Степан Осипович Макаров — Цитаты

Степан О́сипович Макаров (27 декабря 1848 (8 января 1849), Николаев — 31 марта (13 апреля) 1904, близ Порт-Артура) — русский военно-морской деятель, океанограф, полярный исследователь, кораблестроитель, вице-адмирал (1896). Изобретатель минного транспорта, разработчик теории непотопляемости, пионер использования ледоколов. В 1895 году разработал русскую семафорную азбуку. Погиб во время русско-японской войны.

 

Безусловное повиновение – необходимое условие существования порядка.

 

Боевая подготовка судов в особенности много страдает от желания достичь идеальной чистоты.

 

Быть военным моряком и оставаться в стороне от большой справедливой войны – не самая яркая строка в офицерском послужном списке.

 

…В море я у себя дома, а на берегу в гостях.

 

Каждый военный или причастный к военному делу человек, чтобы не забывать, для чего он существует, поступил бы правильно, если бы держал на видном месте надпись «Помни войну».

 

Мичман, действующий осмысленно (сознательно), принесет больше пользы, чем флагман (адмирал), руководящийся буквой непонятного ему предписания.

 

Проводи каждый день так, как если бы это была вся твоя жизнь.

 

Русским морякам лучше всего удаются предприятия невыполнимые.

О Макарове

 

Когда в 1897 году адмирал С. О. Макаров выступил в печати со своим проектом сильного ледокола, он встретил с моей стороны не только полное сочувствие, но и всевозможное содействие к осуществлению его мыслей. Это служило поводом к назначению меня членом комиссии, обсуждавшей при Министерстве финансов устройство «Ермака». Соглашаясь во многом с адмиралом, в то время как строился корабль, я представил вместе с ним проект экспедиции, назначавшейся на лето 1899 года для научных исследований в Ледовитом океане. Все приготовления, включая и сотрудников, к весне 1899 г. были уже сделаны мной, но мне пришлось отказаться, так как адмирал пожелал, под конец, остаться единственным руководителем всех исследований, захотел иметь меня и всех моих сотрудников в своем полном распоряжении и не согласился взять нас даже как пассажиров, хотя экспедиция была в принципе разрешена на наше общее имя. Отказываясь, я желал всякого успеха его предприятию, но не мог согласиться не только на подчинение научных сил командиру судна, но также и на общий план всей экспедиции, равно как и на многие ее частности. Адмирал Макаров отрицал пользу попыток пройти через полюс в Берингов пролив и ставил целью прохождение ледоколом к устьям Оби и Енисея, надеясь этим путем водить за собою торговые корабли и удлинить время навигации к устьям указанных рек, проходя на север от Новой Земли по прямому пути. Такая цель мне казалась мало значущей для России, потому что Виггинс уже несколько раз проводил торговые корабли в устья Оби. Что же касается до мысли о применении сил ледокола, то она рельефно выразилась в издании адмирала «Ермак во льдах».

  — Дмитрий Менделеев, Докладная записка об исследовании Северного Полярного океана, 1901
 

В главных чертах в 1904 г. война протекла в следующих событиях: 31 марта погиб наш броненосец Петропавловск с адмиралом Макаровым и частью команды. Так как адмирал Макаров был начальником нашего дальневосточного флота, то с гибелью броненосца Петропавловска, после других уронов в наших судах, наш дальневосточный флот можно было признать обреченным на полное бездействие.

  — Сергей Витте, Война с Японией (Из «Воспоминаний»), 1905
 

2-го апреля, помню, сидел после утреннего чая у окна в своей мастерской, читал «Киевлянина». Читал о том, о сем. Вдруг меня что-то как бы толкнуло… Быстро, быстро, с замиранием сердца читаю, что в ночь на 1 апреля эскадра наша на Порт-Артурском рейде подверглась нападению японских миноносцев, что броненосец «Петропавловск» пошел моментально ко дну. На нем погибли начальник эскадры Адмирал Макаров, даровитейший и благороднейший Макаров, погиб славный художник Верещагин… Дальше шел перечень погибших, среди них и друг моей юности ― старший врач «Петропавловска» доктор Андрей Николаевич Волкович. Потом перечень спасшихся, среди них Великий Князь Кирилл Владимирович.

  — Михаил Нестеров, «О пережитом», 1928
 

Над огромной площадью, которая служила когда-то свалкой отработавших, уставших якорей, стоял в полном одиночестве бронзовый адмирал Макаров. Восемь могучих якорей Ижорского завода по девяносто пять пудов пять фунтов каждый крепили его покой и его надежды. По необтесанной скале-пьедесталу взметнулась черная штормовая волна, достигнув самых ног Степана Осиповича. Скалу для памятника подняли со дна морского на рейде Штандарт. Хорошо придумали ― поставить адмирала, боцманского сына, внука солдата на подводном камне с рейда Штандарт. На цоколе памятника знаменитое: «Помни войну». Вокруг мощенная булыжником площадка. К булыжникам и торцам у меня симпатия. Когда прошлые скульпторы и архитекторы задумывали свои творения, они, естественно, учитывали фактуру тверди. Бесполая стерильность асфальта гармоничность их замыслов нарушает. Степан Осипович Макаров ― один из самых замечательных наших моряков. Когда «Ермак» уже сходил в Арктику, а потом спас уйму судов в Ревеле и броненосец «Генерал-адмирал Апраксин» и когда имя Макарова уже гремело на весь свет, адмирал издал приказ «О приготовлении щей». От века цинга среди матросов и солдат в Кронштадте была обыкновенным делом. Так вот, Макаров командировал на Черноморский флот врача-гигиениста, а оттуда выписал аса-кока. Кроме того, он приказал периодически взвешивать всех матросов, чтобы командиры кораблей всегда знали, худеют их «меньшие братья» (такое выражение было принято о рядовых в «интеллигентской среде») или толстеют. Мне это понятно особо, ибо когда-то пришлось участвовать в походе к Новой Земле подводной лодки, где нас тоже взвешивали два раза в сутки специально командированные из Москвы врачи… На памятнике Макарову выбита эпитафия: Твой гроб ― броненосец, Могила твоя ― холодная глубь океана. И верных матросов родная семья ― Твоя вековая охрана. Делившие лавры, отныне с тобой Они разделяют и вечный покой…

  — Виктор Конецкий, «Вчерашние заботы», 1979
 

Огромную роль в создании русского бездымного пороха сыграл Д. И. Менделеев. Ему помогал И. М. Чельцов, Д. И. Менделееву принадлежит идея замены сушки промыванием спиртом, что было очень опасно и вызывало взрывы. В основе бездымного пороха Д. И. Менделеева лежит пироколлоид. Очень высокого мнения о его бездымном порохе были военный министр П. С. Ванновский и адмирал С. О. Макаров.

  — Владимир Мавродин, Валентин Мавродин, «Из истории отечественного оружия. Русская винтовка», 1981
  1. Каланов Н. А. Афоризмы русских военных моряков. — М.: Горизонт, 2017—144 с. ISBN 978-5-906858-48
  2. Д. И. Менделеев. Научное наследство. Т. 1. — М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1948 г.
  3. Материалы к циклу докладов о Первой Русской Революции. / Собрано Ц. Бобровской. Агитпропотдел Ленинградского Губкома РКП(б). Л.: «Прибой», 1925 г.
  4. М. В. Нестеров. «О пережитом. 1862–1917 гг. Воспоминания» (составитель А.А.Русакова). — М.: Советский художник, 1989 г.
  5. Конецкий В. Вчерашние заботы: Повесть-странствие. — Л.: Советский писатель, 1990 г.
  6. Мавродин В. В, Мавродин В. В. Переход к трехлинейному калибру и магазинным винтовкам, принятие на вооружение винтовки С. И. Мосина // Из истории отечественного оружия. Русская винтовка. — Букинистическое издание. — Ленинград: Издательство Ленинградского университета, 1981. — 112 с.

Иван Крузенштерн
Фёдор Литке
Павел Чичагов
Павел Нахимов
Александр Колчак

Расскажите своим друзьям: