Калина красная (фильм) — Цитаты

«Калина красная» — драматический фильм Василия Шукшина.

Цитаты

 — А вот ты радоваться умеешь, нет?
 — А чего радоваться-то?
 — Ну, это я, брат, не знаю, чего радоваться. Умеешь — радуйся, не умеешь — так сиди. Тут не спрашивают.
Никем я не могу быть на этой земле. Только вором.
Всё в порядке! Идёт! В красной рубахе — как палач! Вот теперь заживем! По внутреннему распорядку!
 — И сколько сейчас дают за недоразумение?
— Пять.
— Мало, раньше больше давали.
Та-ак… опускаюсь всё ниже и ниже. Даже самому интересно.
Пойми, я завтра пойду и получу паспорт. Точно такой же, как у тебя, кроме одной маленькой отметочки, которую никто не читает.
Иногда я бываю фантастически богат, Люба. Вот жаль, что ты не встретилась мне в эту пору. Ты бы увидела, что я эти деньги вонючие вполне презираю.
Я поселю здесь разврат! Я опрокину этот город во мрак и ужас!
Лапуленька, а что если мы сейчас возьмём и обрадуемся на пару?
Так, щас будут склонять к труду! Ну, давайте, давайте. Могу заносить быкам хвосты, поскольку я кругом в замше.
Да не переживай ты за него так! Он же человеком то никогда и не был! Он был мужик. А мужиков, их знаешь, на Руси много.
Тебе бы опером работать, отец. Цены бы тебе не было. Колчаку не служил в молодые годы? Нет? В контрразведке? Только честно. Ну, а чего мы так сразу смутились? Ну-ка в глаза, в глаза мне! В трудные годы колоски с колхозных полей воровал?
Я нервничаю, потому что мне деньги жгут ляжку. Сто листов. Их же надо взлохматить?
Они у нас, собаки, спляшут! И не маленьких лебедей, нет — железное боле-р-р-ро! Краковяк вприсядку!
Не могли бы мы где-нибудь здесь организовать небольшой забег в ширину? Такое, знаете, бордельеро.
Народ для разврата собрался!
 — Ты когда-нибудь Реми Мартын пил? Коньяк французский, двадцать рублей бутылка.
 — Надо ж закуску какую-то…
 — У меня карманы полны шоколаду. Я уж им провонял, как студентка.
Ну, наливай своего дорогого.
 — Где похвальные грамоты?! Я хочу посмотреть.
 — Там, у шкапчике, все прибраны…

Да,Я Стахановец — вечный!
Ему собраться — только подпоясаться!

Я-то думал, тут и впрямь Илья Муромец… а такого Кузьму я и сам возьму.
Чудак ты, Коля. На букву мэ.
Кто ж его в военкомате на ночь оставит? А вдруг он печать украдет?
Страна производит электричество, паровозы, миллионы тонн чугуна. Люди напрягают все силы, люди буквально падают от напряжения, люди начинают даже заикаться от напряжения, покрываются морщинами на крайнем Севере и вынуждены вставлять себе золотые зубы. А как же иначе?! Нужно! Но в это же самое время находятся люди, которые из всех достижений человечества облюбовали себе печку! Вот как! Славно, славно!
Ну что ж ты, Нинон? Где ты ходишь, Нинон? Что ты ищешь, Нинон?
Ннну… Шаркнули по душе!
Дыши носом, читай «Мурзилку»!
 — Будешь ты прокурором, будешь. Поедешь отдыхать в санаторий, встретишь там молодого, красивого адвоката. И тогда по белой лестнице вы пойдете прямо в рай…
 — Ботинки не жмут?
— Нет, ботинки не жмут. У меня, знаете, другая беда — ноги потеют.
Ну народ! Сразу на арапа берут! Какой же я вам гражданин?! Я вам, между прочим, товарищ! И даже друг и брат! … Работайте, работайте! А то мы можем всё только глазками стрелять!
А, это товарищ мой. Служили мы вместе. У генерала Кумова.
Мы тут из блохи голенище кроили.
Не клади трубку, а то ведь я приду. Я из вас букет сделаю, посажу в клумбу головками вниз. Ну, что бы вам сказать такое? Твари вы подколодные! Шансонье, собаки!
Я тебе покажу горе! Горе покажу и страдания!
-Пусть она выйдет! — У меня колун в руках, ты его спроси — он выйдет!

Расскажите своим друзьям: