Досье детектива Дубровского — Цитаты

«Д. Д. Д. Досье детектива Дубровского» — российский детективный телесериал, снятый по мотивам романа Льва Гурского «Перемена мест».

Цитаты

— Это можно пить?
— Можно.
— Пфу! Это же водка!
— Но пить-то можно. (Маша и Кулёк)
— Если я Авгур…
— Поедешь с нами.
— Ага. А если не Авгур, вы меня прикончите.
— Так…
— В таком случае, я Авгур из Авгуров, и мой папа и моя мама были Авгуры, а бабушка так авгурила в молодые годы, что не приве… не приведи Господь!
—Тебе больно сделать?
—Н-не надо! (Китаев и Черкес)
— Ежика ему в глотку.
— Погоди со своим ежиком. Мне не Дубровский, мне этот дракон [Хромов] нужен! (Хан и Гравёр)
А еще я люблю бить в тамтам и пить огненую воду. (Дубровский — Лере)
— Ты труп!
— От трупа слышу. (Лебедев и Дубровский)
Поставь перед человеком барабан, он обязательно пройдет и стукнет. (Китаев — Дубровскому)
— Вы уверены, что ее не похитили?
— Ну что вы! Зачем?! Если б вы были нефтяные магнаты или банкиры…
— Да, слава Богу, мы нищие. (Мама Леры и Дубровский)
— В какой же подвид ты меня определил?
— Хомо аниматис, человек одушевленный. (Дубровский и Хромов)
— Скажи, что-то не получилось?
— Из-за этого «не получилось» могут быть большие сложности.
— У кого?
— У всех. (Неверов с женой)
Прощайте, капитан без корабля. (Лера — Дубровскому)
Конечно, не Таганка, но тоже с буфетом. (Дубровский — Лере)
— А эта почем?
— Восемь долларов по утрешнему курсу ММВБ.
— Девушка, у вас так весь товар скиснет. (Дубровский и продавщица)
Черкес едет с проверкой, поаккуратней там! (Крепан — Чесноку)
— Есть люди в русских селеньях.
— Есть женщины.
— Что?
— У Некрасова: «есть женщины в русских селеньях».
— Мужики тоже есть. (Саблин и Коломиец)
— Будем ей ухо резать!
— Возьми моё!
— Эх, если бы ты его чаще мыл. Стыдно такое посылать. (Лебедев и Бугирь)
Народный вор Советского Союза. (Петрович о Гравёре)
Не честный, а частный детектив. (Китаев — Дубровскому)
Герой не должен бегать, он должен передвигаться. (Китаев — Дубровскому)
О! Вот женщина, которой я нужен. (Дубровский)
Неважно, зачем вы пришли. Важно, с чем вы уйдёте. (Иринархов — Неверову и Коломийцу)
Ты мне неинтересен. Я тебя отпускаю. Ай донт лав ю, Петрович. (Дубровский — Петровичу)
Условный рефлекс. Вижу красивые руки – целую. (Дубровский — Даше)
Или ты там умрёшь, как герой, или я тебя здесь положу, как гада. (Лебедев — Крепышу)
Китаев — блестящий аналитик с больной фантазией, и такие фокусы — в его духе: бросить на себя подозрение, чтобы самому остаться вне подозрения. (Лаптев — Векшину)
Что оплачено, то свято! (врач «Скорой помощи» — Часовому)
А хочешь живым до тюрьмы доехать? (Пиноккио — Гравёру)
Дрожит струна в тиши ночной. (Пиноккио)
— Ну, Платон, откуда мне беды ждать?
— [дрожащим голосом]От Кремля!
— Эка, брат, удивил! (Саблин и Копчик)
У одного вообще кличка как у Дзержинского — Феликс! (Надежда — Дубровскому)
— Ежика бы тебе в глотку. Да только батя велел живым привезти…
— Но не факт, что здоровым! (Хан и Крепыш — Дубровскому)
— Ну, извините, Плутон…
— Не Плутон, а Платон!! Да, меня тошнит, как и любого земного человека. Был бы Плутон — парил бы в космосе, а не тошнил тут с вами… (Запрудин и Копчик)
— Я здесь и не здесь! Я везде и нигде! (Мясник — Саблину)
— Что за освещение?
— Начальство приказало проводить тренировочные стрельбы в условиях приближенных к боевым.
— Как будто на дискотеке?
— Нет, как при свете милицейских мигалок. (Дубровский и Петрович)
— Женщины меня не любят, гомики тоже. Полная безнадёга. (Иринархов)
— Все хотят кому-то причинить зло. Воздух наполнен злом. (Копчик)
— Я закричу!
— Это хорошо. Мне нравится, когда бьются за жизнь. Кричи! Кричи же!
— Сам кричи! [укус] (Дубровский и Мясник)
— Надеюсь, я говорю сейчас с настоящим Иринарховым?
— Я настоящий! Можете потрогать!
— [выплёскивает содержимое рюмки в лицо собеседнику] Потрогал!
— «Наполеон», между прочим!
[встаёт из-за стола]
— Вы совсем потеряли голову, прокурор! (Саблин и Мясник)
Лучший способ соврать – это сказать часть правды. (Лаптев — Векшину)
Они боятся правды, значит, с ними можно делать всё, что угодно. (Иринархов — Часовому)
Я сплю. Наглотался дигиталина и сплю. (Дубровский — Запрудину)
— Дайте помолиться!
— Вы — верующий?!
— Нет. Неверующий. И некурящий. Никаких поводов для отсрочки. Но дайте… (Китаев и Феликс)
— Ты же говорил, электорат глуп? И не воспользовался, — значит, ещё глупее. Уволен.
— Есть выход…
— Вот через него и выйдешь. (Иринархов и Ассистент)

Расскажите своим друзьям: