Цитаты из сериала Кадетство

«Кадетство» — российский телевизионный сериал, вышедший в 2006—2007 гг. на телеканале СТС.

Первый сезон

 

— Знаешь, сколько отцу пришлось выложить, чтобы замять это дело?

— Может, мне сахар перестать класть в чай?

 

Неуравновешенным бываю, знаете, так укусить кого-нибудь могу.

 

— Слыхал, на контрольной двадцать человек зарезали.

— Представляю себе, сколько кровищи было.

 

— Товарищи абитуриенты, был задан вопрос: так, курим?

— Никак нет.

— А кто курит? Мухи?

 

— Вот, полюбуйтесь — диктант абитуриента.

— «Пришвин, утро в осеннем лесу.»

— Это название отрывка, вы дальше, дальше читайте…

— «Хреновое.» И всё?

— Да.

— Чей это диктант?

— Макарова.

— Макарова… Всё-таки, Лев Михайлович, а вот всё-таки вы согласитесь, что утром в осеннем лесу, как бы это… ну не совсем.

— Вы шутите?

— Да нет, серьёзно. Вы давно бывали в осеннем лесу?

— Но…

— Сырость, прелые листья, мухоморы.

— Ну, подождите, я не понимаю, но это же диктант, экзамен.

— Диктант, а здесь целое сочинение, ведь сочинение сложнее, чем диктант.

— Ну какое сочинение?!

— Да нет, я согласен, что тема раскрыта как бы не совсем, но она раскрыта по военному чётко и без ошибок. Я думаю, что можно поставить четыре.

— Как четыре?! За что?!

— За фамилию. Вы хоть знаете, кто его отец?

 

— В дальнейшем со всеми вопросами подходите либо ко мне, либо к Иван Адамычу. На ближайшие три года мы для вас и отец, и мать, и бог, и царь.

— Кто отец, кто мать из вас?

 

Слышь, ты, вообще-то здесь щенков бить не принято, но, если они из породы борзых, то можно. Ещё что-нибудь тявкнешь, хвост оторву.

 

— В этом году в нашем училище поступило на двадцать человек больше. К концу месяца баланс должен быть восстановлен. Кому-то придётся расстаться с формой. Очень бы не хотелось, чтобы кто-то из нашего взвода попал в этот список.

— А можно в этот список записаться?

 

— Какое у тебя может быть дело к моей подруге?

— А вот это, старичок, уже не твоё дело, какое у меня к ней дело.

 

— Товарищ дежурный, меня девушка ждёт.

— И давно она тебя ждёт?

— Десять минут уже.

— Моя девушка меня уже третий год ждёт. Слушай, она у тебя красивая?

— Ну да.

— Ну-ка опиши.

— В смысле?

— Ну, я же должен знать, к кому я тебя отпускаю.

— Ну, как ну, у неё волосы, глаза.

— Супер, наверное, ещё руки по бокам висят.

 

Не понял, это чё за шлагбаум, чё рулевой заклинило?

 

Синицын у Левакова проверяет английский.

С: Удовлетворение?

Л: Satisfucktion

С: Ну fucktion тоже удовлетворение приносит, но правильно satisfaction

 

Синицын спрашивает у Перепечко:

С: Ты Левакова не видел?

П: А зачем он тебе?

С: (выходя из себя) Детей от него хочу!

П: (невозмутимо) Тогда нет.

 

— Что случилось, Макаров?

— Ой, не знаю, товарищ майор, живот прихватило.

— Рожаешь, что-ли?

 

Я не дирижёр, и в руках у меня не дирижёрная палочка, да и вы не хор Пятницкого.

 

Суворовец, Перепечко, потрудитесь принять перпендикулярное положение.

 

— Кто знает, куда он собирался? То есть он вообще никому ничего не сказал? С кем он спит? Отставить смех. Вам бы только скалиться. Я спрашиваю, у кого койки рядом с ним?

— Суворовец Синицын.

— Суворовец Сухомлин.

— Вас он тоже в свои планы не посвятил?

— Так точно.

— Никак нет.

— Не понял.

— Так точно, не посвятил.

— Никак нет, не посвятил.

 

— Ну что, допрыгались? Кто бросал? Я спрашиваю, кто у нас террорист-народоволец?

— Михайлов и Желябов.

— Молодец, суворовец. Где они?

— Кто?

— Михайлов и Желябов. Где?

— Так, умерли, наверное.

— Не понял.

— Ну они когда ещё на царя покушались.

 

— Может, салом возмёшь?

— А на счёт я что положу, сало твоё?

 

— Ну, заяц, ну прекрати.

— Зачем ты?

— Ты же сам сказал прекрати.

— А ты чё, заяц?

 

— Вот, блин, на самом интересном месте слюни текут.

— Меня не забрызгай.

 

— Печка, единственный, кого я люблю это ты.

— В каком смысле?

— Расслабься, в платоническом.

 

— Что у тебя в тумбочке мишень делает?

— Ну как, на память, там же хороший результат.

— А, если у тебя в анализах будет хороший результат, ты их тоже будешь в тумбочку складывать?

 

— Да, Калашников это так, скорострельность не очень, вот M16 класс.

— Это кто у нас такой знаток?

— Суворовец Сухомлин.

— А что, суворовец Сухомлин стрелял у нас из Калашникова и M16?

— Так точно.

— А из чего ещё стрелял суворовец?

— Ну, там гранатомёты, да много из чего.

— Слушай, а мы с тобой, случайно, на камбоджийской границе не встречались?

— Никак нет.

— Тогда где— же ты мог из всего этого стрелять?

— Ну в Counter Strike.

 

— Сухомлин, почему у вас ствол гуляет вверх-вниз?

— Так, тяжёлый, товарищ майор.

— Да уж, потяжелей компьютерной мышки.

 

Дерьмо не трожь, вонять не будет.

 

— Нет, Полина баба красивая, это я понимаю. Но ты, взрослый мужик, боевой прапорщик, додуматься звонить и в трубку дышать.

— Случайно так.

— Пятнадцать раз случайно!

 

— Первый ряд у нас будет дамами, а второй ряд кавалерами. Быстрее, пожалуйста, урок идёт.

— Слыш, Сухой, ты куда щемишься, ты же всегда в первом ряду стоял.

— А я не хочу бабой быть.

— Сухомлин, вам же сказали дамы, а не бабы.

 

А чё такая птица на свободе? Клетку забыли закрыть?

 

— Ты в субботу в городе был?

— Вообще то был.

— В каком городе?

 

— Перепечко, вы уже всё сделали?

— Так точно.

— Тогда зачитайте нам всем свои антонимы.

— Внимательный-невнимательный, уравновешенный-неуравновешенный.

— Ага, я смотрю у вас всё как-то… вы не особо напрягались. Значит, достойный-недостойный?

— Никак нет, не угадали. Достойный-отстойный.

— Какой?!

— Отстойный.

— О, господи. О, великий и могучий.

 

— Я учил, честно.

— Не сомневаюсь.

— Я вчера всё знал. У Макарова спросите.

— Спросим, и у Макарова спросим.

 

— Мы на автоматах не играем.

— Нормально разведка работает.

— А ты думал? Давай, колись, на сколько ты влетел?

— Да я никогда не влетаю, я в плюсе всегда.

— По-моему, ты сейчас в другом месте.

 

Слыш, лети на свой аэродром, пока тебе шасси не открутили.

 

Суворовец Трофимов, раздайте тесты.

— Что, первый вопрос питаются ли крысы телефонами? Что вылупился? У меня сыра нет, понял.

 

Сухой кинул в Синицына учебник.

— Что, заняться нечем?

— Ты это кому?

— Я это тебе.

— Так, ребят, что между вами тут грохнуло?

— Да, Макар, ничего не грохнуло, это, вон, мышеловка захлопнулась.

— Козёл.

— Блин, придурок.

— Ты задрал меня, понял? Ещё раз вякнешь что-нибудь в мою сторону…

— Да, и что будет?

— Увидишь.

— Может, сейчас и посмотрим, а? Давай, покажи свой фирменный удар «Крыса машет хвостом».

 

Синицын схватил Сырникова.

— Ах, ты сука.

— Тихо, тихо. Я всё понял, убедил меня. Вот, ты также всех своих друзей возьмёшь, хоп, за шкирочки по очереди и они тебя тоже поймут.
Сырников уходит.

— Подожди, тебе что от меня надо?

— Понимаешь, молчание — золото, но я могу и подешевле отпустить.

 

Мне кажется, самый главный выбор у мужчин и женщин — это выбор второй половины. Ну, так сказать, партнёра по жизни.

 

Суворовец, говорите мне, зачем вы украли телефон?

— Мне деньги нужны были.

— Смотрите, какая оригинальная версия, кто бы мог подумать.

 

— Разрешите идти?

— Беги.

 

Эй ты, дядя, совсем страх потерял?

— А в чём дело?

— Ты куда клешни свои поганые суёшь?

— Юлька, кто это?

— Кто надо. Тебе говорят, грабли убери свои.

 

— Что там такое? Синицын?

— Ничего, товарищ майор, стул упал.

— Стул или вы?

— Да, стул и он.

 

Реакция есть, дети будут.

 

— Это раньше компьютер воспринимали как роскошь. Сейчас ни в одной цивилизованной деревне без него корову не доят.

— Почему? А у нас в коровниках нет компьютера.

— Тебе же сказали в цивилизованной, Печка.

 

— Печка, а про что это «Кадеты»?

— Ну, про кадетов.

— Спасибо, объяснил.

 

— Давай, хотя бы идею дай, че Мухе подарить?

— Дихлофос ему подари, он же любит, когда его плющит.

 

Макар, подожди. Вам тут, что баб по выходным привозят, что ли, или вы друг друга?

 

— Эй, кто меня замочил?

— Замочили, лежи не вякай.

 

— Ну, а у тебя, Трофимов, что с лицом?

— А, это в увольнении. Троллейбус резко затормозил и бабушка случайно локтем.

— Локтем?

— Так точно.

— А ну-ка руки покажи. Показывай, показывай. Я смотрю, ты бабушке не хило ответил.

 

— Да, время летит.

— Летит, так точно.

— Не так точно, а так грустно.

 

— Пап, я не могу врать.

— Как?! А как ты дальше жить собираешься?

Третий сезон

 

— Алекс Юстасу, второй уснул.

— Третий уснул.

— Четвёртый уснул.

 

— Ты лучше ко мне не лезь.

— А я тебе баба, чтобы к тебе лезть?

 

Сейчас весна, тепло, вот всякая гниль и вылезает.

 

Рад, наверное, только что хвостом не машет.

 

Если бы я был бабой, отбил бы тебя у Анжелки.

 

— Так, Трофимов, чем занимаешься?

— Да, так ничем.

— Я вижу ничем, по-моему, своё карманное хозяйство проверяешь.

— Никак нет.

 

Да у тебя на вторую неделю позвоночник в трусы высыплется.

 

— Трофим, а ты-то куда собрался?

— Ну, как куда? Опять в буфет.

— Да, это-то понятно, ну, а в анкете ты что написал?

— А, в анкете… заявление написал.

— Какое ещё заявление?

— Ну, как в буфетно-коржиковые войска и чтобы сразу на передовую.

 

— Лёха, а у тебя с баблом как?

— А что, на операцию собираешь?

— На какую ещё операцию?

— На липосакцию.

 

А вы локаторы настроили и вперёд.

Расскажите своим друзьям: