Цитаты из фильма «Красота по-американски»

( «American Beauty»)

«Красота по-американски» (на английском: American Beauty) — первый полнометражный фильм Сэма Мендеса, принёсший своему режиссёру всемирную славу.

Это моя жена Кэролайн. Обратите внимание, что ручка садовых ножниц сочетается с ее домашними туфлями. Это не случайно.
А это моя дочь Джейн. Она обычный подросток: раздражительная, неуверенная в себе, с кучей комплексов. Я бы хотел сказать ей, что когда-нибудь всё пройдёт. Но не хочу врать.
 — Джейн, дорогая, ты специально хочешь казаться такой отталкивающей?
— Да!
— Поздравляю, тебе это удаётся.
 — Что ты делаешь?
— Ничего…
— Ты онанировал!
— Нет.
— Да!
— Хорошо, пристрели меня! Да, я дрочил, дёргал свою морковку, здоровался со своим монстром!
 — Никогда не бывает слишком поздно для того, чтобы всё вернуть назад.
 — Я продам этот дом сегодня!
 — Это прекрасно, когда ты вдруг понимаешь, что ты ещё не потерял способность удивлять самого себя. Тебе становится интересно: что ты ещё сможешь сделать? Про что ты ещё забыл?
— Ничего. Я бы меня тоже не запомнил.
Здравствуйте, я Джим, а это мой партнер Джим.
Что здесь происходит, сраный парад геев?

 

 — Почему все педики выставляют напоказ своё уродство? Неужели им не стыдно?…

— В том-то всё и дело. Не думаю, что этого нужно стыдиться.

— Нет, надо!

— Да, ты прав.

— Не мямли. Я не твоя мать, парень.

— Простите за грубость, сэр, но когда я вижу этих педрил, мне хочется блевать.

— Мне тоже, сынок. Мне тоже…

Моя жена и дочь считают, что я гигантский неудачник. И в чем-то они правы. Но я не всегда был таким.
И вы не считаете меня обыкновенной? Нет ничего хуже, чем быть обыкновенной.
Это мой район. Это моя улица. Это моя жена. Мне 42 года и меньше, чем через год я буду мертв… Конечно, я этого пока не знаю. И, в каком-то смысле, я уже мертв.
Герои какого фильма живут на улице под названием «След Робина Гуда»?
Я всегда слышал, что вся жизнь проходит перед глазами в последнюю секунду перед смертью. Ну, во-первых, эта последняя секунда никакая не секунда: она растягивается на целую вечность. На целый океан времени.
 — Так, шутки в сторону. Что вы, ребята, продаете?
— Ничего, мы просто хотели поприветствовать новых соседей.
— Да, но вы сказали, что вы партнёры. Что у вас за бизнес?
— Ну, он налоговый адвокат.
— А он анестезиолог.
В твоем возрасте мне надо было все лето жарить гамбургеры, чтобы заработать на собственный плеер. Я был молод и полон сил. У меня была целая жизнь впереди.
 — Вот ведь недотепа. Нет, честное слово, его бы кто-нибудь прикончил, хотя бы из жалости.
— Хочешь, я его убью?
— Да. Правда?
 — Ты любишь Pink Floyd?
— Я люблю много чего.
Мне кажется, что я был в коме последние двадцать лет. И только теперь начал просыпаться.
 — Думаешь, ты один здесь, кто сексуально неудовлетворен?
— А это не так? Ну тогда, детка, иди ко мне, я готов!
 — Хочешь увидеть самое прекрасное, что я снял в жизни? (смотрят на кулёк кружащийся на ветру с желтыми листьями)
Это был один из тех дней, за минуту до снега, и в воздухе чувствовалось такое электричество, его было почти слышно.., и этот пакет он.., танцевал.., со мной…, как маленький ребёнок, который просил поиграть с ним, 15 минут…, и я понял, понял, что за каждой вещью скрывается целая жизнь,… невероятно добрая сила, которая хочет мне сказать, что не надо бояться,… никогда… Видео это всего лишь самооправдание, я понимаю, но мне это помогает помнить. Мне нужно помнить. Иногда бывает столько красоты.. в мире.., что я чувствую, что не могу больше принять ее, что у меня сердце готово разорваться.
 — Это что, похороны?
— Да. У тебя кто-нибудь из знакомых когда нибудь умирал?
— Нет, а у тебя?
— Нет, но я однажды видел одного бездомного, замёрзшего до смерти, он лежал у тротуара, это было очень грустно. Я снял его на пленку.
— А зачем ты это снял?
— Потому что это было поразительно.
— Что в этом было поразительного?
— Когда ты видишь что-то такое.., это как будто Бог на тебя смотрит. На какую-то секунду… ты ловишь его взгляд…, и ты тоже можешь посмотреть ответ.
— И что ты видишь?
— Красоту.
 — Ты прав. Я сосу члены за деньги. За 2000 долларов — я настолько хорош. А видел бы ты как я трахаюсь, у меня лучшая задница в штате.
 — Как Джейн?
— В каком смысле?
— Ну, как её жизнь? Она счастлива? Несчастлива? Я бы хотел знать, но она скорее умрёт, чем мне скажет.
— Она очень счастлива. Она думает, что она влюблена.
— Это хорошо, молодец.
— А как вы?
— Меня давно уже никто не спрашивал об этом. Я — великолепно!
 — Помните постеры с надписью «Сегодня — первый день твоей оставшейся жизни»? Так вот, это действительно так, за исключением дня, когда ты умрёшь.
 — Мы вчера это курили?
— Я всегда это курю.
Лестер: «— Ты самая красивая вещь из всех, что я знаю!»
 — Моя работа, в основном, состоит в том, чтобы скрывать свое презрение к говнюкам-начальникам, как минимум, раз в день подрочить в мужском туалете и мечтать о жизни, которая не так бы напоминала ад.
 — Да ты просто свихнувшийся ублюдок!
— Нет, я обычный парень, которому нечего терять.
 — Ваша жена с другим мужчиной, и вам на это начхать?
— Да. Наш брак — это всего лишь реклама, реклама того, какие мы нормальные. Хотя на самом деле мы абсолютно ненормальные. Это всего лишь прикрытие.
 — Я наверное мог бы рассердиться за то, что со мной произошло, но трудно сердиться, когда в мире столько красоты. Иногда мне кажется что я вижу всю ее сразу, и ее слишком много, у меня сердце раздувается как воздушный шарик, который готов лопнуть, а потом я вспоминаю, что нужно расслабиться, и нужно не пытаться удержать ее, эту красоту, и тогда она проходит сквозь меня, как дождь, и я не чувствую ничего, кроме благодарности за каждый отдельный момент моей глупой никчёмной жизни. Вы даже не представляете, о чем я говорю, не понимаете ни слова, да? Но не волнуйтесь, когда-нибудь… поймете.