Зимняя сказка — Цитаты

«Зимняя сказка» (на английском: The Winter’s Tale) — поздняя стихотворная пьеса Уильяма Шекспира. Была впервые издана в 1623 году в составе Первого фолио как комедия. Позднее её жанр был признан трагикомедией.

Цитаты

Ниже приведены одни и те же цитаты в двух переводах.

Перевод Петра Гнедича

Акт I

 

Вы слишком дорого цените то, что делается от души. — сцена 1

 

You pay a great deal too dear for what’s given freely.

 

За поцелуй — проскачем сотни миль,

А шпорою — едва нас с места сдвинешь. — сцена 2

 

Our praises are our wages; you may ride ‘s

With one soft kiss a thousand furlongs ere

With spur we heat an acre.

 

Подозренье

Впилось мне в сердце, и возможным стало

Всё невозможное… я наяву

Стал бредить! Как же быть? Возможно ль верить

В то, что не существует, в то, чего

На самом деле нет?.. А если есть?

Не надо этого, я не хочу… но что-то

Я чувствую в мозгу: он заражен…

Вот отвердение в висках… — сцена 2

 

Affection! thy intention stabs the centre:

Thou dost make possible things not so held,

Communicat’st with dreams;—how can this be?—

With what’s unreal thou co-active art,

And fellow’st nothing: then ’tis very credent

Thou mayst co-join with something; and thou dost,—

And that beyond commission; and I find it,—

And that to the infection of my brains

And hardening of my brows.

 

А эти

Шептанья вечные, щека к щеке,

Нос к носу, поцелуи прямо в губы,

И смех, и вздохи — ясный знак измены.

А пожиманья ног, а эти прятки

В укромных уголках, желанье, чтобы

Час был минутой, полдень — темной ночью,

Чтоб все ослепли, только их глаза

Смотрели друг на друга!.. Это все

По-твоему ничто? Так свод небесный —

Ничто? Король Богемии — ничто?

Моя жена — ничто? Да если это

Ничто, тогда и всё — ничто!.. — сцена 2

 

Is whispering nothing?

Is leaning cheek to cheek? is meeting noses?

Kissing with inside lip? Stopping the career

Of laughter with a sigh?—a note infallible

Of breaking honesty;—horsing foot on foot?

Skulking in corners? wishing clocks more swift;

Hours, minutes; noon, midnight? and all eyes

Blind with the pin and web but theirs, theirs only,

That would unseen be wicked?—is this nothing?

Why, then the world and all that’s in’t is nothing;

The covering sky is nothing; Bohemia nothing;

My wife is nothing; nor nothing have these nothings,

If this be nothing.

Акт II

 

Тот еретик,

Кто поджигает, а не кто горит. — сцена 3

 

It is an heretic that makes the fire,

Not she which burns in’t.

Акт III

 

— Это что такое? (Берёт на руки ребёнка.) Господи помилуй! Крошечка, да какая чудесная! Мальчик, или девочка? Славная, славная! Чей-нибудь грешок. Я хоть не учёный, а ясно вижу, что тут не обошлось без служанки. Была работа где-нибудь под лестницей, на сундуке, или за дверью. Во всяком случае им было тогда теплее, чем этой бедняжке теперь. — сцена 3

 

… what

have we here? [Taking up the child.] Mercy on’s, a bairn: A very

pretty bairn! A boy or a child, I wonder? A pretty one; a very

pretty one: sure, some scape: though I am not bookish, yet I can

read waiting-gentlewoman in the scape. This has been some

stair-work, some trunk-work, some behind-door-work; they were

warmer that got this than the poor thing is here.

 

Теперь, теперь!.. Я мигнуть не успел с тех пор, как это видел. Люди под водой ещё тёплые, и медведь наполовину ещё пообедал дворянином. Он ещё и теперь на нём. — сцена 3

 

Now, now; I have not winked since I saw these sights: the men are

not yet cold under water, nor the bear half dined on the

gentleman; he’s at it now.

Акт IV

 

Я — время. Я вселяю ужас. Я —

Добро и зло. Я — счастие и горе.

Я порождаю и караю грех.

Неотразим полет мой. Я могу

Перенести вас чрез шестнадцать лет:

Их точно не бывало. Я могу

Все ниспровергнуть — все законы мира

В единый миг во тлен преобразить!

Нет перемен во мне: таким же было

Я на заре далекой мирозданья;

Я видело начало всех начал, —

При мне круговорот века свершали;

И наши дни я тож покрою пылью,

И яркое сиянье этих дней

В преданьях назовется старой сказкой… — сцена 1

 

I,—that please some, try all; both joy and terror

Of good and bad; that make and unfold error,—

Now take upon me, in the name of Time,

To use my wings. Impute it not a crime

To me or my swift passage, that I slide

O’er sixteen years, and leave the growth untried

Of that wide gap, since it is in my power

To o’erthrow law, and in one self-born hour

To plant and o’erwhelm custom. Let me pass

The same I am, ere ancient’st order was

Or what is now received: I witness to

The times that brought them in; so shall I do

To the freshest things now reigning, and make stale

The glistering of this present, as my tale

Now seems to it.

 

Хотя власть всё равно, что упрямый медведь, но при помощи золота её часто водят за нос. — сцена 4

 

… though authority be a stubborn bear, yet he is oft led by the nose with gold:..

Перевод Вильгельма Левика

Акт I

 

К чему платить дорого за то, что вам дарят от чистого сердца. — сцена 1

 

Нас тридцать миль прогонишь поцелуем, —

А шпорой — еле сдвинешь. — сцена 2

 

О ревность, как впиваешься ты в сердце!

Немыслимое делаешь возможным

И явью — сон. Откуда власть твоя?

Мелькнувший призрак одеваешь плотью —

И человек погублен. И ничто,

Преобразившись в нечто, существует,

И мозг отравлен, ум ожесточён. — сцена 2

 

А что, не грех — шептаться,

Щекою льнуть к щеке, губами — в губы,

Смех похотливый вздохом прерывать?

Не может быть измена очевидней!

Друг к другу прижиматься потесней,

Чтоб ногу через ногу перекинуть,

Молить нетерпеливо небеса,

Чтоб утро ночью стало, час — мгновеньем,

При всех глазами предаваться блуду, —

И это — ничего? Тогда весь мир,

Весь мир — ничто, ничто — создатель мира,

Моя жена, Богемия — ничто!

Я сам — ничто, со всем, что есть под солнцем! — сцена 2

Акт II

 

Не тот, кого сжигают,

Тот, кто сжигает, — лютый еретик. — сцена 3

Акт III

 

— Что это? Милосердное небо, ребёнок! Да какой красавчик! Мальчик это или девочка? Ох, ты, наверно, чей-нибудь грешок. Хоть я и не обучен грамоте, а вижу, вижу: дело не обошлось без служанки. Была работа где-нибудь под лестницей или в чулане. А им, греховодникам, было теплей, чем бедной малютке. — сцена 3

 

Вот только сейчас, только что! Я с тех пор и моргнуть не успел. Люди ещё не остыли под водой, а медведь ещё не дообедал дворянином. Вон там он сидит на нем. — сцена 3

Акт IV

 

Не всем я по душе, но я над каждым властно.

Борьбу добра и зла приемлю безучастно.

Я — радость и печаль, я — истина и ложь.

Какое дело мне, кто плох, а кто хорош.

Я — Время. Я хочу вас наделить крылами.

Мы сказочный полет свершаем ныне с вами

И вмиг перенеслись через шестнадцать лет,

Они ушли во тьму, но не исчез их след.

Игра и произвол — закон моей природы.

Я разрушаю вмиг, что создавалось годы,

И созидаю вновь. С начала бытия

От прихотей своих не отступало я.

Свидетель прошлого, всего, что стало былью,

Я настоящее покрою тёмной пылью,

И лучезарный круг свершающихся дней

Потомки назовут легендою моей. — сцена 1

 

Власти — это упрямый медведь, но помани их золотом — и будешь водить за нос. — сцена 4

Расскажите своим друзьям: