Имитатор (фильм, 1990) — Цитаты

«Имитатор» — художественный фильм, снятый режиссёром Олегом Фиалко в 1990 году на киностудии имени Александра Довженко. Фильм снят в жанре сатирической кинокомедии.

Цитаты

Ваши виски и коктейли мне ужасно надоели! Мне милее мой Адели! (Света)
 — Вокруг Вас вьются одни ослы. Никто из них не знает какая вы по-настоящему.
Уедем со мной, и ты не пожалеешь, крошка!
— Никогда!
— Ах так! В таком случае я еду в Сити! Голубая мечта!
— Ставлю 10 против одного — ваша лошадь ускакала! (Актёр, Света)
Ну чё ты лезешь поперёк батьки в пекло, а?! Я что, непонятно сказал, что ржать надо после того, как я второй раз скажу «Голубая мечта»?! (Актёр)
 — Ну ты или тупой, или… Я же сказал — после слов «Голубая мечта»! Ну после того, как я их повторю. Ты понял?
— (артистка) Не понимает! Ему надо объяснить всё спокойно.
— Ну чё ты лыбишься, чё ты лыбишься?! Продолжаем! (Актёр помощнику радиста, актриса)
Если честно. (любимая фраза Льва Козака)
Я, понимаете ли, решила поменять профессию. Я сейчас учу языки, манеры, дипломатию. Хочу стать модным человеком. Хочу профессию освоить «менеджер». Это очень модно. (Актриса)
Мужчина, мужчина, что вы так смотрите на меня? Успокойтесь, мужчина. (Актриса)
Мама — буйвол, папа — бык… Нет! Сын — свинья, мама — лошадь, дочь — змэйя. Вот и вся наша семья. Аплодисменты! (Актриса)
 — Так буду, а голая не буду. — Может, вы у меня ещё в ватнике или в тулупе бухнулись на массажный стол? (Уборщица, массажист)
Ваша лошадь ускакала — к тому же у неё сломана одна подкова! (Света)
Послушайте, по-моему этот козёл и не собирается ржать! (Актёр)
И у неё гвоздь в седле! Я знаю этих лошадей как облупленных! (Света)
 — И вообще вы… уже… вы… я…
— А вы это уже говорили! (Света, актёр)
 — Я сам в седле родился.
— Ха-ха! Ставлю 10 против одного, что вы родились в каком-нибудь другом месте!
— Это в каком же, а?! А ну-ка скажите, я убью вас нафиг! (Актёр, Света)
(массажисту) Петюнечка, родненький, ты Бог! (эпизод — артистка Нона)
 — Это… ваша лошадь?! — Нет, у меня это… «голубая мечта»… — А это что?! — А… ну… это джейран. (Света, актёр)
Прерии надежно скрывают своих мертвецов! (Актёр)
Слушай, шикарная статуэтка. В стиле «модерн»! (поёт в телефон) «I just called to say I love you!» (Актёр)
О, посмотрите, придумал! Светка ведь и так без телефона страдает, а ты всё шуточки-шуточки! (эпизод)
 — Лев Козак, бюрократ.
— Почему?
— Ну а как иначе ваш брат нашего брата называет? Раз чиновник — значит, бюрократ.
— Вообще-то я не их брат, я помощник радиста. (Козак, помощник радиста)
Послушай, Зин, не трогай Ельцина —
Какой ни есть, а он за нас!
Ему ж не грош в базарный день цена,
И он в обиду нас не даст!
(Луценко, пародия на Высоцкого голосом Михаила Евдокимова)
Ой, Вань, гляди — Михал Сергеевич,
Руками машет как Чумак,
И вроде, говорит умеючи,
Да не поймёшь его никак… (Луценко, пародия на Высоцкого голосом Михаила Евдокимова)
Я знаю, кто это — тётка со знаменем припёрлась, это точно! (Актёр)
Ой, как вас много! Толянчик, доставай нож, а? (Массажист)
Сейчас ножом сделаем аккуратненько и осторожненько, а по чердалку топориком порубаем, да… (Массажист)
 — Почему в стране нет мяса? — (имитируя Брежнева) Дорогой… дорогой, в то время, как мы, советский трудовой народ, семимильными шагами идём к победе коммунизма, скотина не успевает! (Козак, Луценко)
Круглов — начальник АТС, монстр! Ни на какие уговоры не поддаётся — и вдруг телефон средь бела дня! (Козак)
Да вы что, такой большой человек и занимается интересами простой артистки?! (Козак)
Нет ничего тайного, что бы ни стало явным. Если мы с тобой этого захотим, если честно. (Козак)
А я ведь тоже, в некотором роде, имитатор! (Козак)
Я сделаю всё, чтоб из мужчины советского ты стал мужчиной настоящим! (Козак)
 — Извините, простите ради бога. Я не понял, вы из какого управления?
— Культуры, культуры! Если бы я был из того, о чём ты подумал, ты бы здесь не сидел. (Луценко, Козак)
 — Я в 2 часа ночи с мужчинами не разговариваю!
— Тебе и не надо — я буду разговаривать. (Света, Луценко)
Открой, крошка, и ты не пожалеешь! (Луценко)
Мне хорошо, я засыпаю с телефоном! (Света)
 — А это что за чмур с тобой приехал?
— Артист.
— А раньше артисточки были.
— Раньше много чего было, забудь.
— Забуду. (эпизод, Козак)
Как говорится, кто не рискует, тот не пьёт горилки, а кто не пьёт горилки, тот не КозАк. (Юрий Дмитриевич)
Если рисковать, так в своё удовольствие, а если помирать,… так только от смеха! (Юрий Дмитриевич)
Ёлки-моталки, сколько я в детстве вот так гнёзд передрал, но чтоб в эту пору! Соловей! Но откуда??? (Юрий Дмитриевич)
Ну, дружище, обижаешь! Просто слов нет! Будешь! Да будешь ты начальником управления! (Луценко голосом Юрия Дмитриевича)
Ну давай, накручивай! Давай! (Луценко голосом Юрия Дмитриевича)
Давно так не смеялся, чуть ли не с 85-ого года! (Луценко голосом Юрия Дмитриевича)
КозАк? Был такой КозАк из легенды — козАк Мамай. (Луценко голосом Юрия Дмитриевича)
Но… но… Авантюрист — это по-старому, а по-новому — предприимчивый человек. Плохо ты перестраиваешься, дружище, ох плохо! (Луценко голосом Юрия Дмитриевича)
Ну зачем тебе эта культура, девочек-артисток, понимаешь, сиськи-письки — «Иди сюда, стой здесь, разбирай!», понимаешь ли! (Луценко голосом Юрия Дмитриевича)
Сделаем из тебя, мужчины советского, мужчину настоящего! (Луценко голосом Козака)
Как я вас, лохи, купил! (Массажист)
 — А почему в чёрном? Траур? Кто-нибудь умер?
— Нет, но кто-то скоро умрёт. (Луценко, Козак)
Приходит ко мне и спрашивает: «Сколько вы в своей жизни выпили?» Отвечаю: «Не переплывёшь!» (Луценко голосом Ельцина)
И получая эту награду я бы сказал так: «Кто к нам с мечом придёт, тот от меча и погибнет. У нас в воротах гол!» (Луценко голосом….)
 — Вот наш актёр Никулочкин напился на гастролях. Да! Его закрыли в номере на ключ, а он взял — с балкона третьего этажа вниз, чтоб на концерт не опоздать.
— Чувство ответственности, если честно.
— Вы меня извините конечно, что я так говорю, но Никулочкину трын-трава. Почку, правда, отбил. А меня в инстанцию вызывают! (Начальница, Козак)
 — Вы посмотрите, в какое время мы сейчас живём — судьбоносное! Вы извините, что я так говорю. Наши политические деятели в газетах, в телевидении… Вы понимаете, о чём я. Наш Михаил Сергеевич перед комсомольцами так сказал! Вы знаете, о чём.
— Да, конечно! (Начальница, эпизод)
Извините, что я так резко, остро, но вы понимаете, что мне сейчас не до хиханек и не до хаханёк! (Начальница)
В комбинате «Здоровье», где я временно руковожу, есть замечательный холл с эстрадой между парной и массажной. Может быть, Игорь Васильевич попробовал бы выступить там? С пивом, с раками это всё могло бы как-то скушаться… Москва же не сразу строилась. Да и опыта понабрались бы! (Козак)
Хотите стать артистом, а критику воспринимать не умеете! (Козак)
 — Советую подумать о моём предложении! (Луценко берёт вазу, дарит цветы женщине) — Я понял, я подумал…
— Очень хорошо!
— Я объявляю вам войну.
— Что?
— (обливает Козака из вазы и поёт 7-ую симфонию Шостаковича) (Козак, Луценко)
 — Что-то с горлом… Несмыкание!
— Несмыкание? Тупоумие это и близорукость, понимаешь, политическая! (Начальница, Луценко голосом Юрия Дмитриевича)
Это же, может, в будущем гордость области, понимаешь… Республики, понимаешь… Союза! А вы его, едрёна корень, прорабатывать! (Луценко голосом Юрия Дмитриевича)
Речь шла не о номере, что вы… Мы хотели ему дать целое отделение. Да-да, целое отделение! (Начальница)
Голосуйте за Козака! (изображён «кривой» Козак вниз головой)
Луценко на ЦТ добивают! (Людмила)
Ну, ты… ёлки, твоя жопа, если честно! (Козак)
 — За что наручники на ваших руках?
— Вы знаете, объяснить за что в этой ситуации довольно сложно.
Я считаю, что любого нормального человека в нашей стране можно арестовать.
— А вы считаете себя нормальным человеком?
— Абсолютно. (Ведущий — Владислав Листьев, Луценко)
Я думаю, что сейчас ни к чему маскироваться. Позвольте, я сниму с вас этот парик. (Ведущий — Владислав Листьев)
 — Так кому же вы наступили на хвост, какому тигру?
— Скорее не тигру — льву.
— Вот сейчас этот лев смотрит нашу программу. И что бы вы хотели ему сказать, глядя глаза в глаза?
— Лев, если ты готовишься к прыжку, будь осторожен,
потому что на каждого льва есть свой охотник.
— Выскочка неблагодарная!
Ничего, на каждого охотника найдётся своя стая. (Ведущий — Владислав Листьев, Луценко, Козак)
 — Снежана! Главное — культура обслуживания… Всё хорошо! Главное — культура обслуживания!
— Ну конечно, о чём речь? (Козак, Снежана)
Поэтому лично от меня сюрприз с секретом — мадэ ин, конечно, США… — в честь, так сказать, победы духа над плотью. (Козак)
Я, если честно, взымаю поборы с клиентов, организовав нелегальную сеть услуг Интернет. (голос с диктофона от лица Козака)
 — Кто вмонтировал в шкатулку? (диктофон)
— Луценко.
— А я что сказал?
— Дать классному специалисту. Луценко — классный!
— Ты её проверял?
— А как же?
— Я спрашиваю, ты ПРОВЕРЯЛ?!
— Да.
— Я спрашиваю ТЫ проверял?!
— Да!
(Козак бросает массажиста в бассейн и брызгает из шланга в лицо водой)
— Я спрашиваю, ТЫ ПРОВЕРЯЛ?! Я спрашиваю, ТЫ ПРОВЕРЯЛ?!
— Нет! Он сказал: «Включать нельзя — батарейки сядут».
— Не батарейки сядут, Сорокин! Не батарейки сядут! Не батарейки! (Козак, массажист)
 — Артист! Ну, артист! а диплом-то у тебя какой?
— Министерство культуры.
—(смех)
— (поправляется) Институт культуры.
—(смех) (Юрий Дмитриевич, Козак)
Ну, товарищи, на ловца и зверь бежит, сам себе приговор подписал! (Юрий Дмитриевич)
Ты мою новую партнёршу не видела? Ломовая чувиха… Но, понимаешь,… есть у неё один маленький дефект… — она милая, добрая, нежная, красивая, но… хуже, чем ты. (Луценко)
 — Даю тебе сроку неделю — думай.
— Ну просто буря и натиск!
— Но ты же любишь Гастелло! (Луценко, Света)
 — Как видишь, дорогой, карты не лгут — и удар был, и трефовый король приходил.
— Я этому к-королю корону на уши натяну! (Света, Козак)
Внимание! Внимание! Говорит Москва! Работают все радиостанции Советского Союза! Передаём сообщение ТАСС! Сегодня 23 мая 1990 года на всей территории Советского Союза… (Луценко голосом…)
 — Лев Сергеевич Козак, прижмите трубку к уху и улыбайтесь!… Вы улыбаетесь?(Луценко голосом майора КГБ Дягилева)
К вам постучат и скажут «С чего начинается родина?» Это из песни. (Луценко голосом майора КГБ Дягилева)
 — Какая ещё песня?!
— «С чего начинается родина?» Запомнила?
Это пароль, если честно. (Луценко голосом Козака)
Ты сходить с ума! Иду фирма! О, ты не Лев! Ты секс-автомат! (Хильда)
«Всю жизнь я в столице прожил, но мне не припомнить те боли…» (песня)
Слушай, хватит! Поплясали под твою дудку, повытягивались! Дали тебе мешалкой по шее — тебе всё мало?! (Николай Петрович)
Что вы из себя демократа строите?! «Выборы-шмыборы, плюрализм, компендиум, экология»… Ха! (Луценко голосом Козака)
Да против вас никто рта раскрыть не посмеет. Держиморда. Какой вы руководитель?! Безграмотный длинноухий осёл умнее вас. Долдон. Вас давно пора отправить… да-да-да! вам на пенсию пора, держиморда мафиози! Идиот! Ты на рожу свою посмотри, козёл вонючий!.. (Луценко голосом Козака) Э-э-эй, вы люди в белых халатах, больно, не стегайте! (Луценко)
Вчера ты — лев, а сегодня — овечка обязательно?!
Восточная мудрость гласит: «Если не можешь уничтожить врага — сделай его своим союзником». Твои способности и его власть — тут такое можно, если суметь!
 — Эй, Серёга, чего требуем?
— Разоружение!
— Устами психа глаголет истина!
— Ну да, с утра он требовал однополой любви,
после обеда придать тюремному жаргону статус государственного языка, а в тихий час выразил вотум недоверия завмагу номер 34-492… «А-а-а! Я-а-а! Где-е-е!»
— Ты от него недалеко ушёл!
— Спасибо!
Опа! Эй, а ну-ка, пионеры, сюда за дело Коммунистической Партии! Ну-ка быстро! Чапаев, Горький, ко мне! Быстро все сюда! Так, ну-ка взяли! Сумасшедшие всех стран, объединяйтесь! Парни, мотор, молодцы!
 — Серёга, чего требуем?
— Ввести войска во второю лопату… тьфу ты! …палату!
 — Серёга, чего требуем?
— Переименовать Советский Союз в Новую Гвинею.
 — Лев всесилен!
— А я всемогущ!
— Неужели ты этого ещё не понял?
— А я говорю — всемогущ.
— А я говорю — это излечимо. Если не запускать.
— А я говорю — всемогущ.
 — Дурак ты!
— И справка есть.
Расскажи мне карлу про марму. А мама всё знает? Она не всегда всё знает. Мне не дают рисовать картину фильма про маму и про Михаила Буданова, и про то, чтобы мы не целовали друг друга перед решающей битвой. И то, что ко всему этому приложил руку Пашка Ерёмин — еврейский ШАпион. А то, что он еврейский ШАпион, так это точно. Во первых, зовут его Паша! Во вторых фамилия — Ерёмин! А в третьих других доказательств и не надо! Он не даёт рисовать стихи и планы всего будущего человечества.
(поливают поэта-сумасшедшего, он читает стихи) А мне на свете всё равно, что я давно, что я давно, что пью паршивое вино! Пришлите мне всего другого! Я рад, что я не был урод! Я рад, что пью не водку! Я также рад, что я давно всегда не слышал заводского! Водку надо было пить!
 — Откройте!
— А, довели страну — открыть уже нечем!
Луценко на майоров не разменивается! Хотя, стой (обменивается кепками с Хостикоевым), майоры тоже пригодятся.
Долой Козака!
(лозунг) Даёшь каждому больному отдельную палату к 2000 году!
Одну только мать Терезу и видно! А где наши матери? Где мать Аксинья? Где мать Мария? Где мать Наталья? Где наши братья и сестры? Где Дом Нашей Скорби? Где он? Его нет, вы его потеряли!
 — Здрасте, комиссия минздрава, академик Полушкин.
—Что ж ты, академик?! Где одноразовые шприцы?!
— Ну видите ли…
— Не вижу! Хостикоев! Отведи академика на кухню, накорми из общего котла. Если выживет — потом поговорим.
Товарищ из ЦК, этот товарищ — уже не товарищ. Под мою ответственность.
 — А давай из танка.
— Зачем?
— А чтоб не больно было. Мы ж не звери. А то эти (автоматчики) ещё промахнутся.
— Наши не промахиваются!
Это сон! Это сон! Это всё… сон! Это сон!..
Это наглая инсинуация.
Мой совет — мой президентский Совет — очень сильно обеспокоен ситуацией в городе Славяноднепровске.
 — Но после долгой жаркой дискуссии мы выработали…
— (Хостикоев подсказывает) Консенсус!
— Консенсус.
Не с места! Вы аттестованы!
Яшу Яшина не переаттестовали.

Расскажите своим друзьям: