Кин-дза-дза! — Цитаты

( «Кин-дза-дза»)

«Кин-дза-дза!» — двухсерийная сатирическая трагикомедия Георгия Данелии по совместному сценарию с Резо Габриадзе. Вышел на экран 1 декабря 1986 года. В 2013 году вышел авторский мультипликационный ремейк — «Ку! Кин-дза-дза».

Цитаты

— Как «отличник»?
— Гуляет «отличник».
— Товарищ, там человек говорит, что он — инопланетянин. Надо что-то делать…
— Звони в «03».
Не надо булочной. Не надо справочной.
Значит, такое предложение: сейчас мы нажимаем на контакты и перемещаемся к вам. Но если эта машинка не сработает, тогда уж вы с нами переместитесь, куда мы вас переместим.
— Нет, нельзя. Надо знать!
— Да можно…
— А ты что видишь? А?
— Песок…
— Значит, сработала эта хреновина! А этот козёл-то… с дырочками — там, что ли, остался?
— Солнце есть. Песок есть. Притяжение есть. Где мы? Мы на Земле. Или…
— Или?
— Нет, давай будем считать, что мы на Земле в какой-то пустыне. Каракумы! А? Какие у нас ещё пустыни?
— Гоби, Сахара…
— Ну я же сказал, что у нас!
— Ну, у нас ещё Кызылкумы.
— Нет! Давай будем считать, что это — Каракумы. Значит, так. Солнце на западе, значит Ашхабад — там! Понял? Пошли!
Gentlemen, sorry! We haven’t money, now!
— Который час?
— Четыре.
— Ночи?
— Ночи.
— Банкет?
— Не… Обед…
Капстрана…
Здравствуйте! Мы — наши туристы, отстали от группы. Подбросьте нас до города, а там мы как-нибудь уже сами! Переводи.
Нет денег… И деньги, и документы, и валюта — всё осталось у экскурсовода. Ну, так получилось… Отошли на секундочку и затерялись в песках.
Ни одной буквочки! Ни одной «мэйд ин…»?
— Что они хотят?
— Ку они хотят…
— Владимир Николаевич, а может быть, мы всё-таки на…
 — Да… Типичные марсиане.
Люсенька, родная, зараза, сдались тебе эти… макароны…
Та-а-к. Значит, русский язык знаем. Зачем потребовалось скрывать?
А этот пацак всё время говорит на языках, продолжения которых не знает!
Мы из Советского Союза, прибыли по культурному обмену. Наши знают, где мы. Ищут.
Маймуно, виришвило! (груз. მაიმუნო, ვირიშვილო! — «обезьяна, сын осла»)
Ну, гравицаппа — это то, без чего пепелац может только вот так летать (делает горизонтальный жест рукой), а с гравицаппой — в любую точку Вселенной — фьюить! — за пять секунд!
Ребят, как же это вы без гравицаппы пепелац выкатываете из гаража? Это непорядок…
Пошли, Скрипач, в открытый космос.
Или ты сейчас даёшь нам эту спичку, или меньше чем за семь коробков мы тебя на Землю не положим!
Пацак пацака не обманывает. Это некрасиво, родной…
— Я сказал — до города.
— А это что?
— Сарай.
— А это что? А это что?! А это что здесь — не город?!
Ты не дрыгайся! Показывай свою гравицаппу. Если фирменная вещь — возьмём!
Пацак! Какие балды у меня здесь контрабандный КЦ возьмут, при свидетелях, когда за него — пожизненный эцих с гвоздями?! У тебя в голове мозги или кю?!
— Ты кто? Я спрашиваю — ты кто?
— Пришелец-прораб.
— Нет, ты пацак! А ты кто?
— Я грузин.
— Не-ет, ты тоже пацак! Ты пацак, ты пацак и он пацак! А я — чатланин! И они — чатлане! Так что ты цак надень и в пепелаце сиди, ясно?
Посмотри на меня в визатор, родной. Какая точка отвечает? — зелёная! Теперь на него посмотри — тоже зелёная. И у тебя зелёная! А теперь на Уэфа посмотри, какая точка — оранжевая? Это потому, что он чатланин!
— Плюк — чатланская планета, поэтому мы, пацаки, должны цаки носить.
— Дааа! И перед нами, чатланами, должны делать вот так! (трижды хлопает пальцами по щекам, после чего полуприседает, разводя руки в стороны и немного назад).
Это оголтелый расизм!
 — Владимир Николаевич, у тебя дома жена, сын-двоечник, за кооперативную квартиру не заплачено. А ты тут мозги пудришь… Плохо кончится, родной…
 — Ты свои КЦ им не показывай. И не думай о них. Ты мой КЦ покажи. И больше полспички не давай, гравицаппа полспички стоит.
— А твой пацак сказал, что целую.
— Т-с-с. И он — пошутил.
Цемент-то марки 300?
 — А пацаки и чатлане — это национальность?
— Нет.
— Биологический фактор?
— Нет.
— Каста?
— Нет.
 — Лица с других планет?
— Нет.
— А чем они друг от друга отличаются?
— Ты что, дальтоник, Скрипач? Зелёный цвет от оранжевого отличить не можешь? Турист…
Привет! Как жизнь? […] Ну, чё новенького-то на Плюке?
Клади КЦ — получишь гравицаппу.
Вообще-то я не специалист по этим гравицаппам…
— Еда есть?
— Каша…
— Какая?
— Пластиковая…
— Это чего?
— КЦ
— Надо снова проверять…
— Ну проверяй.
Я представитель цивилизованной планеты, и требую, чтобы вы проследили бы за своим лексиконом!
Я ему тыщу раз говорил, что в центр надо лететь! А он жадный, как все чатлане: «На два чатла дешевле!..» Кю!
— Это твоё заднее слово?
— Заднее не бывает!
Скрипач свистит. У него ещё чатлы есть.
— Откуда на Плюке моря? Из них давным-давно луц сделали.
— Извините, что сделали?
— Топливо, Скрипач, топливо!
— Откуда столько набралось?
— Кашу жрали. Воду пьёте. И бандура.
— Бандуру вычеркни, не берём бандуру.
— Скрипач, вместо того, чтобы всё время думать, что ты первый грузинский космонавт и что тебе Нобелевскую премию дадут, верни ложку, которую ты у нищих артистов украл.
— Небо… небо не видело такого позорного пацака как ты, Скрипач!.. Я очень глубоко скорблю…
— Ты куда?
— В туалет!
— В туалет с деньгами нельзя. Деньги оставь здесь.
— Ну вот у вас, на Земле, как вы определяете — кто перед кем сколько должен присесть?
— Ну, эт на глаз…
— Дикари.
Я тебя полюбил — я тебя научу.
Если у меня немножко КЦ есть, я имею право носить жёлтые штаны, и передо мной пацак должен не один, а два раза приседать. Если у меня много КЦ есть, я имею право носить малиновые штаны, и передо мной и пацак должен два раза приседать, и чатланин «ку» делать, и эцилопп меня не имеет права бить по ночам… Никогда!..
Скрипач! Тут инопланетяне штанами фарцуют… жёлтыми… Нужны тебе?
А Скрипач не нужен, родной. Он только лишнее топливо жрёт.
Рации у нас нет, мы её выкинули.
— Ну и зараза же ты, родной…
— Он хуже. Он просто кю!
Принеси песочку, родной.
К правительству лететь — гравицаппу надо иметь! Правительство на другой планете живёт… родной.
Если есть на этом Плюке гравицаппа, так достанем. Не такое доставали…
— До центра подвези!
— Три чатла.
— Нет денег. Но мы отработаем!
— А что ты можешь?
— Я? Я всё могу!
— А короче?
Народу нравится!
Спокойно, Скрипач, не раздражай даму.
— Ну вот, что я щас думаю?
— Что твоя жена по моргам звонит.
— Какой дурак на Плюке правду думает?… Абсурд!
— Вот потому, что вы говорите то, что не думаете, и думаете то, что не думаете, вот в клетках и сидите. И вообще, весь этот горький катаклизм, который я тут наблюдаю… и Владимир Николаевич тоже…
Сказано — пацакам в клетке выступать, значит, надо в клетке. Чё выпендриваетесь?
Ищи себе другой ансамбль, дядя!
Я скажу всем, до чего довёл планету этот фигляр ПЖ! Пацаки чатланам на голову сели! Кю!
— Одеколон украла…
— Женщина.
Мама, мама, что я буду делать? Ку!
Мама, мама, как я буду жить? Ы-ы-ы-ы-ы!
У меня нет тёплого пальтишки,
У меня нет тёплого белья.
Заткнись, слуха у тебя нет.
Родной, это же последний выдох. Могила. Кладбище.
— Мат. А говорил — второй разряд…
— Он хвастун.
— Дядя Вова. Цапу надо крутить, цапу.
— На! Сам делай!
— Мне нельзя, я чатланин.
— Уйди отсюда!!! Как советовать, так все чатлане, а как работать, так…
— Киндермат.
— Нечестная игра! Ты специально мои ходы плохо думал!
— Своими мозгами надо играть.
— Как он может своими мозгами играть, когда он эти куклы первый раз видит?

Уэф, ты когда-нибудь видел, чтобы такой маленький пацак был таким меркантильным кю?
— А соловей — пацак?
— Почему пацак?
— Сами сказали, что он без клетки поёт!
— Ну значит — пацак…
— А-а-а, вот видишь! У вас такой же оголтелый расизм, как и здесь, на Плюке, только власть захватили не чатлане, а пацаки — такие, как ты и твой друг Соловей!
— Кончай филонить, дядя Вова.
— Ну, полетели, полетели, родной.
— А у вас на Земле всё ещё моря есть?
— И моря есть, и реки есть, и порядочные люди есть, господин Уэф.
— Дикари, аж плакать хочется.
Женщину вынули, автомат засунули.
Ну, ку, ку!
Спокойно! Стоять!! Тихо!!! А ты говоришь — ку!
— Побойся неба! ПЖ жив и я счастлив.
— А я ещё больше счастлив!
— А нормального входа в этот универсам нет?
— За нормальный чатлами надо платить, родной!
— Я очень люблю ПЖ!
— А я его ещё больше, ку!
А здесь из луца воду делают…
— Что они кричат?
— Продают.
— Что продают?
— Всё продают.
Жёлтые штаны! Два раза «ку»!
Иди гуляй, ворюга!
— Чего-нибудь не так? А?
— Всё так. Только Земля далеко. Вместо пяти — семь минут разогреваться надо. Так что пойдём цаппу для гравицаппы готовить.
— Астронавты! Которая тут цаппа?
— Там… ржавая гайка, родной.
— У вас всё тут ржавое…
— А эта самая ржавая.
— Товарищ эцилопп! Они у нас вещи украли! Поймайте их!
— Сорок чатлов.
— Нету чатлы! Всё у экскурсовода! И скрипка у них чужая!
— Чё ты уставился? Чё ты уставился?! Сейчас как сообщу твоему начальству, что ты знал и бездействовал — тебя транклюкируют нахрен! Ясно?!
— Я не бездействовал. Я сразу на каппу нажал. Скрипач свидетель! Всем постам! Гадюшник с колёсиками сюда, ку!
Ребята! Со спичкой мы пошутили. Мы радость хотели доставить вам!
На речке, на речке, на том бережо-очке, ку, Марусенька белые ыыыы!..
Только быстро. А то одна секунда здесь — это полгода там!
Скрипач! Клептоманчик ты мой! Ты же гравицаппу свистнул!
Strangers in the ку…
Дядя Вова, ваше пальто идёт… в моей шапке.
Пацаки! Почему не в намордниках? Приказ господина ПЖ — всем пацакам надеть намордники. И радоваться.
Если ты подумаешь, что эта хреновина не транклюкатор, это будет последняя мысль в твоей чатланской башке!
Кратчайшим путём в эцих — марш!
Всем лежать! Полчаса!
— А ну быстро все — в корыто! И сидеть так сутки! Ку или не ку?
— Ку…
Владимир Николаевич, человечество из-за одного камушка с луны тысячелетия потратило, а тут живой инопланетянин и эцих из неизвестного металла!
 — Капу, капу жми!
— Нажал уже…
 — Цаппу.
— Есть цаппу!
 — Сели.
— Куда сели?
— Хануд.
— Какой ещё Хануд?
— Планета, где меня родили.
 — Нас плюкане транклюкировали, пока мы на гастролях были.
— За что?
— За то, что мы их не успели.
— А вы их за что?
— Чтоб над головой не маячили!
— И все погибли?
— Конечно.
 — Гедеван, не нужно. Ты молодой, поживи ещё. Может быть, что-нибудь переменится…
— Скрипач не нужен, дядя Вова.
Я — свой. У меня мама — грузинка… была.
Говорит: мама местная грузинка… была.
А ты, паршивый чатлан, цак одень и sit down (на английском: сядь!), когда с пацаком разговариваешь: Хануд — пацакская планета! Родной!
Фигушки там затормозишь!
 — Тормози! Тормози!! Тормози!!!
— Как я могу затормозить, когда ты всю тормозную жидкость выпил?! Алкаш!
Здравствуйте, мы пацаки с планеты Земля!
Веди! А то щас я маску сниму и надышу вам тут!
Тогда почему, родная, ты тут по травке бегаешь, а не там в горшочке сидишь?
Может, мы их вызовем и спросим, пусть они сами скажут — что для них благо, а что — нет?
Девочка, вы тут самые умные? Это вам кто-нибудь сказал, или вы сами решили?
Владимир Николаевич, я вас на Плюк одного не пущу.
— Эцих знаешь где?
— А то!
— Вот ты и покажешь.
А вы опять не переместились, заразы…
Меня — на планету, где не знают, кто перед кем должен приседать? Чушь!
Нет, генацвале! Когда у общества нет цветовой дифференциации штанов, то нет цели! А когда нет цели…
Братцы, кончайте философствовать, он щас возникнет уже…
Друзья! Пацаки! Вот ваш носок, спасибо.
 — Друг, у вас какая система? Разрешите взглянуть?
— Система обычная. Нажал на кнопку — и дома.
Товарищ, как пройти на Старый Арбат?
 — Мы месяц по Галактике «маму» попоём — и планета у нас в кармане. А ещё месяц — и воздух купим. У кого воздуха нет, все сюда насыпятся. Воздух наш.
— Они будут на четвереньках ползать, а мы на них плевать!
— Зачем?
— Удовольствие получать.
— А какое в этом удовольствие?
— Молодой ещё…
Такое предложение. Находим Скрипача, летим к местному правительству… Говорим, кто мы, откуда… Они нам гравицаппу дают, а мы организуем взаимовыгодную торговлю — вы нам штаны жёлтые, а мы вам КЦ сколько хотите.
Эй! Пацак! Всё равно сейчас копыта откинешь. Скажи хоть раз в жизни правду. Почему с тем козлом не переместился, когда мог? Чего хотел? Малиновые штаны? Бассейн ПЖ? Скажи, что?
Они бы из-за этих спичек всю вселенную на карачках проползли бы.
Вовка, ты не дрыгайся…

О фильме

Георгий Данелия

 

Над сценарием «Кин-дза-дза» мы с Резо работали так много и долго, что я потерял счёт времени.

— Резо, сколько мы пишем этот сценарий? — спросил я.

— Посмотри в окно. Милиционера видишь? — сказал Резо.

Напротив гостиницы, где мы работали, было посольство, и там у ворот дежурил милиционер.

— Вижу.

— Какой у него чин?

— Старший лейтенант.

— А когда мы начинали, он сержантом был. Вот и считай.

  — «Безбилетный пассажир», 2003

см. «Тостуемый пьёт до дна», 2005

 

Меня одолевали цензурные страхи . Нас всё время пытали: «Что это у вас за огромный шар, который всё надувают? Что вы имеете в виду? Портреты Брежнева?» А тогда по всей стране висели огромные портреты Брежнева. Мы отнекивались: «Нет, это же просто шарик, при чём здесь Брежнев?» После того, как ревизоры уходили, мы в ужасе снимали шар, и вдруг объявление: Брежнев умер. — парафраз из предыдущего

Расскажите своим друзьям: