Убийственный Фаренгейт — Цитаты

«Убийственный Фаренгейт» (на английском: Fondly Fahrenheit) — фантастический рассказ Альфреда Бестера 1954 года.

 

— А есть ли опасность проекции? Может ли это перекинуться на владельца андроида?

— Очень любопытно. Её опасность заключается в вере в возможность этого… Если вы общаетесь с сумасшедшими, то можете в конечном счёте перенять их болезнь…

 

«Is there any danger of projection with regard to the owner of the android?»

«Very interesting. It is the danger of believing what is implied. If you live with a psychotic who projects his sickness upon you, there is a danger of falling into his psychotic pattern and becoming virtually psychotic yourself.»

 

— Я продам тебя! — сказал я андроиду, устало опуская газеты. — Будь ты проклят! Когда мы прилетим на Землю, я продам тебя.

— Я стою пятьдесят семь тысяч долларов, — напомнил я ему.

— А если не сумею тебя продать, то выдам полиции.

— Я — ценное имущество, — ответил я. — Иногда очень хорошо быть имуществом. Ты меня не уничтожишь.

 

«I’ll sell you,» I told the android. «Damn you. When we land on Terra, I’ll sell you. I’ll settle for three percent on whatever you’re worth.»

«I am worth fifty-seven thousand dollars on the current exchange,» I told him.

«If I can’t sell you, I’ll turn you in to the police,» I said.

«I am valuable property,» I answered. «It is forbidden to endanger valuable property. You won’t have me destroyed.»

 

А мы жили вдвоём на верхнем этаже — растерянные, удерживаемые страхом, ненавистью между нами. Как лезвие, вошедшее в живое дерево и расщепившее ствол лишь для того, чтобы навечно остаться в раненом теле, мы жили вместе.

 

And we lived together in that top floor, always a little cold, always a little terrified, always a little closer…brought together by our fear of it, our hatred between us. Like a wedge driven into a living tree and splitting the trunk, only to be forever incorporated into the scar tissue, we grew together.

Перевод

В. И. Баканов, 1991 (с уточнениями)

О рассказе

 

«Убийственный Фаренгейт» кажется бодреньким риффом из далекого будущего на фолкнеровский «Засушливый сентябрь», но это не так. Это и межпланетный психологический триллер о путанице идентичностей, и отношения «хозяин-раб», и многое другое. Чем бы ни был этот рассказ, его элементы сплетаются как в калейдоскопе…

 

«Fondly Fahrenheit» seems a pizzazzingly paced, far-future riff on Faulkner’s «Dry September»—but it isn’t. It’s that, and an interplanetary psychological thriller about confused identities, the master-slave relationship, and lots more besides. Whatever the story is, its elements mesh in kaleidoscopic ways…

  — Грегори Бенфорд, «Памяти Альфреда Бестера», 2000
 

«Убийственный Фаренгейт» — это выдающаяся повествовательная структура и жизнерадостный стиль.

 

‘Fondly Fahrenheit’ a paragon of story construction and exuberant style.

  — Роберт Силверберг, «Размышления: как писать», 2002

Расскажите своим друзьям: