Конец Вечности — Цитаты

 

Маленький ящичек лежал теперь на новом месте. Ничто не выдавало его роли в судьбах мира. Несколько часов спустя капитан космолёта протянет за ним руку и не найдет его. Полчаса уйдут на розыски, а тем временем выключится силовое поле двигателя, и капитан потеряет самообладание. В порыве гнева он решится на поступок, от которого воздержался в предшествующей Реальности. В результате важная встреча не состоится; человек, который должен был умереть, проживет годом дольше; другой же, наоборот, умрёт несколько раньше.

Эти Возмущения, словно круги на воде, будут распространяться все шире и шире, пока не достигнут максимума в 2481-м столетии, через двадцать пять веков после Акта Техника. Затем интенсивность Изменения пойдет на убыль. Теоретически оно никогда не станет равным нулю, даже через миллионы лет, но уже через пятьдесят Столетий его нельзя будет обнаружить никакими Наблюдениями. С практической точки зрения этот срок можно считать верхней границей.

Разумеется, Времяне даже не подозревали о случившемся. Изменения затрагивали не только материальные объекты, но и мозг человека, его память, и только Вечные взирали со стороны на происходящие перемены.

Социолог Вой, не отрываясь, глядел на голубой экран, где ещё недавно была видна кипучая, суетливая жизнь космического порта. Даже не повернув к Харлану головы, он пробормотал несколько слов, которые при большом желании можно было принять за приветствие.

На экране произошли разительные перемены. Исчезли блеск и величие; жалкие развалины ничем не напоминали прежних грандиозных сооружений. От космолётов остались только ржавые обломки. Людей нигде не было видно.

Харлан позволил себе на мгновенье улыбнуться одними уголками губ. Да, это действительно была МОР — Максимальная ожидаемая реакция. Все совершилось сразу. Вообще говоря, Изменение не обязательно происходило немедленно вслед за Актом Воздействия. Если соответствующие расчеты проводились небрежно или слишком приближенно, приходилось ждать (по биологическому времени) часы, дни, иногда недели. Только после того как были исчерпаны все степени свободы, возникала новая Реальность; пока оставалась хотя бы ничтожная вероятность взаимоисключающих действий, Изменения не было.

Собственное мастерство служило для Харлана неиссякаемым источником гордости и тщеславия: если он сам выбирал МНВ и своей рукой совершал Акт Воздействия, то степени свободы исчерпывались сразу, и Изменение наступало незамедлительно.

— Как они были прекрасны! — грустно произнес Вой.

Эта фраза больно кольнула Харлана; ему показалось, что она умаляет красоту и совершенство его работы.

— А по мне, хоть бы их и вовсе не было!

— Да?

— А что в них толку? Увлечение космосом никогда не длится больше тысячи, ну, двух тысяч лет. Затем оно приедается. Люди возвращаются на Землю; колонии на других планетах чахнут и вымирают. Проходит четыре-пять тысячелетий, и все начинается сначала, чтобы вновь прийти к бесславному концу. Бесполезная, никому не нужная трата средств и сил.

— А вы, оказывается, философ, — сухо сказал Вой. — 6

 

The small container stayed where he put it. It played no immediate role in world history. A man’s hand, hours later, reached for it but did not find it. A search revealed it half an hour later still, but in the interim a force-field had blanked out and a man’s temper had been lost. A decision which would have remained unmade in the previous Reality was now made in anger. A meeting did not take place; a man who would have died lived a year longer, under other circumstances; another who would have lived died somewhat sooner.

The ripples spread wider, reaching their maxium in the 2481st, which was twenty-five Centuries upwhen from the Touch. The intensity of the Reality Change declined thereafter. Theorists pointed out that nowhere to the infinite upwhen could the Change ever become zero, but by fifty Centuries upwhen from the Touch the Change had become too small to detect by the finest Computing, and that was the practical limit.

Of course no human being in Time could ever possibly be aware of any Reality Change having taken place. Mind changed as well as matter and only Eternals could stand outside it all and see the change. Sociologist Voy was staring at the bluish scene in the 2481st, where earlier there had been all the activity of a busy space-port. He barely looked up when Harlan entered. He barely mumbled something that might have been a greeting.

A change had indeed blasted the space-port. Its shininess was gone; what buildings there stood were not the grand creations they had been. A space-ship rusted. There were no people. There was no motion.

Harlan allowed himself a small smile that flickered for a moment, then vanished. It was M.D.R. all right. Maximum Desired Response. And it had happened at once. The Change did not necessarily take place at the precise moment of the Technician’s Touch. If the calculations that went into the Touch were sloppy, hours or days might elapse before the Change actually took place (counting, of course, by physiotime). It was only when all degrees of freedom vanished that the Change took place. While there was even a mathematical chance for alternate actions, the Change did not take place.

It was Harlan’s pride that when he calculated an M.N.C., when it was _his_ hand that contrived the Touch, the degrees of freedom vanished at once, and the Change took place instantly.

Voy said softly, «It had been very beautiful.»

The phrase grated Harlan’s ears, seeming to detract from the beauty of his own performance. «I wouldn’t regret,» he said, «having spacetravel bred out of Reality altogether.»

«No?» said Voy.

«What good is it? It never lasts more than a millennium or two. People get tired. They come back home and the colonies die out. Then after another four or five millennia, or forty or fifty, they try again and it fails again. It is a waste of human ingenuity and effort.»

Voy said dryly, «You’re quite a philosopher.»

Расскажите своим друзьям: