Цитаты из фильма «Братва и кольцо»

«Властелин колец: Братва и кольцо» — деконструированная переводом Гоблина первая часть фильма-трилогии Властелин Колец «Властелин колец: Братство кольца» .

… И в это кольцо он засадил всю свою жестокость, злобу свою засадил, детские комплексы, ну там привычки нехорошие и всё такое… Вот такая вот загогулина.
Голый: Милиция, пещерку выставили!
История стала легендой, легенда — фарсом. А потом уже и анекдотов насочиняли.
Три раза по 20 лет спустя.
Пендальф: Да я вообще люблю Новую Зеландию, природы тут красивые!
Пендальф: Начальники никогда не опаздывают, Фёдор Сумкин, и рано они тоже не приходят, они приходят строго тогда, когда считают нужным!
Пендальф: Всё воруют да кидают, режут друг друга да вешают… В общем, идёт нормальная цивилизованная жизнь. Макдональдсов везде понастроили. Что-то у вас их, кстати, не видно. Что не может не радовать.
 — Пендальф, а ну жахни!
Пендальф: А, это ты чё, про дракона, которого мы с твоим дядькой по пьяни в зоопарке задушили? Это всё он. Я только клетку открывал и за хвост держал! Ну ты же знаешь, я не при делах.
Фёдор: Прокурору расскажешь! Знаем мы вас, пацифистов!
Бульба: Сказано ведь, местов нет, хата не резиновая! Даже в сарае койку не сдам!
Пендальф: А если за баксы?
Пендальф: Хочу чаю, аж кончаю!
 — Бульба, зацени, дракон!
 — Быть того не может, Пендальф последнего в зоопарке задушил!
 — Угощайтесь, гости дорогие, на базаре всё сейчас так дорого!
Бульба: Моё кольцо! Хочу — отдам, хочу — золотые зубы вставлю!
Пендальф: Я тебе и так денег на зубы дам, хоть в три ряда вставляй, как у акулы!
Пендальф: Не зли меня, крысёныш!
 — Придумай себе имя нормальное. Иванов, например. Хотя какой, нахрен, из тебя Иванов.
Пендальф: Что там написано, Фёдор?
Фёдор: Фигня какая-то, кажись Made in China!
Пендальф: Я так и знал!
 — Надо обратиться к Марксу. Пороюсь в первоисточниках.
 — Пендальф, я не понял, я чё, типа крайний?
— Нет, Фёдор
— Или я типа рыжий?
— Хочешь, я тебе его дам поносить?
— Не искушай меня, Фёдор! Ибо необуздан я в желаниях своих. А ну как начну добро причинять налево направо, пользу наносить да ласкам подвергать, все силы на любовь потрачу! И кто тогда будет зло забарывать?
Как говорил дружище Мюллер: «Здесь нет пустяков, особенно в таком деле, как это».
Сарумян: Мы тут с тобой серьёзно отстали от жизни… Сейчас рулят танковые клинья и ковровое бомбометание. Ну и тактическое ядерное оружие, конечно.
Пендальф: Гриб Саурона?
Сарумян: Да! Это оружие называется «гриб Саурона»!
 — Видео-чат — опаснейшая штука!
— С какого перепуга? С чего это нам бояться интернета?
— Да мало ли куда по ошибке законектимся! Откуда знаешь, кто с той стороны подглядывает?
 — Я вас категорически приветствую!
— Симметрично!
 — Мистер?
— Бонд, Джеймс Бонд.
Агроном: Это конные эсэсовцы. Когда-то были нормальными бюргерами. Саурон собрал из них зондеркоманду. Каждому дал коня, саблю, бурку и патроны — бесконечные патроны! А потом пустил беспредельничать. Теперь они себя зовут назгулами — полные отморозки! Никаких понятий. Деньги отбирают, кольца, сережки, даже зубные коронки выдирают начисто!
 — У хорошего джедая лезвие светится синим, а у плохого — красным.
 — Мы крепко влипли, причём в основном — ты. И честно говоря, я тебе, Фёдор, не завидую.
 — Мужик, ты хоть адрес-то знаешь?
— Бейкер-стрит, 221B, Сеня, дом агента Смита.
 — Я должен принять ванну и выпить чашечку кофе!
— Ну ты губу то не раскатывай! Ванна, кофе… может, тебе ещё вина красного да бабу рыжую?!
— Да, в общем, и ты сгодишься.
Сарумян: Халима, Балима, Саурон! Испрашиваю коннекта по секретной выделенной линии. Логин — мутный глаз. Пароль — спаси господи.
 — Фёдор, я — Арвен. Передаю по буквам: Анна, Рая, Вера, Елена, Нина.
 — Фёдор, может хоть ты знаешь, где взять коды к компьютеру Зиона?
Пендальф: Свезло тебе, Фёдор. Ещё немного — и в твоём доме заиграла бы музыка, но ты бы её не услышал, дорогой мой хоббит.
 — Чё за ботва, Пендальф? Ты чё стрелу задинамил?
— Извиняй Фёдор, попал в пробку. Штопором.
 — Контра недобитая! Кулацкий подпевала!
 — Умею разжигать костёр с одной спички. Только спички нужны гондурасские.
 — Я тоже хочу новые кроссовки, красный галстук, саблю, барабан и щенка бульдога!
 — Да тут красиво, как в метро Автово!
 — Худенький, щёки ввалились, во лбу жилка синяя бьётся.
— Зато резкий, как понос… Ему палец в рот не клади… да и ничего другого тоже не клади.
 — Он после комы — пойдёт куда скажут.
 — Враг не дремлет. В чёрном-чёрном королевстве, чёрном-чёрном городе, в чёрном-чёрном доме, в чёрной-чёрной комнате живёт чёрный-чёрный старик в белом-белом халате.
 — С мордовских рубежей поступают тревожные сигналы. Мордовская хунта готовит акт агрессии. Кого бы ещё подтянуть на нашу сторону? Гномов или, наоборот, прибалтийские республики? Опасаюсь, быстро у них, как обычно, ничего не получится.
— Это Агроном, сын Агропрома, король Гондураса.
 — Людей? Это жалкие, ничтожные личности. Всех остальных считают тупиковыми ветвями развития. По-моему, от них больше вреда, чем пользы.
 — Обними, как Ромео Джульетту! Помнишь, как у них было?
 — Я токо «Каштанку» читал, хочешь, за жопу укушу?
 — Игла лежит в яйце, яйцо в дятле, дятел в зайце, заяц в хрустальном гробу на дереве, а деревьев там — тьма! И все в гробах!..
 — Жрать хочет, голодный… Будет ходить кругами, пока не найдёт больного или старого. Потом отобьёт его от стаи и порвёт, как грелку, и сожрёт.
 — Знаешь в чём сила, брат? Сила в добре. А добро можно делать только с чистыми руками, холодной головой и горячим сердцем.
 — Добро всегда побеждает зло! Уголовный кодекс надо читать, там добро всегда побеждает!
— Чё ж твоё добро, побеждает, побеждает, а победить никак не может?
— Произошла типичная подмена понятий. Ты не путай тёплое с мягким. Добро победит в перспективе, в отдалённом светлом будущем. Вот тогда настанет гармония и полная умиротворённость.
 — О, нам кажись наверх!
— Типа вспомнил?
— Нет, просто там не так смердит от твоих немытых лап.
 — Бронежилетка из шкуры с жопы дракона.
 — Пойдём прямо и прямо, пока не упрёмся!
 — Специально обученные военные дятлы.
 — Думаешь, обманул папу Сарумяна?! Высоко сижу, далеко гляжу!
 — Там темно, сыро, крыс полно и дерьма местами по ноздри. Там постоянно тусуются урки и гопники, и ещё кое-кто зажигает…
 — Граждане, назад дороги нет, придётся пробираться через калоотстойники. Так что поосторожнее, урки гадят где попало, можно крупно вляпаться.
 — Уболтал, чертяка языкастый.
 — Шахтёрский ребус?
 — Скажи «пароль» и проходи. А как по-эльфийски «пароль»?
— Дер пароль! *дверь открывается*
«Спи спокойно, старый товарищ Балин, вечный шахтёр-стахановец».
 — Что это?
— Бандерлог, призрак коммунизма. Давно тут бродит.
 — Гендальф, это не коммунизм, это Диабло первый!
— Нет! Диабло второй.
 — Тикайте, хлопцы! I’ll be back!
 — Фига! Они привели муми-тролля!
 — Да это же настоящий Quake!
Пендальф: Всем стоять, трамвай, прижаться вправо!
Гиви: Говорят живёт тут один баба. Кто говрит — колдунья, кто говорит — нимфоманка. Кличка — Электродрель.
Гиви: Нас коротышек голыми руками не возьмёшь: глаз как у собаки и нюх как у орла!
 — На такого как ты, она даже за мешок картошки в голодный год не позарится.
Агроном: Здрасьте девчонки. Попить не дадите? А то так есть хочется, что переночевать негде!
Электродрель: Сдаётся мне, старикан остался на предыдущем уровне. Не вешать нос, пацаны, утро вечера мудренее. А сейчас все в душ. Кофе, сигара и рюмка ликёру, кто хочет — мартини с водкой, смешать, но не взбалтывать.
Электродрель: Не будем кривляться — колечко-то козырное. (входит в раж) Эх, я бы развернулась! Землю — крестьянам, фабрики — рабочим, от каждого по способностям, каждому по потребностям! Была бы я строгая, но справедливая, как Лаврентий Палыч или даже как Иосиф Виссарионович! (приходит в себя) Во меня заколбасило конкретно! Нет уж, ты его себе оставь, у меня своих колец навалом. Я лучше так и буду — Электродрель.
Фёдор: Я не трус, но я боюсь!
Электродрель: А ты не думай! За тебя партия думает.
Электродрель: Я дарю тебе лампочку Ильича, не забудь вкрутить её куда надо и повернуть выключатель.
Сарумян: Урками становятся эльфы после отсидки, чьи матери курили во время беременности, и кого в детстве били пьяные родители.
Гиви: А днём там ещё хуже. Кругом болота, комары с кулак, хоботки как карандаш, летит, звенит, ухи от него закладывает.
Агроном: (Гиви) А кому щас легко? Отдыхай нерусский.
Гиви: Отдохнёшь с вами, собаки гяурские!
Баралгин: У нас все работают… Может, тоже чем-нибудь займёшься? А, Фёдор? Ты не рановато задембелевал, а? Думаешь, все тут тебе обязаны? Будь уверен, это не так. Пойми, Фёдор, коллектив может от тебя отвернуться.
Фёдор: Ничего не могу с собой поделать. Я начальник!
Баралгин: Начальник? Над кем? Мы не рабы, рабы не мы, Фёдор. Если ты плюнешь на коллектив, то коллектив утрётся, но если коллектив плюнет на тебя, ты утонешь.
Фёдор: Хошь колечко поносить?
Агроном: Ты чё ж городишь, щусёнок. Тебе ж его до Мордвы нести.
Фёдор: Не говори никому, Ара, не надо.
 — Фёдор сдриснул!
Пендальф: Как говорится — взялся за гуж, не говори, что ингуш.
 — Фёдор, не заводи баркас, взорвёшься!
— Нет, Сеня, я на веслах пойду.
Логоваз: Поторопились, нато было с него саппоги снять.
Агроном: Хватайте свои сидора, пойдём налегке!
Властелин колец: Две сорванные башни
Властелин колец: Возвращение бомжа

Расскажите своим друзьям: