либо это написал суетящийся по пустякам напыщенный болван, либо речь идёт о жизни и смерти. Я знаю не больше, чем сказано в этом послании.
 — «Сэр Джеймс Дэймри с поклоном сообщает мистеру Шерлоку Холмсу, что посетит его завтра в половине пятого пополудни. Сэр Джеймс просит сообщить, что дело, которое он желал бы обсудить с мистером Холмсом, крайне щекотливое и важное. Поэтому он уверен, что мистер Холмс приложит все усилия к тому, чтобы встреча состоялась, и подтвердит это телефонным звонком в Карлтон-клаб».
 — Излишне говорить, что я позвонил и подтвердил, Уотсон. Вы знаете что-нибудь про этого Дэймри?
 — Только одно: в свете это имя известно как имя дворянина.
 — Что ж, я могу рассказать вам больше. Дэймри слывет докой по улаживанию щекотливых делишек, таких, которые не должны попадать в газеты. Возможно, вы помните его переговоры с сэром Джорджем Льюисом по вопросу о завещании Хаммерфорда. Это человек света, с природной склонностью к дипломатии, и поэтому я могу надеяться, что дело не обернётся ложным следом и что ему действительно нужна наша помощь.
 — Наша?
 — Ну, если вы будете настолько любезны, Уотсон.
 — Был бы польщён…
 — В таком случае время вам известно: половина пятого. А пока можем выкинуть это дело из головы.
 — Разумеется, я был готов застать здесь доктора Уотсона. Нам может понадобиться его помощь, поскольку на этот раз, мистер Холмс, речь идет о человеке, для которого насилие — привычное дело и который не останавливается буквально ни перед чем. Я бы даже сказал, что более опасного человека в Европе не сыскать.
 — У меня уже было несколько противников, к которым применимы эти лестные слова. Вы не курите? В таком случае позвольте мне раскурить мою трубку. Если этот ваш человек более опасен, чем покойный профессор Мориарти или ныне здравствующий полковник Себастьян Моран, значит, с ним действительно стоит познакомиться. Могу я спросить, как его зовут?
 — Вы когда-нибудь слышали о бароне Грунере?
 — Вы имеете в виду австрийского убийцу?
 — Всё-то вам известно, мистер Холмс! Чудеса, да и только! Значит, вы уже составили о нём мнение как об убийце?
 — В интересах дела я внимательно слежу за уголовной хроникой Континента. Кто же усомнится в виновности этого человека, ознакомившись с отчётом о пражских событиях? Его спасла чисто формальная юридическая зацепка да ещё подозрительная смерть одного из свидетелей. А так называемый «несчастный случай» на Шплюгенском перевале? Он убил свою жену, я так же уверен в этом, как если бы видел всё собственными глазами. О его приезде в Англию мне тоже известно, и я предчувствовал, что рано или поздно он загрузит меня какой-нибудь работёнкой! Ну-с, что же натворит барон Грунер? Не думаю, чтобы речь шла о той давней трагедии, вновь выплывшей на свет.
 — Как знать, Уотсон… Женское сердце и женский разум — неразрешимая загадка для мужчины. Они могут простить и объяснить убийство, и в то же время какой-нибудь мелкий грешок способен причинить им мучительные страдания. Как заметил в беседе со мной барон Грюнер…
 — Заметил в беседе с вами?!
 — Ах да, ведь я для большей верности не стал посвящать вас в свои замыслы. Что ж, Уотсон, мне нравится брать противника за грудки, встречаться с ним лицом к лицу и самолично определять, из какого материала он сделан. Дав указания Джонсону, я взял кэб, отправился в Кингстон и застал барона в самом приветливом расположении духа.
 — Женщина такого типа, как Виолетта де Мервиль, будет любить искалеченного страдальца ещё крепче, чем здорового человека. Нет, нет, мы должны уничтожить его морально, а не физически. Эта книга — и только она одна — вернет девушку на землю. Книга написана почерком барона, мисс де Мервиль не сможет этого не заметить.
 — Я выяснил, кто наш клиент! Холмс, да это же…
 — Это истинный рыцарь и верный друг. Давайте же раз и навсегда удовлетворимся этим.

Расскажите своим друзьям: