Цитаты из фильма «Кислород», 2009

«Кислород» — фильм российского театрального режиссёра Ивана Вырыпаева.

Цитаты

И в каждой женщине есть два танцора, и каждая женщина поглощает кислород, но не каждая женщина сама является кислородом.Если взять лопату, ударить по груди человека в районе легких, то танцы прекратятся.А в каждом человеке есть два танцора: правое и левое. Один танцор — правое, другой — левое. Два легких танцора. Два легких. Правое легкое и левое. В каждом человеке два танцора — его правое и левое легкое. Легкие танцуют, и человек получает кислород. Если взять лопату, ударить по груди человека в районе легких, то танцы прекратятся. Легкие не танцуют, кислород прекращает поступатьИ вот если человечеству сказали «Не убей!», а кислорода вдоволь не предоставили, то всегда найдется Санек.Потому что, когда говорили «Не убей!» у него плеер был в ушах.Кислородное отравление, случается с теми, у кого было кислородное голодание.И кислородное голодание, случается с теми, кто много лет дышал воздухом мало насыщенным кислородом. Кто дышал женщинами, пахнущими потом или дешевыми духами, вместо детского мыла, поскольку, если нет у тебя денег, на дорогие духи, то на детское мыло и на шампунь из крапивы, всегда можно насобирать. И если нет у тебя, дорогого платья, то сарафан из цветов, всегда можно сшить самой. И если ты следуешь моде из журналов, и не знаешь, что мода это то, что отражает твой внутренний мир, то не духи, не мыло, не сарафан из цветов, не насытят воздух кислородом, и у любого мужчины рядом с тобой, обязательно наступит кислородное голодание.И вот, когда видишь такую девушку, то понимаешь, что это кислород. А когда, стоишь с такой девушкой рядом, то чувствуешь запах детского мыла, дорогих духов и шампуня из крапивы.И вот, чтобы иметь право жить на этой земле, нужно научиться дышать воздухом, иметь деньги на покупку этого воздуха, и не в коем случае, не подсесть на кислород, потому что, если ты плотно подсядешь на кислород, то ни деньги, ни медицинские препараты, ни даже смерть, не смогут, ограничить ту жажду красоты и свободы, которую ты приобретешь.А если клясться в любви и не любить, то уже говно собачье, а не кислородный фильм, а если любить и не клясться, то это уже немецкое порно, а если встречаться с разными мужчинами, а любить только одного человека, то это уже похоже на русский кинематограф про березы и поля.И когда хотят отсудить у тебя рубашку, сделай так, чтобы дали тебе 18 лет с конфискацией.А когда этот парень Саша из Серпухова приезжал в столичную Москву, видел эти снобские лица, и слышал эти акающие голоса, то ясно понимал, что лопат не хватит, и ваганек не напасешься, на всю эту людскую массу, задыхающуюся без кислорода, под азоново-аэрозольной дырой.И когда шла она в своем платье из льна, и из Амстердама по улицам городка, в котором, до сих пор снимают фильмы про революцию без всяких декораций, то даже собакам было стыдно, за свою провинциальную шерсть.В какой стране правильней жизнь: в Москве или в России…Любовь и удушье суть одно и тоже, а если ты не знаешь об этом, то тогда, вообще, не произноси таких слов, как Ислам и Нью-Йорк, потому что, только безумной любовью можно оправдать безумную ненависть и наоборот.
Главным признаком провинциальности души человеческой, является чувство ущербности, которое он испытывает, от того, что московские блохи не дают ему покоя своей родословной, и от того, что какая-то невидимая рука, заставляет его заправлять свитер в штаны.
И вот лучше курите траву, ешьте яблоки и пейте сок, чем вы будете валяться пьяными на полу, перед телевизором, и клясться небом, землей и Иерусалимом, что вас соблазнила реклама внушившая через телеэкран, какие продукты необходимо покупать, чтобы иметь право жить на этой земле.
«Любовь» и «безумие» — такие же разные вещи, как религиозное сознание иракского мусульманина и американского еврея.
А странно, вот если бы меня не было на свете, то где бы я была? В каком месте? Может быть, в том самом? Может быть, там же, где и все, кого не было на свете? Может быть, среди тех, кто еще не появился? Среди тех, кто еще не дышал кислородом, кто еще не оскорблял родителей, не делал аборты, не участвовал в акциях протеста, и не богохульствовал? Может быть, я была бы там счастлива, там — где нет кислородного голодания, там — где воду, простую пресную воду, еще не продают в пластмассовых баллонах? Там, где в небе не висит серое, аэрозольное облако? Где не тают вечные льды, и где не горят торфяные болота, пропитывая дымом легкие городских жителей, легкие — богом созданные, для того, чтобы потреблять кислород.
Всё на свете происходит от двух вещей: от жажды воздуха и от безумной любви.

Расскажите своим друзьям: