Жутко громко и запредельно близко — Цитаты

«Жутко громко и запредельно близко» (на английском: Extremely Loud and Incredibly Close) — роман Джонатана Фоера.

Цитаты

Я не нашел ни одной подсказки, прямо хоть плачь, если только отсутствие подсказок не было ключом. Могло ли отсутствие подсказок быть ключом?
-Не сходи с ума, ты же простудишься! -Я и так простужена -Ты простудишь свою простуду!
Я знал правду, и правда состояла в том, что если бы она могла выбирать, то мы бы сейчас направлялись на мои похороны.Вместо того, чтобы петь в душе, я писал слова любимых песен в тетрадь. От чернил вода становилась синей или черной. или зеленой. или красной. Музыка стекала по моим ногам.Я не считала, что он мне обязан. Я не считала, что обязана ему. У нас были взаимные обязательства, а это совсем другая область.Порой мне чудится, будто я слышу, как прогибается мой хребет под тяжестью всех тех жизней, которые я не проживаю.Снаружи листья опадали с деревьев, внутри мы больше не придавали значения правде такого рода.Я изобретал дома не для того, чтобы их улучшить, а чтобы показать ей, что они не важны, мы могли бы жить в любом доме, в любом городе, в любой стране, в любом веке, и быть счастливы, как если бы весь мир был нашим домом.Все родившееся обречено на смерть, а значит, наши жизни — как небоскребы. Дым поднимается с разной скоростью, но горят все, и мы в ловушкеМожет, это и делает нас теми, кто мы есть: разница между тем, какие мы внутри и какие снаружи?Прости, что неспособен забыть всё неважное и неспособен всё важное сохранить…. чем печальнее слушатель — тем грустнее песни
Ей нужно подтверждение моей любви, только это всем друг от друга и нужно, не сама любовь, а подтверждение.
Я только надеюсь, что ты никого не будешь любить так же сильно, как я тебя.
В ту ночь, лежа на кровати, я изобрел специальную дренажную систему, которая одним концом будет подведена под каждую подушку в Нью-Йорке, а другим соединена с резервуаром. Где бы люди ни плакали перед сном, слезы всегда будут стекать в одно место, а утром метеоролог сообщит, возрос или опустился уровень воды в резервуаре слез, и всем будет ясно, сколько гирь у ньюйоркцев на сердце.
Из всех животных люди — единственные, кто краснеет, смеётся, верит в Бога, объявляет войну и целуется губами. Следовательно, чем больше мы целуемся губами, тем больше в нас человеческого
В моём сне весна пришла после лета, лето — после осени, осень — после зимы, зима — после весны.
Эта тайна была дырой в моем сердце, в которую проваливалась любая радость.
Я застегиваюсь на все молнии внутри самого себя.
— Я не хочу причинять тебе боль. — Ты делаешь только больнее, когда не хочешь причинять боль.
Если заглянуть в словарь на слово «оборжацца» то там будет ваша фотография
Если польются слезы, пущу их по изнанке щек.
Ты звучишь, как папа.
Я люблю, когда она смеётся, хотя правда состоит в том, что я её не люблю.
Сколько раз сотни тысяч пальцев должны прикоснуться друг к другу, чтобы получилась любовь?
Мне нужна нескончаемая чистая тетрадь и вечность.
Робость — это когда отворачиваешься от того, что хочешь. Стыд — когда отворачиваешься от того, чего не хочешь.
Я о многом хотела поговорить. Но знала, что ему будет больно. Поэтому я зарыла это в себе — пусть мне будет больно.
Хотелось опустеть, как перевёрнутый кувшин. Но я была переполнена, как камень.

Расскажите своим друзьям: