Еврейский вопрос (И.С. Аксаков) — Цитаты

«Еврéйский вопрóс» — сборник статей Ивана Сергеевича Аксакова, посвящённых истории распространения еврейства в России. Написаны с позиций славянофильства, были опубликованы в газетах «День», «Москва» и «Русь» в 1862–1883 годах.

Из газеты «День»

Следует ли дать евреям в России законодательные и административные права?

16 февраля 1862
 

Христианство — такое учение, которое, по мнению христиан, указало особые начала для всего нравственного и духовного мира человека, а следовательно — и общества, и на основании этих начал пересоздало и пересоздаёт быт частный, общественный, гражданский, государственный, просвещение, науку, законодательство, отношения людей между собой, одним словом, всю область человеческой деятельности. Истинно или не истинно оно в своём существе — этот вопрос в сторону, но таков факт, которого отрицать нельзя. Народы, исповедующие христианство, уклоняются от правил своего учения, но постоянно признают его за свой идеал, за цель своего существования, за своё знамя.

 

В христианскую землю приходит горсть людей, совершенно отрицающих христианское учение, христианский идеал и кодекс нравственности (следовательно, все основы общественного быта страны) и исповедующих учение враждебное и противоположное. Естественно спросить — зачем они приходят в страну, под христианское знамя которой стать они не могут? Но им некуда деться, они голодны, сиры, везде и всюду гонимы. Христианская земля, руководствуясь духом своего учителя, даёт им приют и средства существования, свободу внутренней и гражданской жизни. Больше этого она дать не может. Больше этого дать — было бы возможно только в таком случае, если предположить ложь с той или другой стороны, то есть — что или христиане лгут, именуя себя христианами, или евреи лгут, официально исповедуя закон Моисеев. На этой-то взаимной неискренности и основывается новейшее современное отношение христиан и евреев! Евреи пришли к христианам — хозяевам земли, в гости. Хозяева могут принять и даже уважить гостей, хотя и непрошеных, но не могут посадить их за своё хозяйское место и дать власть хозяйскую тем, которые проповедуют ниспровержение всякого хозяйского порядка; не могут предоставить им волю распоряжаться и управлять домом.

 

Что сказал бы честный Брут, если бы, внезапно воскреснув, он был свидетелем взаимных учтивостей и нежностей поляков-католиков и евреев в Варшаве в прошлом году? Евреи, в припадке восторга, подносят католикам крест — эмблему распятия, распятия, совершённого евреями над тем, кого католики признают Богом. «Стало быть — евреи соглашаются со смыслом христианской эмблемы и уже отреклись от своего учения?» — спросил бы Брут. — Нисколько. Католики, со своей стороны, проливая слёзы умиления, строят или дают деньги на постройку храма, синагоги, где должно раздаваться учение, противное Христову и христианству… «Стало быть — католики уже не исповедуют своего Христа?» — спросил бы Брут. — Нет, исповедуют, т.е. говорят, что исповедуют. Ксёндз шествует с раввином, под ручку, в процессии… «Ведь они оба служители храмов, — спросит опять наивный Брут, — проповедники учений несовместимых, противоположных? Значит, один уступил другому, или оба убедились в лживости своих учений, или каждый признал истину учения, своему противоположного? Но ведь одно исключает другое? Как же это согласить?» — Нет, оба числятся, каждый при своей вере. — «Так это не честно! — воскликнет Брут. — Было бы в тысячу раз честнее и нравственнее, если бы католики и евреи пришли друг к другу и сказали: мы отказываемся от Христа и его заповедей, а мы от Талмуда и ожиданий мессии, мы соединяемся друг с другом во имя нашего человеческого звания!.. Но так как они этого не говорят и продолжают официально принадлежать к учениям христианскому и еврейскому, то они являют безобразный пример гнусной лжи, лицемерия, неуважения к своему званию и презрения к народу, исповедующему свою веру искренне!..»

 

у наших прогрессистов есть в запасе словцо, которое, по их мнению, все разъясняет и разрешает. Это дух современной цивилизации, цивилизации XIX века. Что ж это такое? Новая религия, что ли? Где кодекс этой цивилизации? Где отыскивать её, наконец? Даже еврейский журнал «Сион», и тот в одном из своих номеров опирается в требовании новых прав для евреев на просвещение XIX века. Невольно хочется спросить «Сион» (очень умный и замечательный журнал, между прочим): До какой эры этот XIX век? Это XIX век эры христианской, христианской проповеди и христианской цивилизации, вами отвергаемой, а потому вам и ссылаться на него неприлично. Что такое значит дух современной цивилизации? Выражается ли она в том, что англичане теснят славян и поддерживают гнёт над ними турок, отвергающих цивилизацию? В учении материалистов, отвергающих понятие о добре и зле и низводящих человека на степень безответственного животного, лишённого внутренней свободы воли? В разврате ли женщин, проповедуемом некоторыми коммунистами? Очевидно, что повторяющие это слово — сами не дают себе ясного в нём отчёта и должны будут при допросе свести свои открытия в области цивилизации к тем нравственным истинам, которые все давно уже проповеданы миру именно Евангелием, которые действительно, в наше время, шире воплощаются в жизни, но которым ещё далеко до полного на земле осуществления, согласно христианскому идеалу.

Отчего евреям в России иметь ту равноправность, которой не дается нашим раскольникам?

26 мая 1862
 

Те петербургские органы литературы, которые по преимуществу щеголяют «демократическим» направлением, а следовательно, и состраданием к народу, к угнетённой меньшей братии вообще, — не только оказывают полнейшее презрение к народу, но постоянно оскорбляют и, так сказать, нравственно угнетают самые заветные стороны его духа, его святыню, его убеждения, его веру, его народность — одним словом, то, что для него дороже всего на свете! Должно быть, любить человечество вообще — ещё не значит любить человечество русское, которое обувается в лапти, сапоги, смазываемые дёгтем, и одевается в нагольные тулупы; наконец, даже и любить русское человечество с его демократической одеждою — ещё вовсе не значит уважать его, его духовные и гражданские требования… Наши чувствительные демократы обыкновенно создают из народа какой-то идеал по образу и по подобию своему, и только в этом виде ему и сочувствуют, не признавая за ним никакого права быть самим собою и нисколько не чинясь с истинным образом народным, как скоро замечают в нём несходство со своим идеалом. Они даже не прочь в таком случае прибегнуть и к диктаторскому жезлу или просто к палке Петра Великого, чтобы сим сострадательным способом вогнать народ в рамки своего демократического подобия!

 

Оказывается, что мы, русские (т.е. русское образованное общество), не только в области мысли, но и в области чувства, любви, сострадания не умеем быть самостоятельными и платим дань подражательности Западной Европе. Действительно, разве мы не хлопотали об уничтожении постыдного торга африканскими невольниками ещё лет за 25 до освобождения наших крепостных? Разве «Русский инвалид», горячо сочувствующий делу итальянского единства, не глумится в то же время над сочувствием к единоплеменникам-славянам, выражаясь даже таким образом, что нравственного смешно и нелепо сожалеть об угнетённых славянах, чем о неграх!» И в самом деле: единоплеменники! Какая узость взгляда! Нет, мы космополиты, а почему мы не называем узким стремление пьемонтцев освободить всех единоплеменников своих итальянцев от чуждого ига. Это… это потому, что ведь они, итальянцы, и даже все, до последнего мужика (каково просвещение!) умеют по-итальянски, а славян Европа ненавидит или презирает!..

 

А подумал ли, вспомнил ли хоть кто-нибудь из благородных защитников принципа допущения евреев к высшим должностям в государстве о той громадной массе русских, лишённых даже и тех прав, которыми евреи пользовались постоянно, прежде последней дарованной им льготы, пользовались едва ли не с самого начала их поселения в Малороссии? Конечно — это свои; необразованное мужичьё, коснеющее в предрассудках, за них ещё не стыдили нас ни французы, ни англичане: со своими что за счёты!

Что такое «еврей» относительно христианской цивилизации?

8 августа 1864
 

Русское общество закидано кругом таким множеством блестящих фраз, так называемых «последних результатов науки» и «аксиом всего просвещённого мира», что от них, кроме сумбура, ничего в головах и не остаётся. Если Пушкин, говоря про одного генерала, сказал: «Он чином от ума избавлен», то едва ли не с большим правом можно применить это и к нашим господам, красующимся в чинах либералов, гуманистов, прогрессистов и проч. Главная задача людей мыслящих и искренно любящих Россию, в наше время, должна бы состоять в критической поверке всего того умственного и нравственного хлама, который накопился в русских людях вследствие ложного, несамостоятельного развития нашего просвещения, — в строгом разборе тех ходячих фраз, которыми пробавляется значительная часть нашего общества, и едва ли не преимущественно в высших его сферах.

 

Мы хотели бы уяснить для сознания самих евреев всю полноту противоречия, представляемого иудаизмом в мире христианском. «Иудей, — говорит Хомяков в своих «Исторических записках» после Христа, есть живая бессмыслица, не имеющая разумного существования и потому никакого значения в историческом мире»… Логический выход из такого положения возможен только один: отречься от ж!довства и принять те начала, которые составляют закон всего современного просвещённого мира. Это честный, прямой и вполне плодотворный выход, но есть и другой — путь отрицательный и более комфортабельный — путь безверия: перестать быть жидом, не отрекаясь от ж!довства, но не делаться и христианином, а чем-то средним, какой-то нравственной и умственной амфибией. Это то, что прогрессисты — евреи, называют: примкнуть к общечеловеческой цивилизации.

Из газеты «Русь»

Иудаизм как всемирное явление

13 июня 1881
 

Искусство, наука, формы мышления и сознание даны эллинами, и это до такой степени, что если б греки нашего времени вздумали, по праву собственности, хотя бы в шутку, потребовать себе назад, выдернуть из современных европейских языков одни только греческие слова, — просвещённый мир не в состоянии был бы выразить почти никакого отвлечённого понятия и пришёл бы величайшее затруднение…

 

Евреям, как племени, предстояло двинуться тем путём, который указан им евреями же апостолами, из Савлов стать Павлами, т.е. всемирными учителями и гражданами во Христе. Но евреи остались по ту сторону Голгофы и отреклись от Христа, мечтая, в племенной гордости, удержать чаемое ими исполнение обетования Божьего — исключительно за собой, в свою специальную пользу, и в качестве «избранного племени» получить внешнее всемирное владычество.

 

Чем, в самом деле, представляются теперь евреи? Племенем, рассеянным по всему миру, лишённым национальной территории, национального языка, письмён, одежды, и тем не менее племенем, тесно сплочённым не только физиологическим родством, но главное — родством или, вернее, единством духа, единством веры и чаяний. Древний еврейский язык, язык Библии, знаком только учёным; сами же евреи говорят, даже между собой, более или менее исковерканным языком тех стран, где живут (только в России и Польше евреи употребляют между собой отвратительное немецкое наречие и одеваются в костюм, вовсе не древний национальный, а какой-то средневековый — немецкий).

Желательно ли расселение евреев по всей России?

20 июня 1881
 

Другая особенность и, можно сказать, привилегия евреев — это специальность их бытовой профессии. Это не только племя, но и класс или корпорация, и не только класс или корпорация, но и племя! Правительству приходится иметь дело не просто с такой-то национальностью, с «Русскими Моисеева закона», но с миллионами людей особой, резко выделяющейся и замкнутой в себе национальности, которые не имеют других занятий, кроме торгашества в том или другом виде. Ни фабрик, ни заводов евреи не держат — ни каменщиков, ни плотников, ни другого рода рабочих из них не бывает: только мелкие ремёсла, извозничество и торговое посредничество во всех формах — вот их призвание.

 

Тысячу лет строил русский народ своё государство, костьми и кровью слагал его, принёс в жертву государственной идее и местную свободу, и достояние. Достроил, наконец, и с недоумением начинает усматривать, что допущенные им жильцы вытесняют его чуть не за порог, да ещё и здание хотят по-своему перестроить… За хозяйский стол, конечно, могут быть допущены гости, но только как гости, и в качестве гостей пользоваться почётом: во главе же стола всё-таки должен сидеть и распоряжаться хозяин. А хозяин в России — русский народ, и никак не инородцы.

Ни о какой пущей равноправности евреев с христианами не может быть и речи. На практическом языке «равноправность» значит не что другое, как дозволение евреям держать кабаки по селам. Этого ли добиваются наши юдофилы? Если еврейский вопрос действительно будет рассматриваться теперь в высших правительственных сферах, то единственное правильное к нему отношение — это изыскание способов не расширения еврейских прав, но избавления русского населения от еврейского гнета. Гнет этот пока экономический, но с распространением высшего образования в еврейской среде, повторяем, он примет иной вид и образ — образ гнетущей русский народ «либеральной интеллигенции», да еще, пожалуй, во имя народа.

Источники

  1. Аксаков И.С. Еврейский вопрос (1883 год). Серия «Потаённая русская литература» – Москва, «Социздат», 2001 г.

Расскажите своим друзьям: