Три стигмата Палмера Элдрича — Цитаты

 

Однажды я прогуливался по улице, и вдруг поглядел на небо. И там, в небе, я увидел это лицо, смотревшее на меня сверху вниз, гигантское лицо с глазами-щёлочками, лицо, которое я описал в «Трёх стигматах…» Было это в 1963 году. И облик этого злобно выглядевшего чудовища был прямо-таки ужасен. Я видел его не совсем ясно, но оно было там, несомненно. Однако узнал его я лишь впоследствии, несколько лет спустя, когда просматривал журнал «Life». В этом журнале я обнаружил изображения нескольких французских фортов времен первой мировой войны. Они представляли из себя этакие стальные купола с узкими щелями, через которые солдаты могли наблюдать за действиями германцев. Дело в том, что мой отец — он входил в состав пятой бригады морской пехоты США — участвовал во втором сражении на Марне, и, когда я был мальчишкой, он часто показывал мне свою военную экипировку. Он одевал противогаз, который полностью скрывал его глаза, и рассказывал мне о битве на Марне, и обо всех тех ужасах, через которые он прошёл. Он рассказывал мне, маленькому четырёхлетнему пацану, о людях, у которых взрывом выпускало кишки наружу, он показывал мне свое ружьё и всё остальное, и он вспоминал, как они палили до тех пор, пока стволы их винтовок не становились вишнёво-красными. Он несколько раз попадал под газовые атаки, и он рассказывал мне о том ужасном страхе, когда угольные фильтры в противогазах, насыщенные до предела, не начинали пропускать газ, заставляя в панике срывать маски с лица. Я читал о том, что делали в той войне американские морские пехотинцы; эти простые фермерские парни прошли через всё то, что так сильно описал Ремарк в своей книге «На Западном фронте без перемен» — через все эти невыразимые ужасы, потребовавшие от них такого же невыразимого героизма. И вот в 1963 году я увидел эту проклятущую фортификацию с Марны, глядевшую на меня сверху вниз. Может быть, мой отец нарисовал её или сфотографировал — потому этот образ и засел у меня в памяти.

После того, что я увидел в небе, я действительно начал искать убежища в христианстве. Тот небесный лик был, несомненно, злым божеством, и мне нужна была уверенность, что существует на свете божество более могущественное, но доброе и милосердное. Однако это воспоминание продолжает мучить меня — как свидетельство того, что бог этого мира — это злой бог.

Расскажите своим друзьям: