Остров накануне — Цитаты

Остров накануне (итал. L’isola del giorno prima) — третий роман итальянского писателя, профессора семиотики в Милане Умберто Эко. Издан в 1994 году.

Так вот почему, за вычетом некоторых фраз учи­теля-кармелита, никто в имении Грив не подводил его к мыслям о смерти. В часы семейных бесед, почти все­гда совпадавших с ужином и обедом (в перерывах — оди­нокие скитания Роберта по закоулкам старинного дома, где он часами медлил в тенистых полуподвалах, вдыхая аромат яблок, оставленных дозревать на полу), говори­лось только об урожае дынь, о жатве хлебов и об ожи­даемом сборе винограда. …ни на солнце, ни на смерть невозможно смотреть пря­мо.Он знал, что в природе любви заложена избыточность. …меланхолики не от любви становятся такими, а влюбляются, ища выход меланхо­лии, и предпочитают пустынное место, где спиритствовать с любимым виденьем, вожделея только, как бы сблизиться с ним. Но стоит виденью подойти ближе, они еще более угнетаются и невольно начинают тяго­теть к обратному.Лучи, идущие от луны, являются солнечными лучами, отразившимися и дошедшими до нас. Собравши солнечные лучи с помощью зеркала, усиливаем их теплотворный эффект. Собрав и отразив снопик лунных лучей донцем серебряной плошки, убеждаемся, что лучи эти освежают, так как содержат росу. Казалось бы, бессмысленно мыть руки из пустой плошки. И все же руки увлажняются, и сие помогает от бородавок.Как, глупо? Я побил глупца. Я умру на поле боя от вражьей пули. Я сумел выдержать в жизни меру. Серьёзность надоедает. Зубоскальство приедается. Философствование утомляет. Паясничество отпугивает. Я совмещал все эти стили соответственно времени и случаю, бывал и придворным шутом. — Пейте кофий.

 — Кофий?
 — Попомните, он входит в моду. Вылечивает от всего. Я вам достану кофию. Он сушит хладные гуморы, гонит ветры, усиливает печень и нет великолепнейшего средства от водянки и чесотки. Освежает сердце, облегчает от маеты в желудке. Паром кофия пользуют от слезотечения, звона в ухе, от насморка, отделения носовых мокрот, называйте как угодно.

Ничто так не споспешествует здоровью, как Опыт Благого Умирания, в котором через смирение обретается легкость.Я был в мире только ради добавления единички к огромному числу….обычно мы обдумываем исключительно смерть чужую. О да. все мы наделены достаточной силой, чтоб выдержать чужое несчастье. Потом наступает момент задуматься о смерти, когда несчастье становится нашим, и тогда мы понимаем, что ни на солнце, ни на смерть невозможно смотреть прямо…. пока мы существуем, смерти еще нет, а когда она придет, мы уже существовать не будем.

Цитаты о романе

 

…«Остров накануне» — связка цитат. В ней смонтированы куски научных и художественных произведений авторов в основном XVII века (в первую очередь Джован Баттисты Марино и Джона Донна, о чем программно заявляется в двух эпиграфах к роману, хотя внутри текста цитаты из Донна и Марино не отмечаются). Используются и Галилей, Кальдерон, Декарт и очень широко — писания кардинала Мазарини; «Селестина» Рохаса; произведения Ларошфуко и мадам де Скюдери; узнаются Спиноза, Боссюэ, Жюль Верн, Александр Дюма, от которого перебежал в текст Эко капитан гвардейцев кардинала Бискара, Роберт Луис Стивенсон, некоторые реплики Джека Лондона («…тогда же и перестал знать» — знаменитый финал «Мартина Идена») и другой литературный материал.

Широко используются сюжеты живописных полотен от Вермеера и Веласкеса до Жоржа де ла Тура, Пуссена и, разумеется, Гогена; многие описания в романе воспроизводят знаменитые музейные картины. Анатомические описания созданы на основании гравюр из медицинского атласа Везалия (XVI в.), и поэтому Страна Мертвых названа в романе Везальским островом.

Имена собственные в книге тоже содержат второй и третий планы. Автор намеренно не дает читателю подсказок. <…>

…Названия глав этого романа (что мало кто замечает) являют собой каталог тайной библиотеки. — «От переводчика»

  — Елена Костюкович

Перевод

Е. А. Костюкович, 2001.

Расскажите своим друзьям: