Цитаты из фильма «Филипп Траум»

«Филипп Траум» — телевизионный художественный фильм от режиссёра Игоря Масленникова, снятый совместно советско-чешскими кинематографистами по заказу Гостелерадио СССР. По мотивам повести «Таинственный незнакомец» Марка Твена. Состоит из двух серий. Также был перемонтирован для показа в кинотеатрах под названием «Хроника Сатаны-младшего».

 

Фейертаг: В борьбе с дьяволом всякое беззаконие законно, и в таких случаях правильно не соблюдать правила.

 

Сатана: Одни носят за пазухой камень, а другие — книгу.

 

Теодор: Но она сама призналась, под пытками.
Сатана: Призналась не женщина, а её боль.

 

Теодор: Вы очень свободны — это опасно.

 

Все мы в детстве были ангелами. Это уж потом жизнь делает из нас страшилищ.

 

Сатана: Деньги, Питер… И всё это вместо интересной беседы.

 

Сатана: Род людской ничтожен и неисправим, ни одно доброе дело не остаётся у вас безнаказанным.

 

Скоро ты вырастешь и сам поймёшь, что человеку нужно очень много мужества.

 

Я заранее населяю Рай многими достойными людьми, и вы окажетесь в очень весёлой компании.

 

Теодор: Сударь, вы не Сатана, раз вы призываете к бесстрашию и правде.
Сатана: Бесстрашие и правда часто служат не только добру. Чтобы это понять, тебе может не хватить целой жизни.
Николаус: Значит, можно попытаться жить быстрее.

Сатана: Интересная мысль. Как ты себе это представляешь?
Николаус: Очень просто: вот птица может лететь быстро или медленно, или река течёт то быстро, то медленно. Значит и человек может жить быстрее или медленнее.
Сатана: Не надо пытаться жить быстрее, Николаус, мой тебе совет.

 

Сатана: Фиерлим Бримбрейкера не существует, я его придумал сам. Но он ведь вполне мог существовать. А вот старая Нарр существовала, а теперь её нет. Видишь, как странно у вас, у людей: то вы есть, то вас нет; то существуете, то не существуете. Поэтому, в сущности, какая разница?
Николаус: Значит, вы не любите людей?
Сатана: А они себя любят?

 

Сатана: А как летает птица?
Сеппи: Машет крильями.
Сатана: Нет, Сеппи. Она набирает полную грудь воздуха и смотрит вдаль — без этого она не сможет полететь.

 

Сатана: Ненависть — оборотная сторона страха.

 

Сеппи: А Фиертаг кого-нибудь боится?
Сатана: Нет. Он боится, что однажды люди его перестанут бояться. И тогда он опять превратится в обыкновенного господина Фиертага — вполне скучного, унылого субъекта.

 

Сатана: Камни это рвение от невежества.

 

Теодор: Я не хочу жить среди людей.

 

— Если ты вздумаешь развязать узел предопределения, то затянешь узел на своей собственной шее.

— Если судьба человека предопределена, тогда человек ничтожен на этой земле.

 

Чудес не бывает, мальчики, бывает только судьба.

 

Господи, до чего мне всех вас жалко. Оставайтесь тут со всеми вашими скучными судами, унылыми кострами, со все вашей ненавистью, которая затопила души ваши и сердца. Я не вижу человеческих лиц. Куда девались нормальные добрые человеческие лица?

 

— Рай для одного — это Ад.

— Но ведь Рай для всех это тоже Ад.

 

Теодор: Вы всегда правы — на вас опасно сердиться.

 

Теодор: Прощайте, сударь. Мне вас жаль. Я желаю вам когда-нибудь хорошенько помучиться любовью к людям.

 

Теодор: Если нельзя спасти всех, надо попытаться спасти хотя бы одного.

Таинственный незнакомец

Ещё по теме:

Расскажите своим друзьям: