Цитаты из фильма «Небесные ласточки»

«Небесные ласточки» — фильм от режиссёра Леонида Квинихидзе, двухсерийная музыкальная комедия.

 

— Моя невесту зовут Дениза де Флориньи, и она воспитанница пансиона «Небесные ласточки».

— Ну, и какова она?

— Судя по фотографической карточке, она прелестна!

— Брюнетка?

— Блодинка!

— Вот…

— О, чудный рыжий мальчик!

 

— Безобразие, я сам столько не пью, сколько пьют младшие офицеры. Придётся пить ешё больше!

 

— Сестра Генриетта, принесите, пожалуйста, баночку варенья, которую я приготовила для своего братика.

— Опять варенье? Вам что, делать нечего? Переключайтесь на ликеры.

— Альфред, прекрати!

— Но почему?

— Об этом и речи быть не может!

— Но почему?

— У нас не принято.

 

— Жена здорова?

— Всё может быть…

 

— Ты знаешь, это ангелы. Сама доброта, чистота и скромность.

— Столько качеств и до сих пор в девках?

 

— Ты что, забыл, что мужчины не имеют права видеть моих воспитанниц? Ну хорошо, тебе это разрешено, только потому, что ты мой брат. Да и потом, ты в таких годах…

— Я в твоих годах!!!

— Это неправда!

— Сделай исключение!

— Нет.

— Ну, какого чёрта?!

— Альфред, как можешь ты здесь произносить это слово?!

— От одного слова с вами ничего не случится!

 

— Мои офицеры они такие … меломаны и уж такие … балетоманы. Посетив эту скромную обитель, они наверняка тотчас бросят пить и волочиться за актрисами, всю неделю они будут проводить в молитвах и строевой подготовке.

— Боже мой!

— А по воскресеньям они буду пить чай с вареньем из этой…

— Смородины!

— Конечно. Ну, направь ты их на путь-то истинный. И Господь, поверь мне, Господь возрадуется!

 

— Сестра, позволь тебе представить моих офицеров. Капитан Густав Кристо, лейтенант Фернан Шамплатрэ, капитан Мишель Гутье.

— Будем танцевать!

— Успокойся …

 

— Нет, тот моложе и ещё противнее.

— Вы о ком?

— О нём, о нём.

 

 — Вот она.

— Да где она?!! Ни черта ж не видно! Что это на них?!!

— Вуаль!

— Что? Ну сестричка, ну придумала!

— Да.

 

— Нет, только не это, только не это.

— Но почему?

— Она никогда не видела мужчину. Она упадет в обморок.

— Да, знаю я как они падают!

— Альфред!

— В обморок.

 

— Дурацкие правила! Тут, можно сказать, себе на всю жизнь жену выбираешь и даже посмотреть нельзя. Вот я недоглядел в свое время! И вот всучила. Глухую!

— Ты кощунствуешь: браки заключают на небесах!

— А расхлёбываем где? На земле.

 

— Дайте-ка я на вас посмотрю. На кого вы похожи!

— На маму.

 

— Итак, мадемуазель Корина.

— Я слушаю вас, майор.

— Интересно, к какому акту вы репетировали эту сцену? Да… После того, что я видел дважды! Надеюсь, между нами все кончено!

— Надеюсь.

— Имею честь.

— Прощайте!

— Удивительно. Другая бы оправдывалась, доказывала бы свою невиновность.

— Но это было бы очень просто. Так же легко, как вам оскорбить невинную женщину. Только запомните, если вы заставите меня оправдываться, я оправдаюсь. Но только после этого между нами будет все кончено! Но если вы будете милы и без всяких доказательств, просто на слово, без судов, поверите мне …

— Это что? Вы хотите меня простить?

— Да. Я окажу вам эту милость. А что?

— Окажете эту милость?

— Да.

— Прекрасно сказано.

— Короче говоря, я считаю до трех. И если я за это время не услышу никакого решения!

— Но, Коко!

— Раз! Никаких Коко! Я жду.

— Но…

— Два!

— Но если я уступлю. Я сдамся! Первый раз в жизни!

— Я назову это благородством. Два с половиной.

— Ну, предположим, я вам верю.

— Ты мне веришь?

— Ну, верю.

— Без ну!

— Верю.

— Ну, а теперь. Теперь…

— Н-да.

— Ты должен…

— Ну, конечно…

— Извиниться перед Флоридором.

— Что ты говоришь, Коко!

— А что?

— Ну поставь себя на мое место!

— Ну…

— У твоих ног мужчина!

— Что!? Мы репетировали первое явление третьего действия! Всё!

— Да?! Я хотел бы попасть на третье явление этого действия!

 

— Господа коммерсанты, музыканты, балетоманты!

— Не балетоман-ты, а балетома-ны.

— Балетоманы, музыканы…