Ирка Хортица – суперведьма! — Цитаты

Ирка Хортица — суперведьма! — серия остросюжетных фэнтезийных книг для подростков, основанных на славянском, в том числе украинском фольклоре. Создана украинским супружеским дуэтом Илоной Волынской и Кириллом Кащеевым (настоящая фамилия — Шиховы), историками по образованию.

1 книга. Фан-клуб колдовства

 

Посудина, лихо перекувыркнувшись в воздухе, точнехонько наделась на Иркин выставленный тощий зад. Да так и осталась, зар-раза! …

— Таз на тазе, однако, — пробормотала она и резким движением отшвырнула миску.

  — Ирка
 

— Сама сто раз говорила, о наш порог убиться можно! — огрызнулась Ирка и для убедительности ткнула в порог носком кроссовки. …

— Так я старая! — тем временем нашлась бабка. — Мне лет то сколько! А ты молодая, должна через порог козлом скакать, а не каракатицей ползать.

— Козлами пусть козлы и скачут! — буркнула Ирка.

  — Ирка и бабка
 

— У тебя задняя калитка открыта! — виновато ответила Танька.

— Лично у меня никакой задней калитки нет, — едко объявила Ирка. — В моей фигуре вообще калитка не предусмотрена!

  — Ирка и Танька
 

Следом высунулась голова мальчишки и осторожно, совсем как Ирка недавно, повернулась в одну сторону, потом в другую: паренек подозрительно оглядывал проспект. У Ирки даже дыхание перехватило – неужели он тоже повстречал пса? Или кота?

– Вокруг засады! – шепотом объявил мальчишка. – Леди Илэйн оказалась агентом Саурона!

– Тьфу ты! – в третий раз за сегодняшний день перевела дух Ирка. – Я с вами рехнусь скоро! – небрежным движением отведя меч, она вошла в сад, такой густой и заросший, что уже казался лесом.

– Богдан, маму позови. В смысле, леди Илэйн. Я вашего поросенка на улице поймала.

– Не могу, – все тем же зловещим шепотом ответил мальчишка, – я как раз от нее прячусь.

Ирка поглядела на него с раздражением – всего на год ее младше, одиннадцать исполнилось, а ведет себя как пятилетний.

– Что это вдруг?

Глаза Богдана резко распахнулись, голос наполнился трагизмом.

– Она хочет меня постричь!

  — Ирка и Богдан
 

– Арагорны не сдаются! – донеслось из глубины сада.

– Арагорны не сдаются, Арагорны не стригутся! – тихонько пропела Ирка.

  — Ирка и Богдан
 

– Для начала разберемся, как ты себя чувствуешь. На что жалуемся? – шутливо поинтересовалась Рада, беря Ирку за руку.

– На галлюцинации, – зло буркнула Ирка. – Коты здоровенные чудятся, собаки с бельмами, агрессивные клубки шерсти, директрисы школы иностранных языков, какие-то вообще незнакомые мужчины и чужие дома!

  — Рада Сергеевна и Ирка
 

Рада Сергеевна глядела на Ирку, сузив глаза. Точно так же глядела Иркина математичка в школе, когда кто-нибудь из учеников пытался доказать, что решил он все правильно, это просто задача такая неправильная… Масла в огонь подлил Аристарх.

– Ха, девчонка, кажется, супермаркет обнесла! – хмыкнул он. – А ты, Рада, вечно твердишь: «Ничего нового придумать нельзя!» – очень похоже передразнил он поучающий тон Рады Сергеевны.

Лицо Рады Сергеевны стало обиженным.

А менеджер все не останавливался.

– Слушайте, а если со стодолларовой бумажкой попробовать – банк выпотрошить можно? – мечтательно поинтересовался он.

  — Рада Сергеевна и Аристарх
 

– Ты микрофон уронила и подобрала! – сообразил он.

Ирка кивнула:

– Даже глаза отводить не пришлось, и так никому старая тряпка не интересна.

– Самое печальное, что нам она тоже не интересна, – хмыкнула Рада. – Ты, Ирочка, все-таки плохо слушала мои объяснения. След можно вынуть из сухой земли, на кирпиче отпечаток получить… Даже на асфальте, наверное, но на тряпке!.. Нонсенс!

– А какая разница? – тихо спросила Ирка.

– Хотя бы такая, что след надо в горящую печь класть! Надолго! Как ты собираешься свою тряпку засунуть в печь надолго?

– Как курицу. В фольге, – невозмутимо сообщила Ирка. У старинных наднепрянских ведьм, понятно, кухонной фольги не было. Но это же не значит, что современным ведьмам нельзя ею пользоваться.

  — Рада Сергеевна, Аристарх, Ирка
 

«Я освобожу ее от химеры, именуемой совесть!»

  — Аристарх
 

– Истерика? Не поможет. Можешь смеяться, можешь плакать, в живых я тебя не оставлю, не надейся, – заявил он, выруливая на улицу. Голос его наполнился обидой. – Мы б с тобой могли, конечно, договориться, если б у вашего ведьминского племени была хоть капля совести! Хоть вот такая! – И Аристарх отмерил на кончике пальца, какая капля совести должна быть у Ирки.

Девчонка буквально взвыла от смеха. Нет, он еще о совести рассуждает!

  — Аристарх
 

– Я не понял, это игра такая: кто быстрее запрыгнет собачке в пасть? – поинтересовался ехидный мальчишеский голос. – А ну отвалите обе: я тут главный по переду, все остальные по заду. – Знакомая фигура Богдана вклинилась между Танькой и кудлатым. В руке мальчишка, как всегда, держал длинный меч.

Таньку его появление нисколько не обрадовало.

– Слушай, откуда этот толкиенутый взялся? – возмущенно спросила она у Ирки.

– А сама? – передразнила Ирка.

  — Богдан, Танька, Ирка
 

– Он что, и вправду мечом драться умеет? – снова изумилась Танька.

– Конечно. А ты как думала? – пожала плечами Ирка и крикнула: – Богдан, похоже, они тебя вообще не видят! Только меня!

– Не вижу солнца я и не читаю сказки, зато я нюхаю и слышу хорошо! – проорав кусочек из садистского стишка, Богдан бросился к дерущимся зверям и скомандовал: – Кот – в сторону!

  — Богдан, Танька, Ирка
 

– Не знаю, как они тебя видят, но как видеть перестали, вроде нормальные собаки. Только без глазок. А вообще, конечно, песики – чистая жуть. Ты где их взяла?

– Хозяин натравил, – мрачно буркнула Ирка. – Сейчас ты с ним познакомишься.

Издалека слышалось тяжелое буханье ботинок и переливчатый призывный свист – лжеменеджер искал своих помощников.

– Это Саурон или Волан-де-Морт какой? – совершенно серьезно поинтересовался Богдан.

  — Богдан, Танька, Ирка
 

– Директриса-ангел, – прокомментировал Богдан. – Что-то новенькое.

– Она не ангел, она ведьма на метле, то есть на венике, – покачала головой Ирка.

– Это уже понятнее.

  — Богдан и Ирка
 

– Еще как, – энергично кивнула Танька. – Помнишь, мы с тобой разговаривали, ну, перед тем как ты пропала? Я на следующий день ждала-ждала, ты не идешь, я сама к тебе пошла. Спускаюсь, плачет кто-то – тихо-тихо, но так, знаешь, ну невозможно просто! – Танька тряхнула головой, не в силах рассказать, какой это был жалобный плач. – Смотрю, а этот, – она кивнула на кота, – по улице ползет! Лапы не слушаются, падает, но ползет – и плачет! Не просто мяучит, а слезы льет, самые настоящие!

Кот укоризненно оглянулся на Таньку: похоже, он считал, что о моменте его кошачьей слабости она могла и умолчать.

– И там вокруг было так странно…

– Офигеть просто, – перебил Таньку Богдан. – Я над следами полдня просидел – чуть крышей не отъехал. Твоих кроссовок отпечатки, этого лапы. – Он тоже кивнул на кота. – Потом собачьи, и шерсти клочки – синей. Для вязания. И все это между собой дралось! Включая шерсть.

  — Богдан и Танька

Ей было стыдно и хотелось плакать. Друзья искали ее, рисковали жизнью, чтобы защитить, а она за последнюю неделю о них даже не думала! О чем угодно думала: о школе ведьм, которой никогда не было, о Раде и Аристархе, которые превратили ее в орудие убийства, о маме… Которой она была не нужна. А о тех, кто и вправду любил ее, — нет. Ни разу.

 

– Да подожди ты! – взмолилась запыхавшаяся Танька. – Мы так до завтра бежать будем. У меня мобилка есть, я такси вызову!

– А деньги?

– Тоже. – Танька похлопала себя по карману джинсов и принялась набивать номер.

– Вот интересно, за каким чертом мы тогда все это время пешком телепались? – в пространство спросил Богдан.

  — Богдан и Танька
 

– Слушай, Ирка, я, конечно, понимаю, что ведьма – это диагноз. Но может, пока такси ждем, ты нам в подробностях объяснишь, где тебя полторы недели носило?

  — Богдан

 — ПриКОТился, — хмыкнула Ирка. — Ушами не щекочись, — и провалилась в сон.

 

– В Интернете была, в библиотеку смотаться успела. Про этих самых наднепрянских ведьм, оказывается, столько написано! – Танька принялась листать свой блокнот. – Я и половины просмотреть не успела, но одно скажу тебе четко – Рада Сергеевна тебя в покое не оставит. Она и вправду завидует! Робленные ведьмы всегда завидовали рожденным.

– Чё-то я этой фигни не понял – робленные ведьмы, рожденные… – перебил ее Богдан.

– А что ты вообще, кроме эльфов с гномами, понимаешь?

  — Богдан и Танька
 

– Ты что, крутая хакерша?

– Нет, у него просто пароль – «таня».

  — Богдан и Танька
 

– Кто такой Керенский? – лениво спросил Богдан.

Танька одарила его очередным презрительным взглядом и едко процедила:

– Владыка Мордора. До Саурона.

– Фигня, – с явным удовольствием сообщил Богдан. – До Саурона Темным Властелином был Моргот. – И точно копируя Танькину манеру, выдал: – Книжки читать надо!

  — Богдан и Танька
 

– Фан-клуб колдовства тут устроили, ненормальные, – пробормотала Ирка, уже сдаваясь. В конце концов, у нее еще будет время вправить Таньке мозги. Но не сейчас, когда она во что бы то ни стало решила потягаться с Богданом.

– Ты у нас умная, в книжках ориентируешься. Будешь информацию находить и советы давать, как Джайлз у Баффи.

– «Баффи» – отстой, – процедил уязвленный Богдан.

– А мне нравится, – отрезала довольная Танька.

  — Ирка, Богдан и Танька

Ей-богу, жизнь с Радой и Аристархом была просто райской. Если не считать того, что они собирались убить Ирку.Ирка стянула с себя джинсы и забралась под простыню. В ее распоряжении было всего два дня — суббота и воскресенье. Надо наконец выспаться и прямо с утра придумать два плана: как спастись от ведьмы и, самое главное, как объяснить своей классной, где ученица Хортица шаталась целых две недели. Ирка усмехнулась, представив, какое лицо станет у учительницы, если Ирка вдруг скажет правду. «Меня тут, знаете ли, ведьма с одним бизнесменом похитили, чтоб я на другого бизнесмена наложила смертный заговор». Прикол, не то слово.

 

– Что значит «одинаковые» (сны)? – с нетерпением переспросила Танька. – Ты давай поподробнее.

– Да ну! – отмахнулась Ирка. – Еще когда я в гостинице в обморок хлопнулась, мне женщина привиделась. Старая, но знаешь, красивая. Как в фильмах бывает. Платье строгое, брошка у горла, волосы пучком. И говорит мне: «Загляни в подвал!» – Ирка задумалась. – Пока я у Рады жила, ни разу больше не снилась, я даже забыла. А сегодня опять всю ночь: «Загляни в подвал, загляни в подвал!»

– Заглянула?

– Сдурела?

  — Ирка и Танька
 

– Ага, а потом мне Богдан приснился с коробкой, а в ней – половина торта-мороженого, конечно, это не просто так! Это мне мороженого хочется! Так мне его всегда хочется!

– Привет, девчонки! – Припозднившийся Богдан влетел в калитку. – У родителей вчера опять гости были. Гляньте, чего я в холодильнике надыбал!

Ирка завороженно уставилась на круглую прозрачную коробку в руках у пацана. Внутри коробки виднелся торт. Торт-мороженое. Ровно половина.

– Эй, вы чего? – удивился Богдан, вглядываясь в лица девчонок. – Мороженое! – Для убедительности он потряс тортом, не понимая, почему на такую вкусную вещь они глядят с почти мистическим ужасом.

– Мы видим, что мороженое, – процедила Танька и тут же заорала: – А ну марш подвал искать, сновидица ты наша!

  — Ирка, Богдан и Танька

 — Бабушка, ты про бабушку давай! — поторопила ее Ирка.

 

– А это? Погоди, сам угадаю. Это же ступа! «Там ступа с Бабою-ягой, идет-бредет…» Зачем ей и ухват, и ступа? – Богдан задумался, потом в его глазах блеснуло понимание. – Ухват, наверное, вроде автомобиля, а ступа – грузовой прицепчик. Соображала бабка!

– Наднепрянские ведьмы в ступах не летали, – поучающе сообщила Танька. – Это только русские ведьмы…

– Русские ведьмы летают на контрабасах – читайте «Таню Гроттер», – отрезал Богдан. – Будешь летать, Ирка, встретишь такую, спроси: ей струны зад не натирают?

  — Богдан и Танька
 

– Жир некрещеных младенцев?!

– Ну там же написано – можно заменить сливочным маслом.

  — Ирка и Богдан
 

– Да вы не волнуйтесь так, Аристарх Теодорович. Или как вас там – Александр Федорович? – сообщил мальчишка. – Говорят, за одного битого двух небитых дают. Сможете двух песиков аж на четырех сменять. Выгодный бизнес!

  — Богдан
 

– Будь ты проклята, Хортова кровь! – взвыла Рада Сергеевна. – Я еще доберусь до тебя!

– Сеном-то? Вряд ли!

  — Рада и Ирка
 

– Ночной дозор, выйти из сумрака! – немедленно проорал Богдан.

– Я вроде и не входил.

– И не надо, – утешил пацан бизнесмена. – Там темно. И очень страшно.

  — Богдан и Иващенко

Дома, переодеваясь в купальник — они все-таки решили пойти на косу, — Ирка подошла к высокому зеркалу. Осмотрела себя со спины. Ничего не видно, хотя бикини — бикинестее некуда. Тоже придумали — хвост! Разве ж это у нее хвост? Так, припухлость. Совсем крохотная.

2 книга. Ведьмин дар

 

– С ума сошла? – возмутилась Ирка. – Да бабка меня со свету без всякого колдовства сживет, если я только прикоснусь к ее драгоценной капусте!

– Даже если она квасит свою чертову капусту в твоей полетной ступе? – возмутилась Танька.

– У меня еще ухват есть, – буркнула Ирка.

  — Ирка и Танька
 

– С родителями, под Хотинскую крепость. Там возле замка толкиеновский клуб собирается, толкиеновские игры будут, между прочим, с настоящим сражением. Моего папу Арагорном назначили! – похвастался Богдан.

– А тебя – хоббитом. На голове патлы состриги и на ноги наклей, как раз мохноногим заделаешься. – Ирка все еще сердилась.

Глаза Богдана в один момент налились злыми слезами.

– Да, хоббитом! – вызывающе выкрикнул он. – Взрослые, гады, как всегда – все классные роли расхватали, нам одни хоббиты и орки остались. Только я их все равно надул! Я буду хоббит не из Толкиена, а из Перумова, у того хоббиты хоть и мелкие, зато драчливые – кого хочешь порвут. – Богдан воровато оглянулся. – Главное, чтоб на игре никто не догадался, что я перумовский хоббит, а то ведь выгонят. Настоящие толкиенисты Перумова ненавидят. Если буду вести себя тихо, никаких драк – они и не дотумкают… – продолжал Богдан.

  — Богдан и Ирка
 

Внутри лежал листочек, отпечатанный даже не на компьютере – на пишущей машинке! Приглашение. Всем местным ведьмам. В ночь на Ивана Купалу. Прибыть… И адрес.

Ребята прочитали, и тут Танька с Богданом дружно сошли с ума. Причем каждый в свою сторону. У Таньки аж глаза загорелись: лететь обязательно, причем не только Ирке, но и Таньке с ней. Ирка на ухвате, Таньку в ступу посадит – и вперед! И у Богдана тоже загорелись. Уши. От злости на Таньку. Орать начал: никто никуда не летит, там вас сожрут, с одной ведьмой уже встречались, и ничего хорошего не вышло.

 

– Вот ведьма! – глядя Алле вслед, с подсердечной ненавистью выдохнула Ирка.

– А я думала, это ты у нас ведьма, – бледно улыбнулась Танька.

– Я по рождению, а она – по призванию.

  — Ирка и Танька
 

– С Алкой еще никто справиться не мог, – вздохнула Танька. – Мало, что она каждый день рождения нервы трепет, так потом еще полгода родители мне ее в пример ставят – какая она вся из себя необыкновенная!

– Даже чересчур: и рисует, и спортом занимается, и языки знает. Может, она не живой человек, а супермальчик из рекламы «Йодомарина»? А чего – сделала операцию по смене пола…

– И потолка.

  — Ирка и Танька
 

Ирка обернулась. Романтически подперев подбородок рукой – ну чисто принцесса у окошка замка, – Танька стояла в ступе. Ветер играл ее распущенными светлыми волосами, а мечтательный взгляд то скользил по волнам, то поднимался к звездам.

– Красота-то какая! – трепетно вздохнула Танька и заправила за ухо расшалившийся локон.

– Ага, – критически прищурилась Ирка. – Ты еще зеркальце достань – красотой полюбоваться. Только что кто-то на дне сидел, зубами стучал, аж мне слышно было! А ну держись – опаздываем мы! И-и-ех! – пришпоренный ухват на полной скорости ринулся к вырастающей навстречу темной громаде днепровского острова. Сзади снова пискнули. Ирка в очередной раз оглянулась и удовлетворенно кивнула. Первоначальная картина была восстановлена – из ступы опять торчали Танькины кроссовки. Круто заложив ухват набок, Ирка помчалась на облет островка.

– Зараза ты, Ирка, пользуешься тем, что я от тебя завишу! – закричали сзади.

– Ты не зависишь, ты висишь!

  — Ирка и Танька

 — Н-да, девочка целеустремленная, если уж взялась праздник портить, так до конца, — сквозь зубы процедила Ирка.

 

– Те подружки, значит, смертные, а эти, значит, настоящие. То есть если им даже головы поотрывать – ничего не будет? – и прицельно прищурилась, оглядывая ближайшую из девчонок. Та растерянно сморгнула – очень уж серьезный и вдумчивый был у Ирки взгляд. – Ну тебе-то, Аллочка, голова точно не нужна – все равно не пользуешься. Дура, чужие здесь не ходят. В смысле, не летают, – и Ирка вытянула на передний план свой ухват.

Аллин визг осекся, будто ножом срезали. Возглавляющая летуний золотоволосая красавица оглядела Иркин ухват. Потом оценила ступу и надменно, в лучшем Аллином стиле, вопросила:

– Девочка, ты чья?

– Девочка, я не чемодан, – процедила Ирка.

– Ты не поняла? – с царственным презрением поинтересовалась красотка. – Я спросила, кто твоя хозяйка.

– Ты не поняла? Я сказала – я не чемодан. – Ирка почувствовала, что начинает закипать. Называется, слетали поразвлечься.

– Что ты ее расспрашиваешь, Вика! – снова взвизгнула Алла. – В огонь их, в воду, немедленно! Наша хозяйка новых не делала, а Старая Грымза только таких же старых грымз берет!

– Я все слыш-шу, – прошуршал сухой, словно осенние листья, голосок. Из густой тьмы под деревьями вынырнула мелкая востроносая старушонка, укутанная в серый шерстяной платок. – Все хозяйке рас-скажу!

– Ты нас напугала просто до дрожи в коленках, – фыркнула красавица Вика. – Будь любезна, напряги свои подслеповатые глазенки: новенькие – ваши?

  — Ирка, Алла, Вика
 

– Хозяйка! Хозяйка-а!

– Ну шо, ну шо ты орешь? Ну шо ж ты галаслыва така?

– Ваши робленные вообще невероятно шумные особы!

  — Две рожденные ведьмы
 

– Оксана Тарасовна! – объявила элегантная дама. – Все девочки – мои! – она махнула в сторону летуний.

– А все бабушки – мои! – басом хохотнула тетеха. – А сама я буду Стелла!

– Навряд ли, – скептически шепнула Танька. – Уж на кого-кого, а на звезду точно не тянет.

 

– Совсем ты, Оксанка, робленных своих распустила, слова им вже сказаты не можешь, одразу перечат.

– Я не перечу, не перечу! – тут же вскричала Алла, метнулась к Оксане Тарасовне, схватила ее руку и приложилась к ней почтительным поцелуем.

Ирка пхнула Таньку локтем:

– Ну что, все еще хочешь, чтоб я тебя своей робленной сделала? Только учти, ручкой не отделаешься, будешь мне пятки лобызать!

  — Стелла, Алла, Ира

 — Жалко, офигительная герла… — пробормотал байкер.

 

– Что-то я тебя на берегу не видела, – тоном инспекторши из гороно заявила Ирка, пристально рассматривая появившуюся из сарая незнакомку. – Вас у Оксаны Тарасовны вообще сколько?

– Двенадцать, – растерянно пробормотала девчонка.

– Почему не тринадцать? – все с той же недовольной строгостью поинтересовалась Ирка. – Недобираете до чертовой дюжины, девочки, недобираете. Непорядок.

– Так ведь дар присудят – вообще одиннадцать станет… – пролепетала девчонка.

  — Ирка и девочка
 

– Кто вы? – одними губами шепнула Ирка, но та расслышала. Она коротко усмехнулась уголком рта:

– Презент, деточка. Удача для одной-единственной счастливицы. Или ты, Ирочка, спрашиваешь, кем я была раньше?

– Вы меня знаете? – изумилась Ирка.

– Мы дружили с твоей бабушкой. Я довольно часто бывала в вашем доме и прекрасно тебя помню. Такое милое дитя в оборочках и бантиках. Бантики исчезли, но в остальном – вполне узнаваемо.

  — Ирка и Ольга Владимировна
 

В слабом свете разгорающегося рассвета Ирка увидела, что лысые головы русалок и впрямь покрыты цветными узорами. У одной – сплетающиеся водоросли и яркие рыбки, у другой… Ирка вздрогнула. На черепе второй русалки красовались мобильные телефоны! Красные, синие, черные – сплошные мобилки!

– Я того хлопця в салоне попросила татуюваты щось такое… Чого у нас пид водою совсем нэма! Ось вин и сделал, – пояснила русалка, заметив Иркин пристальный взгляд. – Нравится?

– Не то слово, – вполне искренне заверила ее Ирка.

  — Ирка и русалки

 — Может, оно и к лучшему, а то что бы я родителям сказала? «Извините, папа-мама, я тут с шабаша возвращалась и заблудилась».Ирка глядела и понимала — создатели всяких фильмов ужасов на самом деле никогда не видели кладбища встающих мертвецов. Потому что на самом деле все было совсем не так, как в кино! Не шатались кресты, и не разверзалась земля, не лезли из нее полуразложившиеся руки, и не гремели костями скелеты. Просто возле шести могил начали медленно сгущаться серые тени. Они становились все плотнее, приобретали очертания человеческих фигур, и вот уже шестеро крепких мужичков невозмутимо шагают к жавшейся у ворот троице.

 

– Як це так, чтоб у живой губы были, як у мертвой? – изумленно спросил мужичок в саване.

– А как это так, чтоб мертвый шлялся, как живой? – парировала Ирка.

  — мертвец и Ирка
 

– На, это моя! – выкрикнул он, всовывая подушку Ирке в руки. – Не хотел тебе говорить, но… В общем, любого мертвяка можно пристукнуть подушкой!

– Ты что, идиот? – вызверилась Ирка. – Тут тебе кладбище или летний лагерь? Подушками драться придумал!

  — парень и Ирка
 

– Девочка, нам следует договориться. Мы совершенно не желаем тебе зла…

– А мертвяков натравили исключительно от большой любви, – перебила «училку» Ирка.

Робленные ведьмы, молодая и старая, переглянулись снова.

– Каких еще мертвяков? – Викин голосок-колокольчик звучал искренним изумлением.

– Излишне живых. Чуть нас с Танькой в могилу не закопали.

  — Робленные и рожденные ведьмы
 

– Откажитесь от ведьмовства вообще! – пожала плечами Ирка. – Будете свободны!

– Ага, и станем как она – никакой! – Алла кивнула на Таньку.

Ирка взглянула на Аллу свысока.

– Танька рисует свои картины сама! И на помощь Ольге Вадимовне кинулась сама. И та ей отдала свой дар – тоже сама. Никакая здесь только ты, Аллочка. Ты ж сама ничего не можешь, верно? Денежки – от папы, победы на конкурсах – от чужой силы, сама сила – от Оксаны Тарасовны… Потому и бесишься.

  — Ирка и Алла
 

– Знаешь, сестренка, в чем беда всех ведьм? – спросил майор у Ирки. И сам ответил: – Ведьма кого хочешь со свету сживет, но ей причиндалы ведьмовские да время потребны… А нашему брату доли секунды хватит – челюсти сомкнуть. – И он зловеще ухмыльнулся.

– Ты, вовкулака, хвост не задирай, без зубов останешься!

  — Ментовский вовкулака и Стелла
 

– Беспомощная, говорите, беззащитная, – бормотала она. – Сейчас поглядим, какая я вам беспомощная… – Она кинула поверх травок горсть цветного порошка, вытащила из очередного кармашка спички – и крохотный веселый огонек заскакал по затейливому рисунку.

  — Ирка
 

– Да хватит болтать! Стемнело уже, скоро эти… – Майор презрительно скривился. – Псы позорные явятся! Ты что, и впрямь думаешь, я вас им отдам? Чтоб волк собакам косточки подносил? – И, недолго думая, ухватив девчонок за руки, майор поволок их по лестнице на первый этаж.

  — Ментовский Вовкулака
 

– Богдан… – перебила его Ирка. – Это не совсем сон. То есть сон, конечно, но и правда тоже. Понимаешь, ты здухач, воин сновидений…

Богдан помолчал.

– А Танька, выходит, и вправду ведьма? Кошмар! Нет, хуже – кошмар наяву! – И Богдан кинул трубку.

  — Ирка и Богдан
 

– С капусточкой что-то не так? Испортилась?

– Та я не знаю, Яринка. – Бабка подняла на Ирку перепуганные глаза. – Я ее теперь пробовать-то боюсь. – Бабка выволокла из миски две длинные капустины.

Те сперва висели неподвижно, потом одна из них дрогнула, завертелась, будто антенна, ловящая радиоволны. Во дворе раздался громкий голос известного телевизионного диктора:

– С новостями спорта вас познакомит наш спортивный комментатор…

– Состоялся отборочный матч между… – бойко откликнулась вторая капустина.

  — Ирка и ее бабка

4 книга. Ведьмино наследство (остров оборотней)

Хортица — ведьма… от бога?

 

– Не дай бог, чтобы такая, как ты, нашему брату волку до горла дорвалась. Любите вы придавить так, чтоб и дух вон. Охотнички, – процедил Ментовский Вовкулака, недобро косясь на Ирку.

Ирка ничего не ответила майору, лишь улыбнулась, но было в этой улыбке нечто такое… С замиранием сердца Танька вдруг поняла: может! Ее давняя, ее любимая подружка Ирка, с которой они вместе шмотки подбирали, в кино бегали, секретничали о своем, о девчоночьем, действительно может вот так – сомкнуть клыки на горле жертвы и…

  — Вовкулака, Ирка и Танька
 

– Не обращай на него внимания, девочка! – вдруг откликнулся звонкий женский голос. – Мужчины вечно сперва натворят дел, а потом обижаются! Иди ко мне!

  — Неизвестная богиня с пяти стел
 

– Нашвендялись? – не оборачиваясь, брюзгливо спросила она. – Устроили соби каникулы посередь недели, лета вам замало, неробы! А бабка тут сама-самисенька, мов перст, жди их, борщ вари, блинчики з мьясом верти, салатик стругай…

– И борщ, и блинчики, и салат? Бабуся, ты прелесть! Народ, пошли обедать! – оживилась Ирка.

  — Бабка и Ирка

5 книга. Магический квест

… И она, Ирка Хортица, умирала в обьятиях своего жениха…

6 книга. Магия без правил

{{Q|Цитата= Цыганёнок сунул пальцы в рот — имение огласилось пронзительным призывным свистом. Ответом ему было громкое заливистое ржание. Перемахнув через подоконник, в гостинную ворвался гигантский жеребец.
_Богдан

 

– Что за наезды, я не врубаюсь? Какой-то дохлый упырь в женихи набивается, а меня кто нибудь спросил, согласна я или нет? — продолжала кипятиться панна Хортица.

Татьяна не слишком понимала её слова — кто куда наезжает, кто и что рубит?

  — Ирка и Богдан
 

Цыганёнок Богдан поглядел на старика и губы его исказились злой улыбкой:

-Ай, напрасно ты пришёл сюда старик! Или ты цыган не знаешь? Или не слыхал, что по таборным законам с предателями делают? — смуглая кожа скользнула за голенище, блеснул нож.

  — Богдан
 

-Я не говорю о том, как сильно это некрасиво, но кому оно надо — столько крови?

-Мне, — легко, как тень панночка рина скользнула к старику, и пальцы её скрючились, наподобии птичьих когтей. — С тех пор как вы, дедушка, меня упырю скормили, мне всё время хочется крови, — из-под верхней губы опять блеснули клыки!

  — Ирка и Хаим Янкель
 

-Унаследованная вами от отца кровь бога Симаргла — немного не то, что способен переварить упыриный желудок.

-Древний славянский бог Симаргл ваш батюшка? — изумилась графиня.

  — Хаим Янкель и Танька
 

-Дедушка Янкель, а вам не кажется, что это для меня немного перебор? Что мне делать с когтями, зубами и желанием пить кровь?

-Что делать с когтями и зубами, вы лучше меня знаете, — усмехнулся старик.

  — Ирка и Хаим Янкель
 

 — Разве сейчас образование? Вот в мое время было образование – все девочки играли на фортепьянах, а все мальчики ходили на скрыпочку. Иногда, правда, они били друг друга этими скрыпочками по голове, но все равно музыка облагораживающе влияла на детские умы!

  — Хаим Янкель

7 книга. Воин сновидений

 

– Как же я сразу не поняла… Еще тогда, в купе… – замирающим шепотом прошелестела она. – Это ведь ты! Ты собака, ты! – заверещала проводница. – Смотрите все, она собака! – тыча в Ирку пальцем, обернулась, призывая в свидетели толпящихся вокруг учителей.

– Что за поведение! – возмущенно вскричала директриса.

– Во-во… – радостно подхватила проводница.

– У вас, у вас что за поведение! – гневный взгляд нацелился в опешившую проводницу. – Как может школа воспитывать детей в духе вежливости, если взрослая, вроде бы даже приличная женщина позволяет себе такие высказывания! И по отношению к кому – к девочке! А потом мы удивляемся, отчего, несмотря на все замечания, наши дети упорно употребляют слова: сволочь, козел… – директриса педантично перечислила еще с десяток слов, от которых у держащего Таньку мужика уши вспыхнули, как два фонарика.

  — Проводница, директриса
 

– Черный ящик, – мгновение подумав, объявил Вовкулака.

– Что? – переглядываясь, в один голос вскричали учителя погибшей школы.

– Черный ящик, как в самолете, – уже уверенней пояснил мент. – В каждой школе такой есть. Связан со скрытыми видеокамерами и круглые сутки, день и ночь, фиксирует, что происходит в школе!

Вся компания учителей вдруг резко побледнела.

– И в директорском кабинете… фиксирует? – умирающим голосом пролепетала директриса.

– Обязательно, – энергично подтвердил подполковник. – И в кабинете, и в туалетах, и в раздевалках…

Державший Таньку мужчина покраснел снова. Учительница в джинсах – тоже.

– Вот посмотрим, что там зафиксировалось, – Вовкулака перехватил у Ирки из рук ящик с головой. – И будем знать, естественным путем школа под землю ушла или налицо террористический акт.

  — Ментовский Вовкулака и учителя
 

– Ах да, – проводя дрожащей рукой по лбу, пробормотал математик. – Со всеми этими сумасшедшими и черными ящиками совсем из головы вон! Ой, а почему это черный ящик у вас прыгает?! – вскричал он, дикими глазами глядя на задергавшуюся в руках у Вовкулаки коробку. – И ругается не хуже нашей директрисы?!

– Я вообще не ругаюсь! – с достоинством сообщила директриса. – Я только привожу примеры ненормативной лексики!

– Активизировался.

  — Ментовский Вовкулака и учителя
 

– Где он?

– Кто?

– Призрак наш, который зомби…

  — Ведьмы и оборотни

 — Мы четверых уже уделали! Пожаров, чумы, голода, землетрясений по-любому не будет! Последний остался! Так что, пусть гуляет? — вскипела Ирка. — Крымских татар на нашествие подбивает? Или еще кого найдет для разнообразия?

 

– Сейчас тебя найдем… и сразу по бабам! По каменным.

  — Ментовский Вовкулака
 

– Черта с два сероводород!

  — Ментовский Вовкулака
 

– Не существует бабы настолько каменной, чтоб перед такими сережками устояла!

  — Ирка
 

– Хочу обратно в небо! – вздохнул лежащий на земле Богдан. Голосовые связки еще плохо слушались, он сильно сипел. – Там так тихо… спокойно… Всего лишь многоголовые, огненноглазые и скелеты с мечами… И ни одной скандальной Таньки!

  — Богдан

8 книга. Тень дракона

 

— А мне всегда брюнетки нравились!

— По Людкиным белым волосам это особенно заметно.

  — Андрей и Ирка
 

«Верный друг, вот седло, в путь — так вместе…» — запел в рюкзаке Иркин мобильник.

— Богдан! — едва не подпрыгивая на парапете, завопила Ирка в телефон.

— Не понял? — удивленно зазвучал голос Богдана. — С чего такая буйная радость?

— А, долго объяснять, — отмахнулась Ирка.

  — Ирка и Богдан
 

— А я говорила, что дурной! — отчеканила Танька,- видишь ли, Богданчик, кино — это еще не личная жизнь…

— То есть ты со мной завтра в кино не идешь? — деловито уточнил Богдан.

Танька так и замерла — с открытым ртом.

Старый оборотень захохотал:

— А, уел! Уел ведьму!

  — Танька, Богдан и оборотень

9 книга. Повелительница грозы

 

– Пока Дина у тебя жила, она же своими волосами всюду мусорила! И в пристройке. И в кухне. И на ковре в комнате. А в ванной из них хоть коврик плети. Если твоя бабка очнется раньше, чем мы сумеем это все собрать… Федька! Ты хоть ее хорошо стукнул? Богдан, бежим скорее! Кто хоть знает, какая сейчас цена золота на мировом рынке?

  — Танька
 

– Это все Дина виновата. Вот зачем она его поцеловала? Вот если бы она его не поцеловала, и я бы не поцеловала… В смысле, если бы Дина не поцеловала Андрея, так и я бы Айта тоже… нет… Или да? Ох! Что он теперь обо мне думает! Ты как думаешь?

  — Ирка
 

– Та це вин тэбэ вбье!

– Надо будет, убью, конечно! – задумчиво согласился Айт.

Ирка громко хмыкнула – вот кто от скромности не помрет! Не наш это диагноз!

  — Айт и богатырь
 

– Это что – водичка в мою честь? – сказал он, проводя ладонью по ее щеке. Ладонь была, как всегда, холодная и слегка шероховатая, словно покрытая мельчайшими чешуйками. – Испугалась?

  — Айт
 

– Спасибо, – едва слышно пробормотала она.

– Опять «спасибо»? – картинно возмутился Айт. – А посущественней чего? – наклоняясь к ней близко-близко, прошептал он.

  — Ирка и Айт
 

– Ну ты все-таки гад! – возмутилась Ирка.

– Я, в отличие от моей сестрички, на гада не обижаюсь! – усмехнулся Айт. – Нельзя отказываться от своей сущности! Можно накачать мышцы, можно чему-то научиться, похудеть, растолстеть, но даже меняя себя, надо все равно исходить из того, кто ты! Знаешь, когда я был совсем маленьким водным дракончиком…

Ирка улыбнулась. Ей подумалось, что маленьким дракончиком Айт был, наверное, умилительный – такой чистенький-серебристенький, с кругленьким пузиком и трогательными слабенькими крылышками. Только бы он не почуял этих ее мыслей – знает она парней, за такое умиление крутой Великий Дракон ее с башни торгового центра скинет и на лету крылья повыдергивает!

  — Ирка и Айт
 

– Ты заставишь нашего мэра прекратить вбухивать деньги в набережные и наконец построить нам нормальный водопровод?

  — Ирка
 

«Спасибо, только меня, наверное, мама не пустит… Табити-Змееногая. Я ей обещал в магазин сходить и пещеру пропылесосить…»

 

– Лучший мой подарочек, это – ты!

  — Ирка

{{Q|Цитата=– Хвост вокруг шеи обмотать и удавиться, – ответил мрачный голос. – Как же ты меня достала, ведьма!|Автор=Айт|Комментарий=|Оригинал=}

 

— Хортица! Стой немедленно!

Ирка едва не покатилась кубарем по школьной лестнице. Размахивая сумкой, она с трудом остановилась на последней ступеньке.

— Стою не-медленно. Так быстро стою, что почти падаю, — оглянувшись, пробормотала она.

  — Ирка и Баба Катя
 

— У нас с Андреем свои… средства связи.

Классная поглядела на Ирку откровенно осуждающе.

— Рано вы начинаете! Когда я была в твоем возрасте, Хортица, мы ни о каких таких связях с мальчиками даже не думали!

— Конечно. Мобильные ведь совсем недавно изобрели, Екатерина Семеновна! — невинно похлопала ресницами Ирка.

  — Ирка и Баба Катя
 

– Убиться веником! – безнадежно сказала Ирка.

– Ой, а это как? Он же мягкий!

– Наточить и зарезаться! – рявкнула в ответ Ирка.

В прекрасных глазах Дины мелькнула паника – похоже, она решила что внучка ее квартирной хозяйки рехнулась.

  — Ирка и Дина
 

— Знаешь, когда я был совсем маленьким водным дракончиком…

Ирка улыбнулась. Ей подумалось, что маленьким дракончиком Айт был, наверное, умилительный – такой чистенький-серебристенький, с кругленьким пузиком и трогательными слабенькими крылышками.

  — Ирка и Айт

10 книга. Гость из пекла

 

– Ну и тварь! – запрокидывая голову к упирающемуся рогами в потолок чудищу, почти восхищенно выдохнула Ирка.

  — Ирка, увидев истинный облик Тео
 

– Ты не заметила, что она ревнивая? – равнодушно обронил он. – Особенно к тому, что, как она считает, принадлежит ей. Ты радуйся, что пока она тебя ревнует к твоим друзьям. – Он окинул Ирку заинтересованным взглядом, и было в этом взгляде что-то такое, от чего Иркины руки непроизвольно сжались в кулаки и захотелось немедленно обломать проклятому черту рога. – У тебя волосы черные, а у нее светлые, – задумчиво сказал черт. – У тебя зеленые, а не голубые глаза и смуглая кожа. Еще у тебя отличная фигурка… и ты умна, так что у тебя никогда не будет тупого кукольного личика. Зато есть аура загадочности. Пройдет еще года три, и станет заметно, насколько ты на самом деле интереснее своей мамы. Не красивее, а именно – интереснее, для вас, женщин, это намного важнее, красоту, ее ведь и нарисовать можно. Вот тогда ты и столкнешься с настоящей ее ревностью! – И Тео злорадно ухмыльнулся, на миг приоткрывая желтые острые клыки.

  — Тео Ирке о Ларисе
 

– Это кто? – злобно выдохнул он, делая к пришельцу короткий, но полный угрозы шаг.

– Weider Teufel! – с истерическим смешком откликнулась Ирка. – Черт его знает! Любой черт – и мой отчим, герр Тео Фелл, и ты, болотный…

  — Болотный черт и Ирка о Касьяне
 

 – Ты так плачешь, что воде больно, – негромко прошелестел знакомый голос.

  — Айт
 

 – Тебя я не отпущу, ведьма, не надейся. И ты меня не отпускай! Даже если тебе скажут, что я сам этого хочу, даже если я тебе скажу – все равно не отпускай!

  — Айт
 

 — А… мама? — тихо спросила она, шаря вокруг ищущим взглядом, словно надеясь увидеть сквозь стены дома, есть ли там кто внутри.

— Ах, ця коза? — нарочито равнодушным тоном подхватила бабка. — Ця коза теж вернулася! Козла з собою привезла! — нарочито повышая голос, чтоб ее как следует слышали через открытые форточки дома, сообщила бабка. — Немецкого! Наши бараны ее не устраивали!

  — Ирка и бабка
 

 — Ненужные траты — это ненужные траты, а нужные траты — это нужные!

  — Тео
 

— Чего надо-то? — прервала затянувшееся молчание Ирка. — Говори давай, а то я спешу!

— Я все про тебя знаю, Хортица! — выпалила Лада.

— Да? — вздернула брови Ирка. — И какой у меня любимый цвет?

  — Ирка и Лада
 

— Судя по защитке, которая у тебя тут стоит, в ближайшие дни ожидается нападение объединенных войск чертей, болезнетворных микробов, агрессивных русалок и арабских террористов! — Подумала и добавила: — Вооруженных атомной бомбой. Все, включая микробов.

  — Танька
 

— Я так и знал, что твоя вредоносная сущность когда-нибудь проявится! — возликовал Богдан. — Небось затаила чего против Ирки! — зловеще добавил он. — Хватайте ее, она тайный агент арабских террористов! — И сам на пробу аккуратно потыкал пальцем в проем. Ойкнул от боли и с обиженной миной сунул палец в рот.

— А ты — агент болезнетворных микробов! — Танька дернула его за руку, заставляя вынуть палец изо рта.

  — Танька и Богдан
 

— У нас будет чудесная семья — черт, ведьма… и бывшая возлюбленная бога Симаргла, — ухмыльнулся Тео. — Кажется, только бабушка у тебя вполне человек, но с ее характером она тоже впишется!

  — Тео

11 книга. День рождение ведьмы

 

Если на что-то имею право я, это вовсе не значит, что я должна давать такие же права всем!

  — Танька

12 книга. Спасти Дракона

 

— Ты необычная девушка. Я не думал, что во всем мире есть хоть одна такая!

«В вашем, может, и нет. Экзотикой беру!» — переполошенно крутилось в голове у Ирки.

– Тебе нужен… настоящий парень. Чтоб мог тебя защитить… в тех редких случаях, когда ты сама не справляешься! Справедливый, добрый, смелый… и чтоб ему хватало ума и сил не только влезть, но и выкрутиться из любой опасной ситуации. И чтоб понимал, какая у него девушка!

  — Пенёк и Ирка
 

— Ты… разумный? Говорящий? — прижимая ладонь к губам, испуганно выпалила Ирка.

— С каких пор это одно и то же? — обиженно мявкнул пёстрый Иркин кот.

  — Ирка и Кот
 

—Как день,

Очи его светлы,

Как сон,

Губы его горды,

Как быть?

Прошлого не обмануть,

Как крик, Сбывшегося не вернуть, как хрип

Нельзя повернуть назад.

Какая боль… —

змеица защелкала пальцами, поднимая непокорную строфу…

— Словно бы вилкой в зад! — рявкнула Ирка.

  — Ирка и Дъна

13 книга. Долг Ведьмы

 

Долг вообще смешная штука. Слово вроде бы одно, а значение для каждого свое.

  — Ирка
 

 — Сила есть Сила, у кого есть — у того и есть!

  — Богдан
 

— Повезло, что никаких крупных катастроф вроде извержений вулкана не было, — вздохнул Айт. — Как они вообще собирались справляться с нашими обязанностями?

— Ну, обычный дождь даже моя мама может вызвать — для этого достаточно помыть окна, — сквозь набитый рот пробубнил Богдан.

  — Айт и Богдан
 

– Легенды всегда говорят правду, просто не всегда ее нужно понимать буквально, – строго перебил ее Айт. – Черный Воин не корабль – он нам одолжение делает! Ну, это вроде как тебя, наднепрянскую хозяйку и ведьму-оборотня, похвалить, что ты детишек хорошо на спине катаешь!

– Откуда ты знаешь? – Ирка чуть не свалилась с края панциря, так что Айту пришлось ловить ее за руку.

– Что знаю? – удивился он. – А ты что, и правда катаешь? – Глаза у него стали цвета отраженного в реке неба – в нормальной реке, не в Молочной!

– Ну… я в детстве обожала кататься на чем-нибудь таком… живом…

– Помню-помню… на козе, – ухмыльнулся Айт.

Если Ирка и подастся в бабкоубийцы, так вовсе не за то, что бабка скрывала свое ведьмовство. А за то, что рассказала историю про козу Айту!

– Ну и детвора у нас в балке тоже любит. У них не очень много развлечений, на аттракционы там или море у родителей не хватает… – промямлила Ирка. Вот кто ее за язык тянул! – И мне не тяжело, мне вообще-то нравится мелочь катать… Такое… нормальное занятие после всяких драк…

– Они знают, кто ты?

– Я, по-твоему, с ума сошла? Просто изредка к ним прибегает большая собака… – Она почувствовала как уши становятся красными.

  — Айт и Ирка
 

— Не знаю, что ты в нем нашла как в парне, но фен из него потрясный! Даже розетки не надо.

  — Богдан
 

– Странно, – разглядывая окаменевшего, как статуя, мордатого, пожала плечами Мраченка. – Я думала, они крепче, – она чуть смущенно хмыкнула. – Если б я знала, я бы поаккуратнее…

– Если они такие слабые, чего полезли в драку с девушками? – резонно возразила Белая Змея.

– Они думали, вы человеческие девушки, – меланхолочно покачивая ногой, объяснила так и не вставшая со стойки Дина. В ответ на устремленные на нее вопросительные взгляды укоризненно вздохнула: – Вам следует хоть немного времени провести в человеческих поселениях. Все у них не как у змеев! Человечки, например, гораздо слабее человеков.

– И те их все время обижают? – воинственно вопросила Мраченка и прищурилась на уцелевшего мордатого так, что тот моментально покрылся ледяным потом.

– У человеков есть законы, которые не позволяют обижать человечек, – пояснила Дина.

– Законы – это совершенно понятно, непонятно, почему они на нас напали, если законы есть? – Мраченка поочередно указала на поверженных врагов когтистым пальцем.

– Потому что среди человечков всегда находятся такие, которые пытаются эти законы нарушить или обойти, – с учительской терпеливостью пояснила Дина и развела руками. – Ну вот такой у них видовой дефект!

  — Дина и змеечки

14 книга. Выбор ведьмы

Источники

цикл в Лаборатории фантастики

Расскажите своим друзьям: