Цитаты из фильма «Интервенция», 1968

«Интервенция» — художественный фильм, театральная пародия-буфф по пьесе Льва Славина.

Цитаты

— Эта девушка – моя невеста.

— Она тоже так думает?

— Ай, какие девочки. Интересно, какие же у них мальчики.
(Бандит) – Наша работа – это тяжёлая работа. Особенно когда целый день работаешь. Поэтому противно , когда плохо поют. Разве бандиты так поют? Певчие в синагоге так поют.

— Месье так хорошо знаком с жизнью бандитов, может быть, он покажет нам, как поют бандиты.
— Вы просите песен? Их есть у меня!

 — Разве бандиты так поют? Певчие в синагоге так поют.
 — Месье так хорошо знаком с жизнью бандитов, может быть, он покажет нам, как поют бандиты.
 — Вы просите песен? Их есть у меня!
 — Будешь мне голову крутить, я тебя сразу не узнаю!
 — Не бери мене на гец!

 — Не играй мне на характер!

 — А ну канаем отсюда, бистро.
 — Ну что ты стоишь с таким видом, будто у тебе запор?
 — Ну что вы будете делать в этой бездушной Европе?
 — Контрразведка — это белая комфортная комната, в которой сидит чистый интеллигентный человек в белом халате и очень вежливо разговаривает (Полковник и Женя Ксидиас, дуэтом).
 — Не волнуйтесь! Это налётчики грабят прохожих.
 — У белой армии есть более важные задачи, чем возвращение пропавших брюк неудачникам.
 — Регулярная армия — это прекрасно. Это что-то особенного! (С. Юрский).
 — Так она наша? А мы думали, она больная! (Французские солдаты о Саньке).
 — Кому нужны ваши фунты? Предложите советские — я возьму.
Налётчик:

 — Эй, аптекарь, дай мне опиум. У меня понос.
 — Наконец-то я вижу человека с нормальной болезнью. Рецепт [наган], я вижу, у вас есть.

Аптекарь:

 — Куда девались старые добрые болезни? Где ишиас? Где геморрой? Уже три года, как я не видел анализа мочи. Люди перестали интересоваться своей мочой! Они интересуются политикой. Ничего хорошего из этого не выйдет.

Аптекарь:

 — Зачем вам травиться? У вас есть револьвер, стреляйтесь!.. Вам всё равно, а мне меньше хлопот.

 — Дай мне смерть лёгкую, как поцелуй сестры!
 — Тогда я посоветую вам хорошую селёдочку с луком.
(В аптеке)

 — Что это?
 — Это кураре.
 — Возьмет ли меня кураре?
 — Об чём разговор…

Банкирша Ксидиас:

 — Вашей партии и лично товарищу Бродскому нужны деньги. Сколько вы хотите, чтобы отпустить Женю из коммунистов? Сто рублей хотите?
 — Я смеюсь с вас, мадам. За мою голову назначено вознаграждение — несколько тысяч рублей. Так неужели мальчик из приличной буржуазной семьи стоит дешевле, чем голодранец-большевик?

 — Зачем вам дети чужого класса? Рабочие плодовиты.
 — Мадам, вы не мать: вы урод. Ваша любовь к сыну не простирается дальше двухсот пятидесяти рублей.
 — Или у нас есть щас приличных бомб?
 — Да боже ж мой!
 — На него донёс и он, и его мать. Это семья.
— Все лезут в Напольёны. Нельзя по улице пройти от Напольёнов. Я тебе скажу по секрету: я сам хочу стать Напольёном.
 — Революция тебя обмишурила, контрреволюция тебя обмишурила, родная мать тебя обмишурила. Один я тебя не обмишурил.
Женя Ксидиас:

 — За пять процентов ищи себе другого Мурата!
Главарь налётчиков:
 — О, я слышу голос не мальчика, но мужа.

 — У счастливчиков любовь кончается триппером. У тебя она кончится петлей.
 — Власти приходят и власти уходют, бандиты остаются. Оставайтесь. Мы ещё будем взламывать и взламывать…
 — Где? В ко-о-перативах?
Мишель Воронов:

 — Сейчас начнется допрос. Следователь сперва будет ласков. Он предложит папиросу. Потом предложит жизнь. Папиросу можно взять. А от жизни придется отказаться. Жандармы не изобретательны в философии, зато они изобретательны в другом.

 — Сожалею, но за этих двух мы уже заплатили.

Расскажите своим друзьям: