Королева проклятых (фильм) — Цитаты

Царица проклятых (на английском: Queen of the Damned) — фильм 2002-го года, который является экранизацией третьего романа Энн Райс из цикла «Хроники вампиров» (на английском: The Vampire Chronicles), хотя фильм также сочетает в себе некоторые сюжетные элементы из предыдущего романа «Вампир Лестат» (на английском: The Vampire Lestat). В фильме снялись певица Аалия и Стюарт Таунсенд.

Цитаты

(Начало фильма.)
Лестат: (за кадром) Для каждого вампира наступает время, когда идея вечности становится на мгновение невыносимой. Жить во тьме, питаться во тьме, в полном одиночестве — пустое существование. Бесконечность кажется хорошей идеей, пока Вы не поймёте что проведёте её в одиночестве. Итак, я уснул, надеясь, что звуки уходящих эпох постепенно исчезнут, и придет что-то наподобие смерти. Но пока я спал, мир перестал звучал как то место откуда я ушёл.
(Звучит рок-музыка.)
Лестат: Так лучше. Теперь стоило проснуться, так как рождались новые боги, и люди им поклонялись. Ни днём, ни ночью они не были одни. Я стану одним из них.
(Выпивает кровь у прохожего.)
Лестат: Либо это была та первая жертва, либо столетний отдых, я не уверен. Но внезапно я почувствовал себя лучше, чем когда-либо. Я был на высоте, и мои чувства привели меня прямо туда, где играл инструмент моего воскрешения — мой старый дом.
Лестат: [за кадром] С этого момента они стали моими друзьями, моими детьми, моей группой. Давая миру нового бога… меня.
Журналист: Те вампиры, другие, они не будут рассержены тем, что Вы выдаёте их тайны?
Лестат: Ммммм… Я представляю что… Да…!
Журналистка: Вы хотите что-нибудь сказать другим вампирам, которые нас слушают?
Лестат: Вообще-то хочу. Выходите, выходите, где бы вы ни были. (Другой возможный перевод — «Кто не спрятался, я не виноват»)
Фанатка № 1: Я слышала, что Лестат держит всех своих девчонок в погребе, и там классно — тебе дают еду, кабельное телевидение, травку.
Фанатка № 2: Ох, пожалуйста…
Фанатка № 1: Это то, что я слышала. Но надо ему давать сосать кровь из шеи, когда он захочет.
Фанатка № 2: Ну, это не слишком плохо. Я делала вещи и похуже.
Фанатка № 1: Точно.
Роджер: Сюда, девочки.
Лестат: Как у тебя получилось проскользнуть через 50-е в красном вельвете?
Мариус: Я спал.
Лестат: Не думаю, что ты многое пропустил.
Мариус: Элвис?
Лестат: Элвис, да.
Мариус: Ты сейчас более популярен, чем он.
Лестат: У меня нет на это времени.
Джесси: Время — всё, что есть у вампира.
Лестат: Не у меня!
(Мариус учит Лестата убивать людей.)
Мариус: Уважай свою жертву.
Мариус: Жизнь вампира — созерцание
Лестат: Созерцание? Зачем нам прятаться, Мариус? Мы сильные. Мы бессмертные. Нам следует жить открыто.
(Оба останавливаются посмотреть на девушку, играющую на скрипке.)
Мариус: Это невозможно. Днём мы уязвимы. Смертные никогда не должны знать о нас.
Лестат: Значит, я никогда не смогу познать её?
Мариус: Если не собираешься убить её после этого.
Лестат: И меня никто никогда не сможет познать?
Мариус: Ты должен быть мёртвым для мира.
Лестат: (прикован к постели) Ещё!
Мариус: Думаю, достаточно, лорд де Лионкур.
Лестат: Отпусти меня!
Мариус: Нет. Ты отведал наистарейшую кровь, видел древнейшие события. Слишком много для такого молодого, как ты.
Лестат: Её кровь — как жидкий огонь. Кто она?
Мариус: Она — твоя мать. Акаша, королева всех, кто был проклят. А он — её король. Акаша и Энкил чуть было не истощили всю землю, когда они правили Египтом. Они пили и пили, пока Энкил не потерял желание пить. Без своего супруга она потеряла себя. Они стали живыми статуями. Она не уважает ничего, кроме вкуса крови: и человеческой и бессмертной.
Лестат: Нет! Отпусти меня! [рвёт цепи, но Мариус удерживает его силой]
Мариус: Она сделала тебя очень сильным.
Лестат: Ты меня не остановишь!
Мариус: Я слышу её кровь в твоём голосе. За все те годы, которые я посвятил служению им, они не шевельнулись.
Лестат: До сегодняшней ночи, и она избрала меня.
Мариус: Я избрал тебя !
Лестат: Много раз я звал Мариуса, но ответа не было. Только бесконечная смена дней, месяцев, лет… Мой наставник оставил меня в самый темный час моего существования — в конце. Я один, и нет ничего, кроме холодной, тёмной пустыни вечности.
(Джесси заходит в клуб вампиров.)
Вампир: Привет.
Джесси: Привет.
Вампир: Часто сюда приходишь?
Джесси: Всё время.
Вампир: (осматривает её шею) Я не вижу никаких шрамов.
Джесси: Ну, ты не видел всё моё тело.
Вампирша: Это приглашение?
Джесси: Извините, я не одна.
Вампир: А где же твой хозяин?
Джесси: А… он где-то здесь.
Другой вампир: Твой хозяин… как его зовут?
Джесси: Мариус. (из другой части клуба выглядывает удивлённый Лестат)
Вампир: Мариус… Никогда о нём не слыхал.
Джесси: Конечно нет, он из древних.
Вампирша: Древних уже давно нет.
Другой вампир: Они все превратились в пыль.
Вампир: Так что если у тебя его нет где-то в бутылке…
Джесси: Ты знаешь, ты храбро шутишь, хотелось бы мне, чтобы ты с ним повстречался.
Вампир: И почему это?
Джесси: Тебе есть чему у него поучиться.Лестат: Бу! Это было неплохое шоу. Тебе стоит быть более осторожной.
Джесси: Спасибо.
Лестат: За что?
Джесси: Ты меня спас.
Лестат: Как самонадеянно.Лестат: Так ты знаешь Мариуса?
Джесси: Я много знаю.
Лестат: По-видимому, не как оставаться в живых.
Джесси: А, ну тогда у нас это общее, хотя я думаю, что я немного тебя опережаю в этом.
Лестат: Я это могу исправить. (наклоняется к её шее)
Джесси: (быстро) Твоя песня «Redeemer», она о той девушке со скрипкой? Правда? Правда?
Лестат: Правда? А что ещё ты думаешь, что знаешь?
Джесси: (нервно) Я…
Лестат: Ты… трясёшься.
Джесси: Мне холодно.
Лестат: (оттесняя её к стене) Всё ещё холодно?
Джесси: Нет.
Лестат: Ну, продолжай, расскажи мне ещё обо мне.
Джесси: Ты хочешь…
Лестат: Что я хочу?
Джесси: Ты тоскуешь…
Лестат: О чём я тоскую? (прокалывает её палец ногтём) О чём я тоскую? (начинает сосать кровь из её пальца)
Джесси: Быть с живыми… из холодной, тёмной пустыни вечности…
Лестат: (поняв, кто Джесси на самом деле) Это делает тебя очень умной библиатекаршей, таламасканка. Я знал, что где-то оставил свой дневник. Ну, как он тебе?
Джесси: Он меня тронул.
Лестат: Да ну? Не беспокойся, Джесси. Такие как ты, не утоляют мою жажду.
(Лестат начинает уходить.)
Джесси: Я знаю кое-что, чего не было в твоём дневнике.
Лестат: О. И что-же это?
Джесси: Та скрипка всё ещё у тебя.
Лестат: (встечает Мариуса впервые за 200 лет) Итак, спустя столько времени, какая встреча!
Мариус: Тебя просто невозможно избежать сейчас, по крайней пере в разговоре. Что ты пытаешься доказать, Лестат?
Лестат: Ох, пожалуйста, слишком поздно вести себя по-отцовски, Мариус. Двести лет, и не слова от тебя.
Мариус: Ты лишил мне всего, и опять это сделал. Сейчас не время сводить старые счета.
Лестат: Вампиры не сводят счета, они хранят их до лучших времен.
Лестат: (чувствует пробуждение Акаши) Акаша!
Мариус: Пробудилась. Она выпила кровь царя; поглотила его силу.
Лестат: Хорошо. Пусть приходит.
Мариус: Отмени концерт.
Лестат: Никогда.
Мариус: Тебе с ней не сравниться, Лестат, ты не бог. Мы тоже когда-то были смертными; мы оберегаем наше наследие.
Лестат: Какое почтение к смертным. Тогда тебе следовало оставить меня в живых.
Вампир: (о Лестате) Тебе он нравится, да?
Акаша: Он мне кое-кого напоминает.
Вампир: Единственное, что он вскоре будет напоминать тебе, это куча костей. Мы его расчленим, высосем всю его кровь.
Акаша: Действительно? (танцует, затем убивает всех вампиров в клубе)
Лестат: Лондонская готесса. Смешно. Я бы посчитал тебя таламасканкой.
Джесси: Может быть, в другой жизни.
Фан Лестата: Я — епископичка!
Роджер: А я, блин, буддист. Мм, Лестат…
Лестат: Роджер, отведи-ка нашу маленькую епископальницу обратно в церковь.
Лестат: Ты для меня прекрасна, потому что ты — человек. Твоя хрупкость. Твоя короткая жизнь. Твоё сердце. Всё это вдруг кажется мне более драгоценным, чем всё, что я когда-либо знал.
Джесси: Я не такая драгоценная, как ты думаешь.
Лестат: Акаша!
Акаша: Почему так удивлён, любовь моя? Ты позвал, и я пришла.
Лестат: Любовь моя?
Акаша: Не бойся меня, Лестат. Все твои желания сбылись.
Лестат: Мои желания?
Акаша: О спутнице. О том, с кем ты сможешь провести вечность. Ты — смелый, как твоя музыка. Ты живёшь открыто, как жила я… давным-давно… когда у меня был муж.
Лестат: Был муж?
Акаша: Его уже нет. Теперь ты мой супруг. Вот почему я тебя оберегала… оставляла живым!
Лестат: Ты?
Акаша: (ухмыляется) А ты думал, что сам всё это делал? Да у тебя и эго короля. Да! Я знаю тебя, Лестат. Я знаю, что ты желаешь, чтобы весь мир был у твоих ног. И я пришла, чтобы дать его тебе.
Лестат: Где мы?
Акаша: Мы дома. Мы живём везде и когда захотим. Мир — наш сад.
Акаша: Мои дети. Моя кровь теплеет при виде вас всех, сговаривающихся против меня.
Махарет: Акаша.
Акаша: Махарет. Ты будешь сперва говорить с моим королём. (Лестат выходит из-за её спины)
Джесси: Лестат, что она с тобой сделала?
Мариус: Лестат, отойди от неё.
Лестат: Никогда.
Махарет: Мир изменился с тех пор, как ты правила.
Акаша: Тогда мы изменим его обратно. Люди — животные. Грубые существа. Их уничтожение необходимо.
Мариус: Акаша, пожалуйста!
Акаша: Вы считаете, что можете изменить мою волю? С меня хватит этих дискуссий. Присоединитесь ко мне или умрите!
Махарет: Нет.
Пандора: Нет.
Арман: Нет.
Мариус: Нет.
Акаша: (Лестату) Ты меня любишь?
Лестат: Да.
Акаша: Тогда докажи. (показывает на Джесси) Убей её.
Лестат: Она для меня ничто.
Акаша: И всё же. Я хочу, чтобы ты её убил.
Махарет: (ступает вперёд) Ты её не тронешь!
Акаша: (использует телекинез чтобы приковать Махарет к колонне) Ты смеешь спорить со мной, Махарет?
Джесси: Нет, всё в порядке, тётя Махарет. Это то, чего я хочу.
Акаша: Как мило.
(Лестат выпивает кровь Джесси.)
Акаша: Видите, мои дети? Вспомните свою настоящую семью, или присоединитесь к ней.
(Махарет превратилась в живую статую.)
Арман: Она выпила последнюю каплю Акаши. Она приняла смерть Акаши в себя.
Мариус: Она не мертва. Она спит.
Дэвид: Я могу спросить…
Джесси: Каково это?
Дэвид: Да.
Джесси: Ты хочешь узнать?
Дэвид: Я? Нет, нет — я слишком стар, чтобы жить вечно.
(Последние строки.)
Мариус: Здравствуй, Дэвид.

Расскажите своим друзьям: