Сергей Иванович Танеев — Цитаты

Сергей Танеев
конец 1880-х

Сергей Иванович Танеев (1857 — 1915) — русский композитор, пианист, дирижёр, учёный-музыковед, профессор и ректор (1885 — 1889) Московской консерватории. Автор кантат «Иоанн Дамаскин» (стихи А. К. Толстого) и «По прочтении псалма» (стихи Хомякова); четырёх симфоний, камерно-инструментальных ансамблей, хоровых сочинений и романсов. Учитель многих известных композиторов, среди которых — Рахманинов и Скрябин.

 

«Не надо забывать, что прочно только то, что корнями своими гнездится в народе… Народ бессознательно копит материалы для созданий, удовлетворяющих высшим потребностям человеческого духа. Мне было весьма приятно услышать на Пушкинском празднике подробность его биографии, дотоле мне неизвестную, именно: под конец жизни он записывал народные выражения, прислушивался, как говорит народ. «Надо учиться русскому языку у просвирен» — его подлинные слова. Эти слова мы должны помнить и обращать свои взоры к народу. При этом условии знакомство с европейским искусством окажет нам неоценимую услугу, такую же, какую оно оказало Пушкину, Тургеневу» (из письма Чайковскому)

 

Се образ Кашкина!

Его несчастная жена

С ним не видалась много лет

(Супруга вечно дома нет).

Но вот, благодаренье Богу,

Искусство ей явилось на подмогу.

 

Овёс может быть сеян несколько раз. Человек же может быть только раз сеян. Впрочем, и человек может быть несколько рассеян.

 

Ложная скромность — лучшее украшение артиста.

Цитаты о Танееве

 

Танеев очень любил вообще «дружественно поиздеваться» и состроумничать к случаю, иногда даже перехватывая через край в этом. Чайковский плохо играл на фортепиано, и не любил этого делать, особенно при посторонних — поэтому Танеев обычно сам играл его новые сочинения — в смешной позе, навалившись своим толстым телом на фортепиано и впившись близорукими глазами в рукопись. Помню раз такой диалог: Пётр Ильич принёс С.И.Танееву семь новых романсов.

— Вот, Сергей Иванович, — я кое-какую дрянь принёс.

— Ну, давайте сюда кое-какую дрянь!

Танеев берёт рукопись:

— Почему же семь? Вы всегда по шести сочиняли.

И внезапно и преждевременно разразившись своим характерным, всей музыкальной Москве знакомым икающим «ослиным» смехом, Танеев выпаливает:

— Вы всегда «дюжинную» музыку писали, Пётр Ильич, — а вот в коем-то веке написали «недюжинную»!:41

  — Леонид Сабанеев, «П.И.Чайковский»
 

Его <Льва Николаевича Толстого> острый, серый, пронизывающий и в то же время непроницаемый взор, в котором мне всегда чудилось скрытое недоброжелательство, следил внимательно — но не столько за музыкой, сколько за внешними аксессуарами музыкального исполнения. Когда играл Танеев, мне всегда казалось, что он смотрит, как Танеев своим большим животом напирает на клавиатуру, как краснеет и наливается его тучная апоплектическая шея, — баховская фуга оставалась где-то между Танеевым и Толстым, а до последнего доходил только танеевский живот. Чем менее симпатична была Толстому сама музыка, тем более его внимание было направлено на эти аксессуары — но иногда мне казалось, что Толстой нарочно отвлекается, чтобы не дать музыке себя захватить.:121-122

  — Леонид Сабанеев, «Толстой в музыкальном мире»
 

Нашёл клочёк из моих писем: « 16-Х-26. Вчера Рахманинов прислал за нами свой удивительный автомобиль, мы обедали у него, и он, между прочим, рассказал об известном музыканте Танееве: был в Москве концерт Дебюси, и вот, в антракте, один музыкальный критик, по профессии учитель географии, спрашивает его: „Ну, что скажете?“ Танеев отвечает, что ему не нравится. И критик ласково треплет его по плечу и говорит: „Ну, что ж, дорогой мой, вы этого просто не понимаете, не можете понять“. А Танеев в ответ ему еще ласковее: „Да, да, я не знал до сих пор, что для понимания музыки не нужно быть 30 лет музыкантом, а нужно быть учителем географии“.

  — Иван Бунин, «Устами Буниных»
 

И кажется, тогда же, лет пять назад, между своенравным Эдуардом Францевичем, главным “заправником” императорского театра, и слишком строгим Танеевым пробежала некая чёрная кошка. Единоличным решением “Орестею” со сцены – сняли, невзирая на довольно сносные сборы и почти полные залы.:361

  — Юрий Ханон, «Скрябин как лицо»

Расскажите своим друзьям: